Виктория и Дмитрий Швецовы стали приемными родителями сразу двоих малышей и жалеют только о том, что не сделали этого раньше

Виктория @5hvetsova.victoria рассказала, что их с мужем не испугали отсутствие статуса у детей и перспектива суда с их биологическими родителями.

Виктория с Матвеем и Ангелиной. Дети в семье 6 месяцев.

До свадьбы о сиротах ничего толком не знала

В браке мы с мужем с 2005 года, нашему старшему кровному сыну Косте 15 лет. В начале этого года мы взяли в семью Матвея и Ангелину. Матвеюшке недавно исполнилось 5 лет, Ангелише скоро будет 1 год и 3 месяца.

Помню, еще до свадьбы Дима спросил меня, как я отношусь к приемным детям. Мне тогда не было 20, и я была абсолютно далека от темы социального сиротства. Разумеется, я испытывала к таким ребятам сочувствие и жалость, но ровным счетом ничего не знала об их жизни.

О приемных детях первым заговорил муж

Мы всегда хотели большую семью, много детей. Первая беременность была легкой, родился желанный ребенок. Мы думали, что скоро у нас появятся еще дети, но больше родить у меня не получалось.

За последующие годы мы пережили несколько перинатальных потерь, множество неудачных попыток забеременеть, дважды делали ЭКО.

«Вторичное бесплодие неясного генеза» — наш диагноз. Врачи разводили руками: вроде все хорошо, а беременность не наступает. Уже после первого ЭКО, которое я перенесла тяжело, муж предложил подумать о приемных детях.

Но я надеялась на удачную подсадку собственных хороших эмбрионов и просто не услышала тогда его слова.

Выплакала все на плече супруга, и мы записались в ШПР

Через некоторое время, совершенно измучившись, я сама решила, что хватит. Выплакала все на плече мужа, и на следующий день мы написали заявление на учебу в ШПР.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

В школе мы учились осенью 2020 года. Я с головой погрузилась в материал. Помимо программы ШПР, прочитала множество книг и статей об особенностях развития детей, оставшихся без родителей, с интересом читала истории приемных семей на сайте «Измени одну жизнь», смотрела видеоанкеты.

Когда Виктория с мужем забирали Матвея, сказали, что поедут за его сестренкой. Мальчик удивился, он забыл о ней.

Я думала о том, что пока я так мучительно пыталась забеременеть, рядом столько несчастных сирот жили без семьи! Мы еще больше укрепились в мысли забрать из системы хотя бы одного ребенка.

Пожалела, что отправила сына в кадетское училище

На нас повлияла и ситуация с нашим собственным сыном. В 10 лет он поступил в Президентское кадетское училище Ставропольского края. Мы гордились сыном, но дом без него стал совсем пустым. Мы скучали по нему, а ему было очень тяжело вдали от нас.

За два года учебы он так и не привык к интернатской жизни. Мы приняли решение забрать его домой, Костя был счастлив и благодарил нас.

Позже, узнав в ШПР, как страдают дети, оставшиеся без родителей, какое это тяжелое испытание для их психики, я пожалела о том, что вообще отправила его учиться вдали от дома в таком раннем возрасте.

Наш кровный сын согласился стать братом

Мы рассказали Косте о наших планах, рассказали ему о детях-сиротах. Он согласился с нашим решением и даже сам спрашивал нас во время поисков, когда же наконец мы приведем ребенка?

В Архангельске — перед отлетом домой.

Моя мама знала обо всех моих чаяниях, поэтому сразу поддержала наше решение. Свекровь узнала о наших намерениях только когда мы пошли учиться в ШПР.

У нее были некоторые предубеждения, но уже после того, как мы взяли Ангелину и Матвея, она сказала мне, что увидела, как счастлив ее сын, а значит, мы все правильно сделали.

Регоператоры узнавали меня по голосу

Наших детей мы искали два месяца. Я думала, что это очень долго, но оказывается, это наоборот быстро.

Мы встали на учет в 30 краевых опеках, за месяц объездили все Ставрополье, но даже в ближайших регионах были огромные очереди на малышей от 0 до 3 лет, перед нами было больше сотни кандидатов.

