Когда мы уезжали, провожали нас весь персонал приюта и девочки-подростки. Одна девочка лет 12-ти сказала вслед Ангелине: «Везет, что тебя забирают»

Рита Бахаренко родилась в Челябинске, а ее детство и юность прошли в небольшом городке в Башкирии. Она была старшим ребенком в многодетной семье, у нее два родных брата и много двоюродных братьев и сестер.

Страха перед малышами Рита никогда не испытывала, а в том, что у нее тоже будут дети, всегда была уверена. И не очень переживала первое время, когда поняла, что с детьми не получается. Решила, что, наверное, просто не время.

Сейчас у Риты две приемных девочки — семилетняя Ангелина и пятилетняя Виктория. В семье они три года. Рита с мужем растит дочерей в маленьком уютном городе под Екатеринбургом.

Можно ли найти именно «своего» ребенка, не испытав душевных мук, в чем отличие «простых» родителей от «терапевтических», почему нельзя сравнивать приемных детей со сверстниками из обычных семей, что делать, когда хочется рыдать и «на ручки», почему малыши и подростки не должны жить в детских домах – об этом Рита рассказывает в своем блоге в Инстаграме и в интервью фонду «Измени одну жизнь».

От мысли до дела — 20 лет

К приемному родительству я шла почти всю свою жизнь, с юности. Это очень долго, и я жалею, что не решилась на этот шаг раньше. Впервые задумалась об этом в 19 лет, оказавшись в числе волонтеров в доме ребенка. Тогда я еще не знала, что у меня не может быть своих детей, но, глядя на отказников, подумала, что хорошо бы забрать одного из них домой. От мысли до дела прошло 20 лет…

Ангелина и Виктория. Рита  признается, что сначала и не думала брать в семью двоих детей.

Это были и годы беспечного житья, когда я  благополучно забыла о своих благих намерениях юности, это были и годы отчаянных попыток родить своих, это было и время серьезных раздумий после тяжелого развода, когда уже поняла, что точно хочу взять приемных, но еще сомневалась, справлюсь ли в одиночку. В итоге, в 2014-ом я окончила Школу приемных родителей, но взяла детей только спустя три года.

С момента получения в опеке официального документа на знакомство с детьми до приезда в семью первой девочки прошел год.

Я открывала федеральную базу детей-сирот и каждый раз с замиранием сердца листала анкеты, присматриваясь к лицам, глазам, улыбкам, испытывая одновременно и трепет, и тягость.

Муки совести

Это трудно — смотреть и подбирать себе ребенка. Но это необходимо, потому что ты понимаешь, что лучше максимально рассчитать свои силы. Но каждый раз, закрывая какую-то анкету, все равно чувствуешь себя будто предателем.

О фонде «Измени одну жизнь» я также узнала из интернета, подписалась на рассылку еще в то время, когда искала своих детей. Такой формат знакомства как видеоанкета, думаю, может существенно ускорить и сделать намного проще процесс поиска детям семьи.

Нужно использовать любую возможность, которая может помочь этим детям найти своих любящих взрослых и стать частью их семьи, то есть, стать с-част-ливыми.

Когда я впервые поехала на встречу с реальным, конкретным ребенком, меня трясло от страха. В моем заключении был большой возрастной размах — от 0 до 10 лет, так как я сразу была настроена на братьев-сестер, а погодок среди них не так много. Внешность и национальность для меня не имели значения, но был отмечен пункт, что не потяну ребенка с серьезными проблемами по здоровью.

Вика на встрече с мамой. Дом ребенка, в котором жила Вика, запомнился «железной» дисциплиной. 

В итоге было много звонков и несколько встреч. Две последние стали решающими. Мне позвонили из сибирского города, рассказали, что есть брат и сестра, 1,5 и 2,5 года, приезжайте.

Приехала. Погуляла. Все, готова забрать! Окрыленная, возвращаюсь с детьми с прогулки, но, после разговора с няней и врачом, которая напугала возможной умственной отсталостью мальчика, испугавшись, позорно уезжаю, — думать.

