22 сентября 2017

Неудобные вопросы приемной маме: как на них отвечать?

0
871
0

Как вести себя приемным родителям, которым задают неудобные вопросы о детях, их диагнозах, о тайне усыновления? Как уберечь себя и детей от хамства и агрессии, сохраняя спокойствие? Приемная мама Татьяна Мишкина воспитывает двоих приемных детей: сына Женю и дочку Сашу. Саша – особый ребенок.  Специально для фонда «Измени одну жизнь» Татьяна поделилась записью из своего блога – о том, как отвечать на неудобные вопросы.

Татьяна с Сашей. Фото из семейного архива Татьяны Мишкиной.

На самом деле, поток вопросов начинается в период, когда потенциальные родители только еще готовятся принять окончательное решение. Окружение, как правило, либо в недоумении, либо высказываются решительно против. Родные, друзья, коллеги по работе вряд ли сами отдают себе отчет в том, насколько их вопросы могут быть агрессивны и неуместны.

Конечно же, это не свидетельствует о злонамеренности вопрошающих, скорее напротив. Например, для наших родителей, не способных в первое время понять и принять наше желание взять детей в семью, это был способ проявления заботы. Только спустя время после усыновления они сами почувствовали каково это — постоянно отвечать, объяснять, успокаивать, а порой и ставить на место. Сегодня наши бабушки и дедушки, тети и дяди сами ответчики перед своим окружением за нас. Идейные, убежденные и очень даже «подкованные».

И все-таки вопросы бывают очень неуместными, глупыми, болезненными.

Проще всего, конечно, соблюдать простую технику безопасности:

1) До принятия окончательного решения об усыновлении, мы с мужем ни с кем этот вопрос не обсуждали

Даже родственники — самые близкие люди, были посвящены в наши планы, когда решение об усыновлении было нами окончательно принято, и полным ходом шел сбор документов. Точно так же никто, кроме нас, не был в курсе процесса выбора ребенка.

Когда вопрос был решен, мы могли спокойно и убежденно беседовать с родными и друзьями, отвечать на все вопросы. Наш секрет помог нам сберечь силы и нервы в самые сложные моменты, и когда пришла пора вопросов, ответы у нас уже родились, созрели и были все сформулированы.

Например, про то, что у Сашеньки синдром Дауна, изначально знали только наши родители и одна самая близкая подруга. До сих пор многие наши знакомые не догадываются о диагнозе.

Мы вовсе не скрываем эту информацию, напротив, я рада каждой возможности рассказать миру, какая чудесная растет у нас девочка, какие это необыкновенные дети – солнышки. Мне нравится разрушать стереотипы о детках с синдромом, о жизни таких же родителей, как и мы. И все же я понимаю, как важно было не афишировать эту информацию в момент принятия решения, в период знакомства до суда.

«Вопросы больше не пугают нас, не раздражают и не причиняют боли».

Сегодня у меня есть масса аргументов из моего личного опыта, пусть не такого большого, зато очень счастливого. Я знаю точно, что появление в семье ребенка с синдромом Дауна пусть не сделает жизнь проще, но интереснее, глубже и счастливее обязательно – если есть любовь. Однако если бы я столкнулась с кучей вопросов о синдроме, основанных на страхах и предубеждении, в момент принятия решения — как знать, каким бы наше решение могло быть?

2) Всегда стоит помнить о том, с кем можно быть откровенным, а с кем – лучше держать дистанцию

Мы в принципе не убеждены, что наш долг аргументировано и развернуто отвечать на вопросы всех страждущих, особенно посторонних любопытствующих граждан. К чему тратить силы и время? Я могу ответить, если у меня есть время и желание. Но я всегда могу и отказать, если сочту нужным. Это мое право. Точно так же я сама определяю, как ответить – обстоятельно и подробно, коротко, либо просто отшутиться и закрыть тему.

Читать также — история приемной семьи Татьяны Мишкиной «Я уверена: есть некое предназначение быть приемной мамой»

И, наконец, вопросы. Это просто песня! Серьезно, вопросы больше не пугают нас, не раздражают и не причиняют боли. Я вспоминаю с улыбкой многие курьезные случаи, и часто, размышляя, нахожу ответы и беру их себе на заметку, точно зная, что жизнь длинная – пригодятся обязательно.

Понятно, что не всегда и не перед всеми я открываю душу. Стараюсь держать в запасе шуточный вариант ответа. Приведу вам несколько особенно актуальных вопросов, заданных нам многократно в той или иной форме, и мои наиболее частые ответы:

— Как вы решились на ЭТО?

— Решились на что? Завести детей, создать семью? А что здесь удивительного?