Вопрос географии нас не смущал, мы были готовы поехать далеко, поэтому решили расширить поиски. Второй месяц ушел на бесчисленные созвоны с региональными операторами.

Меня стали узнавать по голосу, а я составила свой личный список операторов, наиболее, на мой взгляд, отзывчивых и заинтересованных в судьбе детей, и звонила им в первую очередь.

При обновлении базы увидела анкету будущих детей

База усыновите.ру обновляется каждый четверг ночью. И каждую ночь с четверга на пятницу я начинала со звонков в дальневосточные регионы в надежде «поймать» свободного ребенка.

Домой супруги летели с двумя детьми. Дома их ждал старший сын.

Одна из приемных мам посоветовала мне сайт усыновите.рф, где новые анкеты появлялись чуть раньше. При очередном обновлении, я увидела там анкету Ангелины и ее брата. Дети были в Архангельской области.

Я немедленно связалась с региональным оператором, та проверила по базе и сказала, что дети свободны.

Я быстро разузнала все, что могла, об их диагнозах, статусе, истории семьи, поговорила с мужем – и мы закрепили за собой этих детей, отправив документы по интернету. Оператор пошла нам навстречу, поверив, что мы готовы вылететь лично в любой момент.

Когда мы получали заключение в опеке, я предполагала, что у выбранного нами ребенка может быть сестра или брат, поэтому выписала его сразу на двоих детей заранее. Это облегчило задачу, т.к. не пришлось его переделывать.

Первая встреча была по видеосвязи

На тот момент Ангелине было полгода, Матвею 4 года и 3 месяца. Детей изъяли из социально неблагополучной семьи. У Ангелины был диагноз «порок сердца», Матвею ставили ЗПР и ЗРР.

Первый раз из-за карантинных мер мы смогли пообщаться с детьми только по видеосвязи.

Ангелину мне показали, но в доме ребенка я больше общалась с врачами и руководством. А с Матвеем мы виделись дважды, чтобы он успел привыкнуть к нам.

Малыш был очень худенький, почти не разговаривал, больше мычал, что-то показывал руками. Мне стало горько и тревожно одновременно, я же знала, как должен вести себя ребенок его возраста.

Согласие подписали дистанционно

3 февраля мы подписали согласие дистанционно. Оформление документов сильно затянулось. Я успела слетать в Архангельск познакомиться с Матвеем лично, вернуться, и мы вновь полетели за детьми уже после мартовских праздников.

Виктория с детьми. Ангелине исполнилось 9 месяцев.

На месте мы узнали, что приказ до сих пор не подписан, и начальник опеки хочет поговорить с нами лично. Оказалось, что у детей нет статуса.

Их кровные родители были ограничены в правах на полгода, но по истечении срока при изъявлении желания и изменении образа жизни они могли в любой момент детей забрать.


Из-за этого двое кандидатов до нас отказались от усыновления. Глава опеки хотела убедиться в серьезности наших намерений. Сказала, что детей возможно придется вернуть в кровную семью либо бороться за них в суде.

Мы суда не боялись

Мы все понимали и суда не боялись. В итоге, на третий день после нашего отъезда биологическая мама узнала, что детей забрали в семью.

Она позвонила, кричала в трубку, что ее обманули и она будет бороться. Но никаких действий она так и не предпринимала, звонков тоже больше не было.

Через положенное время мы подали в суд, прошло несколько слушаний, и 30 сентября биородителей лишили родительских прав окончательно.

Сейчас мы находимся в статусе опекунов, но весной будущего года сможем юридически оформить Ангелину и Матвея своими детьми.

Матвей забыл о сестре, но дома привык к ней очень быстро

После разговора с главной опеки приказ был подписан, и мы стали собираться домой. Сначала мы приехали за Матвеем, он уже ждал нас. Мы сказали ему, что сейчас все вместе поедем за сестренкой. Он ужасно удивился, т.к. забыл, что у него есть сестра. Но привык к ней довольно быстро.

Семья Швецовых. Младшие дети дома 1 месяц. 

Ночь в гостинице и дорога домой прошли спокойно. Дома нас встретила мама мужа, приехала сестра с воздушными шариками.

