...Декабрь, аэропорт Иркутска. Наталья и Владимир Борисовы ищут стойку регистрации московского рейса. Домой супруги летят с приемными дочками.

«Я тогда посмотрела на них, и вдруг словно наступила тишина, как будто исчезли самолеты, пассажиры, чемоданы, тележки, — вспоминает Наталья. — Я видела только девочек — сестренок, которые обе родились с глухотой, жили в неблагополучной семье, потом в детском доме… Они летели на другой конец страны – в неизвестность, доверились нам — незнакомым, по сути, им людям. О чем сейчас думают, мечтают, чего боятся? Так защемило сердце…»

Наталья и Владимир с Наташей и Ксюшей в аэропорту Иркутска.

У Натальи и Владимира три кровных сына. Тимофею 20 лет, он заканчивает обучение в колледже прикладного искусства им. Строганова, скоро пойдет в армию. Вениамину – 17, он учится в колледже связи. Младший — Назар, ему почти 11 лет, закончил 4 класс.

Наталья рассказала о том, как видеоанкета, созданная фондом «Измени одну жизнь» познакомила и соединила друг с другом десятки людей в разных городах, чтобы у двух девочек из Сибири появилась большая и любящая семья, чтобы они смогли не только вырваться из детского дома и увидеть мир, но и научиться слышать его.

От мечты — к действиям

Решение стать приемными родителями зрело в нас с мужем довольно долго… Кода у нас родился второй наш сын, мы встретили девочку из приюта. Она очень тронула наше сердце, нам было очень жалко ее.

Похоже тогда и появилось желание сделать маленького человека, попавшего в беду, счастливым, подарить заботу. Но, будучи ответственными взрослыми, мы понимали, что у нас нет ресурсов в данный момент.

Читать также — Вы готовы принять особого ребенка? 10 вопросов для самооценки

Мы тогда жили в Киргизии. Потом переехали в Москву, устраивались на новом месте. Появился младший сын, и мечта стать приемными родителями снова отодвинулась. Мы понимали, что для такой большой семьи нужны финансы, возможно именно это на тот момент останавливало нас.

Когда мы думали о приемстве, мечтали взять в семью двух сестер. Сыновья у нас уже были. Родителями мы уже почувствовали себя в полной мере. Теперь понимали, что можем помочь…

Ксюше и Наташе в Иркутске искали семью — предлагали взять детей на гостевой на время каникул. Сестренки специально фотографировались для этой акции. 

Идея принять в семью детей у нас с мужем появилась обоюдно. Сложно сказать, кто был инициатором. Мы двигались вместе, в одном направлении, поддерживая друг друга. Тем более, на это у нас ушло примерно 12 лет.

Читать также — 5 навыков будущих опекунов и усыновителей

От мечты к действиям мы перешли резко. В один момент решили: пора уже что-то делать. Записались в ШПР в Зеленограде. Получили сертификаты и около полугода пересматривали финансовые возможности своей семьи.

После окончания ШПР были огромные пробелы в понимании темы сиротства и приемства, и мы начали «копать».

«Девочка, есть братья или сестры, возраст 12 лет»

Сайт фонда «Измени одну жизнь» стал для нас основным источником информации. Мы пересмотрели все ролики, в которых приемные семьи рассказывали о себе. Читали истории, блоги… Это для нас было очень ценно!

В ШПР к нам на занятия приглашали двух приемных мам и одну приемную девочку-подростка. Для нас они были людьми с другой планеты, героями, чем-то недосягаемым! А вот когда мы смотрели видео о приемных семьях на сайте фонда «Измени одну жизнь», нам становилось не так страшно, мы понимали, что приемные родители – такие же люди, как и мы. Огромное спасибо за это фонду!

Подошло время, когда мы стали искать детей. Для начала (по рекомендации ШПР) мы поставили для себя ограничение в возрасте от 5 до 7 лет. Искали в разных базах данных. И вот, опять в «Измени одну жизнь» мы стали просматривать видеоанкеты детей. Если честно, ролики терзали мое сердце, я понимала, что все эти дети нуждаются в родителях, но, я не смогу помочь всем…

Читать также – Четыре главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Внесли в поисковую строку данные: «Девочка, есть братья или сестры, возраст 12 лет» (о таком крайнем возрасте мы договорились с мужем после долгого размышления) и продолжили искать.