— Но это же необычные дети. Не ваши. У них может быть куча проблем со здоровьем, с интеллектом, гены…

— Конечно. Проблемы не «могут быть», они есть! Целая куча. Сашеньке вот пришлось сделать операцию, это было очень сложное и серьезное испытание, которое забрало у нас много сил и нервов. Но разве это повод отказать себе в счастье материнства, а дочке в счастливом детстве? Где гарантии, что наша Сашенька, с синдромом Дауна и расщелиной губы и неба будет менее успешной, счастливой, чем ваши кровные дети — «абсолютно здоровые»?

У Жени был долгий и трудный период адаптации, а сегодня наш мальчишка радует нас своими успехами, он ничем не отличается от сверстников, живущих с рождения в семье. Как правило, люди и не подозревают, что он и Саша – усыновленные, пока мы сами не расскажем об этом.

Мы не можем заглянуть в завтрашний день, но смотрим вперед всегда с оптимизмом. Есть множество примеров, опровергающих миф о фатальной ущербности приемных или «детдомовских» детей.

Ответ- шутка:

— Ну вот, как раз — мы перестраховались! Когда рожаешь – «кот в мешке», а мы могли хоть выбрать пол, и внешность, и состояние здоровья. А с умственными способностями тема в принципе темная. Вы вот мои как оцениваете, например? И свои? Вопрос-то спорный!

— У вас проблемы со здоровьем? Признайтесь, просто не получается родить своих?

— Мы с мужем не ставим точку в этом вопросе. Да, пока у нас не родился кровный малыш и мы воспитываем усыновленных двоих – тоже родных, на 100% своих. Хотелось бы, конечно, подарить жизнь ребеночку. Пока мы дарим только любовь и семью. Но и этого вполне довольно для счастья.

Ответ- шутка:

-Сознаюсь, вы меня раскусили. Нам, убогим, своих Господь не дал, вот приходится этих воспитывать. Заодно, глядишь, кармический долг спишется!

Татьяна считает, что на многие вопросы можно не отвечать, а просто отшутиться.

— А вы уверены, что все испробовали? Есть же современные методы – ЭКО, суррогатное материнство, в конце концов!

— Ничего не имею против ЭКО. Выбор каждого человека, каким путем идти. Наш путь – другой. Я не хочу касаться ЭКО даже стометровой палкой, меня этот метод отталкивает. Хотя повторюсь, никого не осуждаю.

К суррогатному материнству отношение в нашей семье резко негативное.

Ответ- шутка:

— Мы решили не заморачиваться с семенами и суррогатами. Сразу взяли «рассаду».

Что вы будете делать, если появятся кровные родители и захотят забрать детей?

-В нашем случае это очень маловероятно, так как наши дети усыновлены, и биологические родители не смогут получить в опеке информацию об их местонахождении.

Ответ- шутка:

-Ну, как вариант, будем держать оборону. Вы не в курсе, как можно получить лицензию на огнестрельное оружие?

— Дети сами вероятно захотят найти родных родителей, когда узнают, что вы неродные!

— Думаю, что живя с нами, детки поймут, что родство – не всегда и не только вопрос крови. Гораздо глубже и важнее душевное, духовное родство. Часто в семье, где все кровные родственники, нет любви, и люди, по сути, чужие.

Ответ- шутка:

— Говорите тише, пожалуйста! Муж же у меня тоже неродной. Не дай Бог услышит – сбежит!

— Сколько денег вы получаете за детей?

— Наши дети усыновлены, и никаких выплат на них мы не получаем, кроме пенсии по инвалидности. Но ее получали бы и родители кровные.

Ответ- шутка:

— Вы знаете, это очень болезненный вопрос для меня. Не могу без слез говорить об этом.

— Почему вы не работаете с тех пор, как взяли ребенка? Получается, дети все же из-за денег, они ваш источник дохода?

— Во-первых, заработок мужа позволяет мне не работать. Во-вторых, хочется максимально посвятить свое время детям, помочь им скорее преодолеть последствия пребывания в учреждении, окружить любовью, заботой.

Ответ- шутка:

-Все так. Мы тут посчитали, думаем расширять бизнес. Но, к сожалению, требуются инвестиции в жилье. Правда, материальные дивиденды нам светят только в старости, и то в виде стакана воды.

У Жени был долгий и трудный период адаптации.

— Ну, ладно, Женя – куда ни шло! Но у Саши такие диагнозы страшные, зачем это вам?

— Когда мы усыновляли Женю, обнаружили, что больше половины детей в базе с синдромом Дауна. Я стала читать про этот диагноз, мне хотелось понять, почему от этих деток отказываются родители. Вопреки ожиданиям, ничего страшного не обнаружила. Появилась мысль, что раз уж эти именно детки так «непопулярны», стоит взять именно солнечного ребенка – ведь у него меньше шансов попасть в семью. И мы ни разу не пожалели о нашем решении, Сашенька чудесная малышка!

А расщелина губы и неба – задача вполне решаемая. Первый этап мы уже прошли.