Дома, мучаясь муками совести, начинаю гуглить, как растить таких детей, и натыкаюсь на страницу в соцсети матери пяти приемных детей, один из которых инвалид, и двух кровных (к слову, сейчас в этой семье еще двое своих появились!) Почитала записи, дневники этой мамы, и это виртуальное знакомство стало волшебным пинком! Звоню на другой день в опеку — все, говорю, я еду, забираю этих детей. А мне — поздно, другая семья их готова взять!

Читать также — 6 вопросов приемных родителей главному психиатру Москвы

По закону, я могла настоять на этих детях, положенные мне 10 дней официального знакомства еще не прошли, но я уступила… Там была полная семья, они сразу согласились, зачем я буду лезть? Я сникла, очень расстроилась, думала, что упустила свой единственный шанс и уже никогда не смогу найти своих детей.

Зачем мне две девочки?

Но, перед Новым годом вдруг раздался звонок из минсоцполитики, и мне предложили посмотреть двух маленьких девочек, которые находились недалеко от моего города. Поехала, а сама вяло думаю — ну и зачем мне целых ДВЕ девочки?))) Одной бы хватило, и одного мальчика)))

В общем, приехала. Они были в разных учреждениях. Сначала встретилась с одной, потом с другой.

Энергетика у Гели — просто лавина, говорит Рита. На фото — Ангелина едет домой.

И первая же встреча с Ангелиной все решила. Этот ребенок сразу сбил меня с толку неожиданным появлением в комнате для персонала.

Ей сказали, что к ней приехали, и она тут же помчалась ко мне, будто всю жизнь ждала, и стала разглядывать во все глаза, — а взгляд такой — пристально-дерзкий, веселый, хитрющий-хитрющий… Энергетика — просто лавина.

Я даже испугалась, но деваться некуда было. Уже было понятно, что это она, моя дочка, которая, увидев меня впервые в жизни, готова была сейчас же, безоговорочно, собрав свои немногочисленные пожитки, без оглядки уйти со мной хоть на край света. И такое отчаянное, такое пронзительное, авансовое доверие к тебе чужого ребенка, конечно, попало мне в самое сердце.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

В тот же день я встретилась с Викой — молчаливой, слегка сердитой, строгой восточной красавицей. Она при встрече нахмурила брови и разревелась в голос. Немного оживилась и снисходительно улыбнулась, лишь когда я открыла пузырек с мыльными пузырями… Трудно было поверить, что эти две абсолютно полярные по внешности и темпераменту девочки — сестры.

И парадокс был в том, что обе были совершенно мои дети — беленькая веселая и темненькая серьезная. Все сомнения как рукой сняло. Через несколько месяцев одной исполнялось четыре года, второй —два.

Получилось, что искала я детей по всей стране, оставляя свои данные во всех городах, где бывала в отпуске или по работе, а нашла совсем рядом.

 «Уйдите, это моя мама!» 

Никаких проблем с опекой и руководством детских учреждений не помню. С опеками как-то всегда везло, особенно с той, которая у нас сейчас. Отзывчивые, добрые люди, я от них за три года видела только хорошее. Приют, в котором жила Геля, тоже запомнился хорошими педагогами. Ангелину там любили.

Когда мы уезжали, провожать ее собрался весь персонал и девочки-подростки (в приюте находились дети от трех лет и старше). Я навсегда запомнила взгляд одной воспитанницы лет 12, когда она сказала вслед Ангелине: «Везет, что тебя забирают».

И столько тоски, мольбы было в ее глазах, столько безысходности ребенка, который отчаялся найти семью, потому что эти дети в большинстве своем уже понимают, что у них меньше всего шансов уйти из детдома, ведь подростков не так часто берут в семью, как маленьких детей, и я восхищаюсь людьми, которые не боятся брать на воспитание детей постарше.