Первым наших девочек увидел мой муж. Прислал мне анкету (я была на работе), спросил, что я думаю. Я сказала, что девочки милые, но они ведь не слышат! Муж даже не обратил на это внимания! А еще возраст Ксюши был 12 лет, а Наташе уже исполнилось 15.

Что «зацепило»? У нас нет ответа. Как спрашивают, «екнуло»? Наверное, нет, но мы стали очень часто просматривать ролик именно наших девочек. Больше никого не смотрели.

В видеоанкете было сказано, что девочки живут в мире тишины. Мы стали изучать, размышлять, что за мир тишины такой. Стали думать, как мы справимся с еще двумя подростками. Среднему сыну на тот момент было 15 лет, старшему 17. Четыре подростка дома! Нас в ШПР готовили быть родителями маленьких приемных детей и даже настаивали на этом.

Видеоанкета — мостик в сторону ребенка

Очень запали в сердце заключительные слова в видеоанкете о том, что девочками нужны «внимательные и мудрые родители». Сможем ли мы стать такими родителями для девочек? Просматривая анкету вновь и вновь, мы запоминали, как девочки двигаются, как реагируют на тех, кто говорил за кадром, рассматривали, есть ли у них сережки, думая о подарках, которые можем приготовить для них, какого цвета у них глаза…

Разглядывали, есть ли у них слуховые аппараты. Вслушивались в слова, которые характеризовали наших девочек, пытались понять характер. Удивительно, но, характер Ксюши очень четко описали, даже сейчас, она во многом не изменилась.

Читать также — Как мы создаем видеоанкеты

Я очень благодарна фонду за видеоанкеты. Особенно они важны для детей с особенностями. Это как мостик, как трамплин в сторону ребенка.

В гостинице Иркутска — Наташа и Ксюша с приемными родителями перед отлетом в Москву.

Иногда становилось стыдно, что мы, взрослые сидим, вот тут, и как на базаре выбираем детей. Но, для родителей это огромная ответственность, поэтому этап выбора был важен для нас!

Жестовый язык учили вместе с сыновьями

Видеоанкету мы увидели примерно в августе. Стали проходить медкомиссию и собирать документы для опеки. Начали учить жестовый язык вместе с сыновьями, знакомились с замещающими семьями с подростками, у нас  появилось несколько знакомых, у которых были глухие дети. Сообщили своим родителям о девочках. К концу сентября мы встали на учет в опеку и получили разрешение быть приемной семьей.

Читать также — 4 мифа о слабослышащих и глухих детях

В анкете было указано, что обе девочки из Иркутской области. Мы просматривали в Интернете, где есть детские дома и школы для глухих детей. По огромной случайности нам посчастливилось познакомиться с волонтерами из далекого для нас Иркутска. Они сыграли огромную роль в нашей жизни и помогли на пути к девочкам.

Мы позвонили в опеку Иркутска и рассказали о желании взять Наташу и Ксюшу в семью. Оператор на том конце линии сказал: «Приезжайте, познакомим».

Мы не могли ехать. Мы не были уверены, уже не в себе, а в девочках. Подростки, глухие, захотят ли к нам, в большую семью, так далеко от родного города?

Нам пошли навстречу. Дали телефон директора детского дома, где были девочки. Я понимаю, что детские дома бывают разные. Опеки бывают разные. Нам очень повезло!

Первый скайп

Поговорив с нами, директор пообещала спросить у девочек, хотят ли они общаться с нами. Наташа и Ксюша захотели. Руководство приняло решение устроить нам видеоконференцию по скайпу.

Мы увидели наших девочек! Мы плакали. Мы почти не понимали друг друга. Наши девочки издавали звуки и смеялись. Их речь не была мне неприятна, а я сначала беспокоилась об этом.