Ответ- шутка:

— Помните, как при Советской власти было в магазине? Нам ее на самом деле в нагрузку к «здоровому» Жене дали, чтоб все по-честному! Хотя, по правде сказать, сами себя надурили – Сашка наша очень славная вышла. Мы б ее и так взяли!

— Зачем вы усыновили инвалидов? Можно было хоть пособия получать и опекунские деньги, раз уж вы все равно решили их взять! И квартиру бы дети получили в восемнадцать лет. А теперь, поди, на наследство претендовать будут! Не выгонишь!

— Все просто – у нас была возможность усыновить двоих ребят, в том числе материальная. Сейчас понимаем, что усыновить еще ребенка пока без шансов – в лучшем случае опека, так как значительных изменений жилищных условий в ближайшем будущем, к сожалению, не предвидится. С нашей квартирой мы просто не сможем выиграть еще один суд по усыновлению. Значит, вероятно, следующий наш ребенок будет под опекой. Мне грустно, конечно, что у него долгое время будет другая фамилия и отчество не как у Саши и Жени, но что делать. Фамилию и отчество он сможет поменять при получении паспорта, если сочтет нужным. В остальном, разумеется, отличий для ребенка не будет, он будет таким же нашим на 100%, как и его брат и сестра.

Что касается пресловутых выплат, я уверена, что это не те деньги, ради которых стоило бы отказать себе быть по всем документам полноправным родителем. Квартира от государства это настолько далекий журавль в небе, занесенный давно уже в красную книгу, что охотиться на него не так грешно, как глупо и наивно.

Ответ- шутка:

-О чем вы говорите, экономический кризис в стране! Как можно в такой момент думать о выплатах, квартирах? Мы, как настоящие патриоты, не могли поступить иначе.

А наследство – понятно, детям. А кому ж еще могут достаться наши миллионы?

Читать также — Блог приемной мамы. Рожденные сердцем

Всех вопросов, на которые мы отвечаем в течение последних полутора лет и не вспомнить. Но были и такие курьезные ситуации, забыть которые просто невозможно. Одна из них случилась вскоре после того, как мы привезли домой Сашу. Конечно, оглядываясь назад, я, возможно, повела бы себя несколько по-другому, мягче и деликатнее, но в тот момент, когда все чувства и эмоции еще не успели прийти в норму, я постоянно держала оборону. Вышло, как вышло.

Женя с сестренкой Сашей.

Теперь вспоминаем этот случай, смеемся с мужем. Однажды на детской площадке одна бабулечка, живенькая и бодренькая, засунула свой острый носик в коляску, где мирно посапывала Сашка плюшка-ватрушка. От увиденного она, вероятно, пришла в полнейший шок, очень явно отобразившийся на ее лице. Вытаращив на меня глазки-бусинки, она громко, на всю площадку, возвестила:

— Что это? – перстом указуя на расщелину губы у Саши. Стало неприятно. Понятно, уже привычно, когда детишки пяти-семи лет интересуются, почему моя девочка «такая». И то каждый раз кольнет сердце, как бы ей самой не пришлось потом отвечать на такие «умные» вопросы. Но тут взрослый человек, бабушка – и на тебе!

Еле сдерживаясь от колкого ответа, я изобразила недоумение на лице и спросила, максимально стараясь сыграть взволнованность:

— Ой, а что там? – и сама заглянула в коляску.

Бабулечка совсем оторопела.

— Как что? Что у нее с лицом? Почему такой рот?!

— Какой? – я пожала плечами, улыбаясь через силу. – По-моему, чудесный ротик! Вон какой чудесный, самый-самый красивый!

Постепенно вживаясь в роль, я начала успокаиваться и даже получать удовольствие от недоумения бабульки. Она, тем не менее, не сдавалась. Фыркнула, скривилась:

-Красивый…

— Конечно красивый! – не унималась я, — любимый мой ротик, самый лучший!

Бабуля взяла меня за локоть, все еще не теряя надежды привести меня в сознание:

— Дочь, она у тебя больная, что ль?

— Господь с вами, бабушка, кто ж сейчас здоровый? – улыбнулась я в ответ, — вот взять хоть вас! Вы сами-то, ни на что не жалуетесь?

Вокруг рассмеялись мамочки. Обстановка разрядилась. Почувствовав себя обиженной и непонятой, бабулька, поджав губки, гордо ретировалась. Надеюсь, долгих переживаний и расстройств ей наш диалог не принес.

А если кроме шуток, бывает сложно в нужный момент сориентироваться, натолкнувшись на неожиданный и неприятный вопрос. Есть еще один прием, который частенько выручал меня в ситуациях, когда мысли ведут себя как те — «скакуны», и их нет никакой возможности собрать в кулак. Всегда можно воспользоваться чужими гениальными мыслями. Цитируйте! Больше всего мне по сердцу цитаты из добрых советских мультиков – это помогает заодно понизить градус напряженности, переключиться на позитив.

И еще иногда вспоминается незабвенная госпожа Псаки: «Следующий вопрос!»