Очень запомнилась мне тогда не только эта грустная девочка-подросток. В Ангелининой группе был мальчик лет трех. Когда я приезжала, он часто подбегал ко мне и подставлял голову, чтобы я его тоже погладила, потрепала по волосикам, как Ангелину. Ластился постоянно.

Геля ревновала, отгоняла от меня всех детей, буквально руками-ногами отгоняла и кричала: «Уйдите, это моя мама!»

Почему дети не должны жить в детдомах

Вот по таким законам они там живут… Разве может такое не ломать психику? Разве можно нормально развиваться, познавать мир, радоваться жизни, когда ты постоянно вынужден защищаться, выбивать себе место под солнцем или прятаться, ждать, бояться, надеяться и не дожидаться, жить с мыслью, что ты никому не нужен?

Это страшно — переживать такие чувства в детстве. Очень жалко всех, так хочется, чтобы каждый ребенок — и малыш, и подросток ушли оттуда жить домой и никогда больше не возвращались.

Нянечки, провожая Гелю, всплакнули. Она всех их звала мамами, и всегда всех обнимала. А психолог приюта предупредила, что, несмотря на то, что Ангелина очень ласковая, замечательная девочка, ребенок сложный, и в приюте она слыла «командиршей».  И даже советовали сначала пожить с Гелей на гостевом режиме, присмотреться.

Я и взяла ее на гостевой, но только чтобы скорее увезти, возвращать обратно не собиралась. Через месяц приехала и забрала личное дело. Это хороший выход, если надо забрать ребенка быстро, а документы не готовы.

Дом ребенка, в котором жила Вика, запомнился «железной» дисциплиной. Посещения детей строго по минутам, строго в халате, бахилах, шапочке, думаю, что такая «стерильность» сказывалась и на внутреннем состоянии детей — поэтому и Вика была там такая напряженная и печальная.

Дорога домой у нас заняла три с половиной часа, и все это время Вика сидела тихо-тихо, съежившись, как загнанный зверек, не проронив ни слова, ни на что не жаловалась, ни о чем не просила, не плакала, не улыбалась, сидела застывшая, чуток поспала и оставила на сидении маленькую лужицу от страха… Сейчас это совсем другой, живой, ребенок, этакая девочка-болтушка.

Сестренки познакомились друг с другом дома

Несмотря на то, что Геля и Вика сводные сестры, впервые они увидели друг друга, уже когда я привезла их домой. По крайней мере, они друг друга точно не помнили. Вику я привезла на месяц позже, Ангелина к тому времени уже месяц жила дома.

Мы с Викой зашли в квартиру: «Геля, — говорю я, — вот, это твоя сестренка». Обе девочки замерли и, с минуту стояли не шелохнувшись, глядя глаза в глаза и молча изучая друг друга.

Двухлетняя Вика, конечно, совсем не понимала тогда значения слова «сестра», а вот Ангелину я подготовила, и потому она первая вышла из оцепенения и бросилась обнимать испуганную маленькую гостью.

Ангелина и Вика дома узнали, что они сестры.

Правда, она не сразу сообразила, что теперь придется «делить» с «этой Викой» недавно приобретенную мамину любовь, но первое время отношения между сестренками были очень нежные.

Читать также — Приемный ребенок в семье. Что дальше?

Примерно месяц еще Вика вела себя тихонечко, как мышка, с трудом удавалось расшевелить ее, чтобы хотя бы улыбнулась, но со временем,  глядя на старшую сестру, оттаяла и осмелела, а главное, слыша, что Геля зовет меня мамой, тоже стала так ко мне обращаться.

Вот тогда Геля начальственно и заявила мне: «Ну и зачем ты эту Вику дурацкую выбрала? Взяла бы Катю или Машу».

«У меняяяя есть мааамааааа! Ляяяяяя!»