Наше общение было похожее на игру в ассоциацию, интуитивно догадывались, о чем речь. Время пролетело очень быстро. Так в присутствии методиста и психолога мы общались еще несколько раз, потом нас оставляли наедине. Примерно месяц мы общались с девочками. И они обе дали заочно согласие на то, чтобы мы их забрали.

В начале декабря мы полетели с мужем в Иркутск за Наташей и Ксюшей. Нас встретили волонтеры, которые активно помогали нам все это время. В понедельник к началу работы опеки мы были уже у дверей. Очень нервничали и переживали.

Но не было никаких проблем! Детей готовы были отдать нам прямо сразу. Мы взяли направление в детский дом. По дороге муж купил девочкам по розе.

Муж подарил розы девочкам

Вот мы в детском доме. Завели в кабинет директора. Набежали люди. В кабинете директор, методист, медсестра, психолог. Последние вопросы к нам. Готовы увидеть девочек? Да!

Привели наших девочек. Наташа волосы распустила, платье надела. Ксюша волосы собрала в хвост, в юбочке и блузке. Мы встали, а они бросились к нам в объятия.

«Вова, какие они маленькие», — сказала я. Пахло от них так вкусно. Муж подарил розы девочкам. Мы стали общаться в присутствии посторонних людей, не замечая никого. Постепенно в кабинете остались только мы четверо и директор. Было очень трепетно, волнительно.

Первая встреча с дочками.

Потом нас повели «в семью» к девочкам. Детский дом был разделен  на семьи, в которых жили девочки и мальчики  разных возрастов с воспитателем.

У девочек была обычная комната, в которой 4 кровати и огромный шкаф, но почему-то не было штор. Наташа и Ксюша показали нам все свои рисунки, грамоты, тетради. Пока мы общались с ними, к нам несколько раз заходила воспитатель, мы познакомились с друзьями девчонок.

Смотреть вебинар — Первая встреча с ребенком. Ведущая — психолог Катерина Демина

Я уже не помню, в какой момент выяснилось, что наши дочки раньше не ходили в школу, язык жестов не учили, и только год как они стали посещать занятия в школе. Слуховыми аппаратами дети не пользовались.

Ксюша в свои 12 лет училась в нулевом (!) классе. Наташа умудрилась перейти в 4 (!) класс в свои 15 лет. Не знают слов, не знают речи… Мы были в глубоком шоке. Нас, конечно, не останавливало это, только перед нами вырастали огромные задачи.

Детский дом — это не дом для детей

Детский дом нас не шокировал. Мы были как будто в трансе. Но два года спустя я стала вспоминать, как я не любила помещения садика и школы, мне было очень одиноко среди большого количества людей. И сейчас я понимаю, как одиноко ребятам в детском доме, каким бы хорошим он не был.

Я ничего не могу сказать плохого о том детском доме, откуда забрали мы наших девочек. Это было второе учреждение, в котором они жили. Из семьи их забрали в детский дом в Иркутской области, но в нем не было возможности обучать глухих, поэтому их перевели в Иркутск.


Они учились в школе для глухих, а жили в детском доме. Нам очень повезло, с директором детдома мы переписываемся до сих пор, хотя во время нашего общения она была достаточно строга. Я отправляю ей фотографии, а она постоянно благодарит нашу семью.

Наталья вместе с девочками учится жить в новом для себя мире слабослышащих людей.

По неподтвержденной информации, Наташу и Ксюшу хотели переводить в другой детский дом, но появились мы, и этого не случилось! Девочки очень тяжело переносят переезды сейчас.

Я точно знаю, если бы девочки остались в кровной семье, они так и не пошли бы учиться, и проживание с родителями не было безопасно. Им очень повезло в детском доме, они никогда не рассказывали плохого. Никто не обижал их, они были накормлены, было много развлечений, но, детский дом- это не дом для детей.

Я долго вспоминала ребят из их детского дома. Мы видели мальчика и его младшую сестренку. Их должны были забрать приемные родители. К сожалению, этого не случилось…

У Наташи и Ксюши была подруга, ей вот-вот должно было исполниться 18 лет. Милая девочка, с характером, но вполне могла быть чьей-то дочерью. Ее никто не забрал.