Матвей был переполнен новыми впечатлениями, носился по дому с кубиками, в которые когда-то играл Костя. Ангелина внимательно смотрела на меня и не слезала с рук, как будто боялась, что я исчезну. Костя вернулся из школы, посмотрев на девочку, сравнил ее с куколкой.

«Вика, почему мы не сделали этого раньше»?

Мы с мужем были счастливы. Утром следующего дня Дима сказал мне, глядя на детей: «Вика, почему мы не сделали этого раньше»?

И потек наш новый быт. Ангелина была спокойным ребенком, не капризничала, ночью спала. Поскольку я уже имела опыт ухода за младенцем, мне было нетрудно.

Первые две недели приходилось все делать с девочкой на руках. Она категорически не хотела отпускать меня хоть ненадолго. Я понимала, что ей нужно привыкнуть к тому, что я всегда рядом и приду на любой ее зов.

Через некоторое время я стала сажать ее на пол или на диван около себя, чтобы она чувствовала мое присутствие. Примерно через месяц я уже могла оставлять ее на коврике с игрушками одну в комнате и заниматься домашними делами, девочка была спокойна.

Приемного сына называли в шутку «нашим марсианином»

С Матвеем было чуть посложнее. Пришлось ограничивать его в порциях и соблюдать режим питания, т.к. он был готов есть беспрерывно и в любых количествах.

Сначала я готовила ему примерно то же самое, что было в детдоме, постепенно включала и другие блюда из нашего семейного меню.

Матвей не знал многих привычных для всех вещей, но постепенно начал наверстывать упущенное.

Были проблемы с туалетом: днем мальчик сам ходил туда, когда нужно, а по утрам несколько раз просыпался мокрым. Я стала будить его заранее, и постепенно он привык просыпаться по необходимости самостоятельно.

Полтора месяца мы провели дома в семейном кругу, чтобы дети привыкли к нам. Потом стали водить сына на занятия к логопеду. Он очень плохо и мало говорил, а общаться ему хотелось.

Но мы совершенно не могли его понять, в шутку называли «нашим марсианином».

Матвей не знал многих привычных для нас вещей

В начале лета Матвей пошел в садик. Поначалу я волновалась, вдруг всколыхнется детдомовская память и сын подумает, что мы его не заберем из сада домой, и первые дни приходила за ним до обеда. Но ничего подобного не произошло, а с сентября мы отдали его в специализированный детсад с логопедическим уклоном.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Перед садиком он прошел психолого-медико-педагогическую комиссию. К сожалению, пока диагнозы ЗПР и ЗРР с него не сняли.

Мальчик всю жизнь провел в ограниченном пространстве. Он не знал многих бытовых вещей, не знал, что такое улица, первое время спотыкался на ровном месте на дороге, путал названия цветов и времен года, никогда не видел животных и боялся до истерики нашего дружелюбнейшего пса породы джек-рассел.

Не знал он и тактильного контакта, я приучала его к объятиям, специально брала на ручки, тормошила и целовала перед сном. Это и мне помогло быстрее проникнуться материнским чувством к малышу.

Как изменились дети

Как только Матвей заговорил, сразу стал спрашивать, указывая пальчиком, как называется тот или иной предмет. Сейчас он активно развивается.

Сын уже знает все предметы в доме и их назначения, может разговаривать не только отдельными словами, но и достаточно длинными предложениями, выучил наизусть несколько стихотворений, и с собакой они теперь лучшие друзья. Что-то он пока еще путает, например, цвета.

Мы проконсультировались дополнительно у нейрофизиолога, после чего добавили медикаментозную поддержку для дополнительного питания тканей мозга. Врач сказал, что мозг и интеллект у ребенка сохранны, и постепенно все отставание мы сможем скомпенсировать.

У Ангелины изначально была 3 группа здоровья и диагноз «порок сердца». Мы дважды в течение полугода обследовались в городском кардиоцентре, сейчас этот диагноз снят, и есть немало шансов, что организм девочки самостоятельно восстановит все нарушения.