Геля в первые дни и недели дома ходила с широко раскрытыми глазами и робко восторгалась всем подряд— ах, какой у нас нарядный дом, ах, какой лифт, ах, какая красивая чашечка, ах, это все мне?, ах, это для меня?, а это мое? И так далее. Спустя время знаки восклицания сменили интонацию с робкой на более уверенную — Это мне! Это мое! Это для меня! )))

Еще Ангелина первые месяцы дома постоянно пела песни. Она складывала в произвольную мелодию все свои мысли и слова и получалось что вижу, о том пою: «У меняяяя есть мааамааааа! Ляяяяяя! У меня есть Викаааа, бааабушка, деееедушкаааа, я домааааа навсегдааааа! Я всех люблююююю! И мамаааа со мной навсегдааааа!» И так далее. Пела дома, на улице, в магазине, в ванне… Я записала на видео несколько таких «концертов».

Позже к Геле присоединилась Вика. Одно время они каждый день устраивали подобные представления. И довольно быстро привыкли друг к другу. Хотя сильно ревновали меня, особенно Ангелина, которая месяц была дома одна и конечно не напиталась таким коротким индивидуальным общением с мамой.

Обе готовы были буквально на части меня разорвать, особенно когда укладывались вместе. До сих пор проблема ревности у нас есть.

В этом году Ангелина пойдет в школу, и  я надеюсь уделять ей больше внимания теат-а-тет, которого ей, как старшему ребенку, конечно не хватило. Думаю, тогда и с Викой будет удаваться побыть наедине чаще. Когда мы жили только втроем, всегда везде ходили троицей, мне не с кем было их оставить, и потому отдельно пообщаться с каждой девочкой не получалось.

Сейчас у нас есть папа, но пока у него еще идет процесс адаптации с ним, и тут свои сложности. Опять дает знать о себе ревность. Но уже к папе. Как мне хочется, чтобы скорее уже все улеглось на свои места.

Кто в доме главный

Самым сложным в адаптации было и есть до сих пор — выстраивание иерархии «взрослый-ребенок» и «кто в доме главный». Ангелина — маленькая «командирша», «лидер» по натуре, кроме того, уже в раннем возрасте оказалась в условиях, что надо было выживать и бороться за себя, а она постоять за себя умеет — это точно.

Во время адаптации было важно объяснить, что главная в семье — мама, а не дочка.

И тут я ей досталась — «мягкая, добрая, пушистая», в то же время, вся такая «творческая мама-хаос». Если бы я сама родила этих детей, они, конечно, быстрее и органичнее встроились бы в мой такой образ жизни «хиппи» — когда — таааак, дети, сейчас у нас будут танцы! А сейчас мы идем на речку! А завтра уезжаем в палаточный лагерь. Ну, а сегодня сидим дома, потому что мама устала. Никакого четкого плана и режима в общем.

А таким гиперактивным детям как Геля и Вика строгий режим дня необходим как воздух. Мне трудно было перестроиться в этом плане. И потом, умненькая Гелечка быстро сообразила, что мама у нас «добрая» и тут же начала продавливать позицию, что это она на самом деле — «главная».


И нелегко ей было смириться с мыслью, что — нет. И вот мы с ней «бодались»  полгода — «кто в доме главный», пока я открытым текстом не начала говорить:  «Я тут главная, я — большая, я — мама, а ты — маленькая, ты — дочка, меня — слушаться!».

Но и сейчас она периодически пытается сесть мне на шею, но мой вариант мягкости — обманчивый. Я могу долго терпеть и ждать и «продавливаться», но стержень очень крепкий. В этом плане сейчас очень трудно и нашему папе. Ангелина по полной программе проверяет границы и на нем. И периодически лидирует, потому что он пока поддается на ее провокации.

Вика и Рита похожи по темпераменту, поэтому их адаптация друг к другу прошла быстрее и проще.

Ему трудно, я вижу, некоторые ее выходки сильно выводят из себя. Например, она во время прогулки может далеко-далеко уехать от него и от Вики на своем велике и ищи, свищи! Они ищут ее, а она преспокойно наблюдает за ними откуда-нибудь из-за угла, а потом приезжает самостоятельно к дому. Семь лет девочке.