Мальчонка лет 5-6, который, как и наши девочки, был глухим. Парни, нахулиганившие и провинившиеся, которых при нас отчитывала директор — так похожи на наших мальчишек… Все эти дети остались там. Как больно!

Москва, семья и школа

Прошла неделя нашего пребывания в Иркутске. Мы каждый вечер приходили к дочерям и становились все ближе. Все документы были готовы, и нам пора было возвращаться домой.

Когда мы с мужем летели в Иркутск, светило солнце, было красиво за окном и радостно на сердце. Когда возвращались домой, 6 часов полета, была ночь и огромная тревога, и беспокойство, ноги еле передвигались, на плечи давило. Буду ли я мудрой мамой? Как девочки перенесут перелет? Они жутко боялись лететь. Все их переживания и страхи мы разделили.

Приземлились в Москве. Вот мы и дома. Нас ждали сыновья и бабушки, дедушка и дядя. Приготовили вкусный ужин. Плакат нарисовали: «Ура! Вы дома!» Познакомились друг с другом. Показали дочкам их комнату, они выбрали кровати. Так закончился это трудный день.

Наталья не скрывает, что иногда у нее опускались руки и земля уходила из-под ног. Но все проблемы постепенно удается решать. 

Через несколько дней был день рождения среднего сына. И очень скоро Новый Год! Как и многие, мы мечтали встретить праздник с девочками. Я почему-то не могу вспомнить, как проходили первые дни дома. Столько всего нужно было решить!

Перед отлетом в Иркутск мы ходили в школу для глухих и слабослышащих детей в Зеленограде, разговаривали о том, смогут ли они взять наших дочек. Мы рассчитывали, что Наташа с Ксюшей будут учиться недалеко от дома. Но, когда выяснилось, что наши дети не обучались в школе, нас отправили в коррекционную школу. Таких учебных заведений мало даже в Москве, не говоря уже об областных городах.

У нас был выбор: пойти учиться в школу в подмосковной Истре или в Москве. В обоих учебных заведениях девочек готовы были взять. Но была большая проблема. Ездить из Зеленограда в эти школы было нереально. Все же мы остановили свой выбор на Москве.

С января по конец марта мы проходили комиссии, готовили документы. В конце марта девочки пошли в школу. Я уже три раза отправляла сыновей в первый класс, но это событие с Ксюшей и Наташей было гораздо волнительнее и в чем-то даже страшнее. Как примут наших детей, как смогут они учиться, как восполнить недостаток знаний?

Ксюшу взяли в 5 класс, Наташа пошла в 6-ой. Чтобы добраться из Зеленограда в школу, приходилось выходить из дома в 5 часов утра, чтобы миновать все пробки.

После продленки домой возвращались около 9 вечера. Все были на пределе. Кусочек марта, апрель, май и сентябрь… Больше мы не выдержали. Пришлось переехать в Москву, поближе. Младший сын поменял школу. А девочки стали добираться до места учебы всего за 1,5 часа.

Когда земля уходит из-под ног

Сейчас кажется, что шли себе и шли этим путем, но это безумно сложно. У каждого свой характер, каждому трудно по-своему. Всех понять, простить, поддержать… Примерно полтора года было очень сложно. Очень мало осталось в памяти из того времени. Были истерики, причем, у обеих, в разное время.

Спустя год, как девочки жили дома, случился серьезный конфликт. Пришлось даже сообщать в опеку о желании Наташи уйти обратно, в детский дом. Казалось — все! Земля из-под ног ушла. Этого не могло быть с нами.

Но это был как бы переломный момент. Мы сказали Наташе, если ты хочешь, можешь идти, но мы этого не хотим. После этого с Наташей стало легче. Она извинилась. Больше такого не повторялось.

Адаптация помогает всем стать ближе.

Ксюша тоже пару раз во время ссор начинала вопить, что хочет в детский дом. Это было так больно! Но я научилась видеть в этом ее вопле ее боль. С нами девочки уже 2,5 года. До сих пор бывает сложно прощать, принимать, любить.