Готовились к худшему сценарию

В ШПР нам много рассказывали о всевозможных проблемах адаптации у приемных детей, и мы морально готовились к худшему сценарию. Но в реальности все оказалось гораздо легче, чем я себе представляла.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

В тот период, когда я никак не могла забеременеть, я не могла спокойно слушать, когда мамы жаловались на усталость или на нехватку времени «для себя». Мне казалось, они не ценят своего счастья!

Поэтому сейчас, когда у меня наконец есть мои дети, мне весь быт не кажется трудным.

Никакой детдом не заменит маму и папу

Но тем, кто планирует взять приемного ребенка, я рекомендую обязательно пройти ШПР.

Если после всего, что там расскажут о детях из системы, вы почувствуете, что не можете остаться в стороне, действуйте! Тем более, что найти и забрать ребенка не так-то просто. Нужно собрать все силы и отринуть все сомнения.

Часто боятся проблем с приемными детьми из-за «плохой наследственности». Как мама подростка скажу: наш кровный сын в 13-14 лет показал нам такой пубертатный взрыв из смеси наших же с мужем генов, что мы быстро поняли: любая наследственность непредсказуема. Но все решаемо любовью и доверием.

Виктория с детьми. Все решается с помощью доверия и любви, уверена многодетная мама.

Дать эту любовь может только семья. Не только в детдомах, но даже в элитарных интернатах при училищах дети остаются без родительской поддержки и защиты. Это очень вредно для психики ребенка и не способствует его развитию. Никакая учеба не стоит разлуки с семьей, никакой детдом не заменит маму и папу.

Вслед за нами нескольких знакомых пошли в ШПР

Мы с мужем думаем о приеме еще одного малыша в семью в дальнейшем.

Наша история вдохновила нескольких знакомых пойти в ШПР. У нас нет географических ограничений, но не все могут полететь за ребенком на другой конец страны.

Дети есть и в доступных регионах, и тут важную роль играет человеческий фактор. Я сама столкнулась с тем, что далеко не всех сотрудников опек волнует судьба того или иного ребенка. И не все расположены активно помогать будущим приемным родителям.

Например, когда я привезла детей без статуса, то в опеке в первую очередь мне попеняли на возможную проблему бумажной волокиты, которая ляжет на их плечи.

Помимо ШПР для кандидатов, нужно создавать школу психологической подготовки для сотрудников детских соцслужб, тогда взаимодействие будущих родителей и опек будет более продуктивным.

Это тоже поможет детям быстрее оказываться дома.

Фото — из семейного архива Швецовых. 

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

6 комментариев

  • Ольга

    Читаем закон.
    Если ребёнок в базе, то он подлежит семейному устройству.
    Даже со статусом : только опека (а у некоторых этот статус сохраняется. Ибо лишить, к примеру, больную мать, крайне сложно) .
    По моим наблюдениям лишь одна из тридцати био способны восстановиться в правах. Остальные громко кричат и на этом всё заканчивается (наша био тоже кричала. И исчезла в итоге…. Рожать седьмого ребёнка, как оказалось. Всё её дети в замещающих семьях. Трое у нас)

    11 ноября 2021
  • Диляра

    Добрый день. Лично мы у нашей опеки разрешения не спрашивали. Привезли сына из Кемеровской области и в течение положенного срока пришли с документами становиться на учёт.

    11 ноября 2021
  • Ольга

    Вам повезло. В нашей области даже не рассматривают вариант, устройства ребёнка в семью, если в статусе стоит ограничение род. прав. Таких детей даже на гостевой режим не разрешают оформлять. У начальника опеки один ответ: У вас есть свои дети. Зачем вам ещё чужие.

    8 ноября 2021
    • Олеся

      Неужели нет управы на такого начальника??Есть же какие-то субстанции на такого управленца

      10 ноября 2021
    • Ольга

      Получаете письменный отказ.
      С ним в прокуратуру.

      Есть юридическая консультация для приёмных от фонда «апрель». Вконтакте поищите. Там помогут

      11 ноября 2021
    • Виктория Швецова @5hvetsova.victoria

      Ольга, добрый день!
      Любой ребенок, чья анкета есть в ФБД подлежит устройству в семью. Иногда, органичение био родителей в правах идет вплоть до совершеннолетия ребенка. И органы «вашей» опеке поступают не правомерно! Вы писали письменный запрос?

      12 ноября 2021