Читать также — «Я не могу полюбить приемного ребенка». 12 советов маминому сердцу

Я понимаю, что горе наших девочек очень сложно вычерпать. Мне, правда, тяжело вспоминать время адаптации. Много уже забылось. Сейчас я понимаю, что этот болезненный процесс важно пройти. Это время позволяет стать ближе.

Глухой. Приемный. Подросток.

Руки у меня опускались. На время. Особенно когда очень уставала. Рыдала, конечно же. Я вообще поплакать раньше любила. Рыдала от того, что считала, что не справляюсь. А ведь я просто учусь быть мамой двух глухих приемных подростков.

Здесь каждое слово отдельно. Глухой. Приемный. Подросток.

Конечно же, столкнулись мы с проблемой принятия сыновей и дочерей между собой. Каждому приходится работать над собой и с пониманием относиться к другим.

Наташа и Ксюша нуждаются в житейских советах, в девчачьей болтовне.

«Мамой и папой» девочки назвали нас еще в детском доме. Возможно, потому что им легче говорить эти слова, чем обращаться к нам по имени или говорить «тетя» и «дядя». Муж тоже почти сразу стал говорить: «Мои дочи». А у меня на этот процесс ушло время. Может быть, потому что я прошла беременность с сыновьями, и с ними особая связь, может, потому что девочки мне были непонятны.

Я понимала, что в моей семье появились люди, о которых я забочусь, они были очень важны для меня. Но все это было иначе, чем с сыновьями.

Девочки в моем сердце и в моей жизни занимают огромное место. Мне иногда кажется, что даже больше, чем мальчики. Дочкам так много нужно дать. Они нуждаются в житейских советах, в девчачьей болтовне. Очень часто Наташа рассказывает о своем детстве. Очень много задает вопросов.

Очень многому дочки научились от меня. И я на самом деле очень многому у них учусь.

Услышать друг друга

Мне очень помогает, что с мужем мы заодно. Мы поддерживаем друг друга, много говорим. Еще я делюсь с мамой, когда мне становится очень тяжело. Она хоть и особо не поможет, но выслушает.

Еще, конечно, очень важна профессиональная помощь. Мы нашли фонды, которые поддерживают приемных родителей подростков, и их помощь неоценима! Есть еще друзья, приемные родители. Поговоришь с ними, и легче станет. Так же продолжаем смотреть, читать и слушать разные истории приемных семей.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

Для нас остается большой проблемой обучение девочек. Для меня мир глухих был так далек! Я за свою жизнь всего пару раз сталкивалась с глухими. А сейчас — погружение с головой. Наташа и Ксюша прекрасные, очень умные и добрые девочки! Но эти два подростка не смогут обходиться без помощи. Они не понимают слышащих людей.

Наташе поставили имплант, когда ей было 5 лет. Эта операция стоит огромных денег. Но, дочка не пользовалась имплантом, она ничего не слышала. У нее не было слухового аппарата на втором ухе. Драгоценное время моего ребенка было потеряно…

Сейчас, когда мы каждый год ездим с ней в Питер на реабилитацию по слуху, где ее учат пользоваться аппаратом, хочется кусать локти. Я вижу, как слышат и разговаривают дети, с которыми занимались, и становится так обидно. Наташа не любит имплант. Она считала его вредным для себя. Мы убеждаем ее, говорим, как важно научиться слышать. Очень медленно, дочка привыкает.

Ксюша очень любит слушать, но ей еще очень многому надо учиться.

Ксюша также не ходила в слуховых аппаратах. Мы забирали из детского дома глухого ребенка… Потом у нее появился один аппарат на ухе, где остаток слуха больше.

В октябре  у нас получилось приобрести два аппарата для Ксюши. Вот она очень любит слушать! Дочка не снимает аппараты, но она не понимает речь, слышит только звуки. Ей очень многому нужно учиться.

Я по крупице искала информацию

Когда у человека есть проблема со здоровьем, куда он идет? К врачу. Вот и мы, получив глухих детей, направились в сурдоцентр. Я мечтала, вот сейчас тетя врач расскажет, что нам делать. Вы знаете, мне не помогли. Нам только измерили уровень слуха и сказали: «Приходите через год». Я очень огорчилась тогда.

Наташа понемногу привыкает к импланту.

Но мы руки не опустили. Я по крупице искала информацию. Каждый раз, когда приезжали с Наташей в Питер, я как первоклассница спрашивала у специалистов: «А что делать с Наташей? Что делать с Ксюшей?» Вот там я нашла много ответов для себя. Там мы решили, что на второе ушко Наташе нужен слуховой аппарат.

Там я училась быть логопедом для своих детей, понимала, какие книги нам помогут. Вот только на днях купила логопедические карточки для детей 5-7 лет для наших девочек, которым 15 и 17 лет, чтобы учить с ними слова.

Я даже не могу передать, какой огромный пробел в знаниях у моих дочерей! Когда я начинаю об этом думать, становится так тоскливо… Но, я понимаю, что наши девочки особенные! Какое благо, что им нравится учиться. Очень медленно, но, они учатся. А мы с мужем изучаем мир глухих людей и их проблемы.

У каждой семьи свой путь

Нам так посчастливилось, что ни разу мы не услышали плохого, грубого слова о том, что у нас приемные дети,  ни в их адрес, ни в наш. Наоборот, у нас много знакомых, и они любят нашу семью.

Девочки наши очень дружелюбны и общительны, легко идут на контакт. Наташа как-то рассказывала, кто-то спросил ее, у вас в семье семь человек? Она ответила: «Вы что! Нет! У меня большая семья! И мы помогаем друг другу!»

Как минимум, у девочек есть два образа семьи, и я всегда говорю им, что теперь вы можете выбирать, как вам поступать. Мне трудно судить на сколько изменились дочери. Ведь меняемся вместе. Они научились делиться, заботиться. Теперь наравне со всеми они делают подарки всем членам нашей большой семьи. Они живут в большом городе, и мы рассказываем, что у них огромные возможности, несмотря на их проблемы со слухом.

Мы с мужем, конечно, тоже очень изменились. Стали намного терпимее, изобретательнее, мудрее и спокойнее.  Пришлось вместить в свое сердце еще двух людей, а это бесследно не проходит. У нас появилось еще больше друзей.

Мы становимся счастливее с каждым новым достижением детей и нас самих.

Каждое достижение детей делает нас счастливее. Когда девочки рассказывают, что научились новому, я становлюсь счастливее. И наши достижения тоже делают нас чуточку счастливее.

Нашей мечтой было принять в семью двух сестренок. Еще не так давно это казалось невозможным. А вот сейчас наша мечта рядом с нами.

Я думаю, что у каждой семьи свой путь. Нам по пути к приемству помогло многое. Конечно же, большой плюс, когда есть так много доступной информации и помощи на каждом этапе.

Чтобы наши дети были с нами, нас учили в ШПР, перед нами был пример других приемных семей, на другом конце нашей Родины рядом с Наташей и Ксюшей были волонтеры, наставники, руководство детского дома, опека, которые стали мостиком между нами. И еще, наши дети хотели в семью, и это было важно!

Все фото — из семейного архива Борисовых.

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

3 комментария

  • Ольга

    Большая проблема глухие дети в детских домах.
    Очень хочется найти приемных родителей слабослышащему мальчику Андрей П Свердловская обл 10 лет
    https://changeonelife.ru/videoprofiles/andrej-p-sverdlovskaya-oblast-3/
    Запись старая, но мальчишка очень умный и спортивный, большой потенциал

    2 июня 2020
    • Иоланта Качаева

      Ольга, добрый день! Вы подняли очень важную тему. Это так, к сожалению. У меня вопрос, а вы участник нашего проекта «Ангел-Хранитель»?

      2 июня 2020
      • Ольга

        Да, я Ангел Хранитель Андрюши, но знаю еще деток с проблемой глухоты

        3 июня 2020