Или перед сном начинает капризничать, при попытках обуздать — обзывается, дерется, плюется. Пока мы не понимаем, чего она этим добивается. Вася пытается сразу же ее воспитывать, хотя отношения еще крепкие у них не сложились. Ангелина воспитанию сопротивляется. Он, как любой мужчина, сопротивление воспринимает как вызов, и вот такой замкнутый круг пока что.

Как измерить любовь

С Викой у меня адаптация прошла проще, потому что темпераменты у нас с ней схожие, хотя, с Гелей, как ни странно, мне легче. Не знаю, может, потому что Геля сразу была вся нараспашку — и смеялась, и орала в голос, и истерила, — это было тяжело, но зато все понятно — объятия, ласка, любовь  — все у нее по полной программе, все на виду, а Вика — закрытая, она не сразу к себе пустила.

Но они обе очень добрые, отходчивые девочки. И обе — такие разные — мои-мои.

С Ангелиной я сразу это поняла. С Викой — со временем. И, кстати, до сих пор выслушиваю от некоторых упреки по этому поводу — мол, Гелю я выделяю, люблю, а Вика — так, с боку припеку, «падчерица». Мне неприятно и больно это слышать, особенно от значимых для меня людей.

Как будто, во-первых, приемные родители и дети обязаны немедленно полюбить друг друга, как по команде, а, во-вторых, полюбить желательно под копирку, одинаково, не дай Бог одной сиреневый цветочек достанется, второй — желтый. А кто скажет, какой цвет лучше? Кто чем меряет любовь?

Сейчас Геле 7 лет, она выросла и очень изменилась. 

И родные матери любят каждого отдельного ребенка по-разному, но это не значит, что одного — больше, другого — меньше. Мы все уникальны и все — живые люди, и теплые отношения надо вырастить. И даже за тем, что сразу взошло, надо ухаживать, иначе завянет этот цветок.

Я очень увлеклась сейчас теорией привязанности, и уверена — пока не выстроена прочная связь с ребенком, бесполезно его воспитывать, он тебя просто не будет воспринимать. Это и к кровным детям, кстати, относится.

Чего это вдруг мама убежала из комнаты?

И сейчас случаются моменты, когда от усталости и от того, что ничего не получается, хочется рыдать, и руки опускаются. Я прошла много тренингов по той же теории привязанности, но, наверно, время нужно выдержать, а еще бывает, что именно с приемными детьми не все работает: ты и поиграл с ними, и книгу почитал, и поговорил по душам, а все равно это не гарантирует тепла и послушания, по крайней мере, мгновенного.

И потому все равно изматывают двухчасовые укладывания, например, или «побеги» с прогулки, хотя все хорошо заканчивается, но мне нужно много времени потом на восстановление.

Раньше я «спасалась» простейшим переключением — читала детективы по ночам и смотрела детективные сериалы. Иногда — включала громко музыку и начинала танцевать вместе с детьми. Помогало.

К специалистам тоже обращалась, но это уже когда успокоишься можно делать.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

Когда все кипит внутри — мне лично лучше резко переключиться, пусть на кино, на любые свои дела, просто пошла голову помыла.

Дети бывают в шоке: чего это вдруг мама сорвалась и убежала из комнаты? Иногда, кстати, действует, перестают веселиться и засыпают. Сейчас я стараюсь больше читать книг о приемном родительстве, а еще озвучиваю сказки, стихи, прозу — вместе с мужем выкладываем свое творчество в группе В Контакте. Очень помогает.

Реже удается прогуляться в одиночестве на природе или выпить кофе с подругой и просто поболтать ни о чем. Начала вести блог в интернете о приемном родительстве. Как ни странно, поддержка незнакомых людей, их теплые слова, дают много сил, иногда только это и надо.

Переключиться с «простого» родителя на «терапевтического»

С мужем, когда мы начинаем говорить о детях, отвлечься не получается. У него на многие вещи взгляд еще горячий, у него от первого брака есть взрослые дети, и ему пока нелегко переключиться с «простого» родителя на «приемного».

А ведь это совершенно разные родители! Приемный родитель — «терапевтический». Это новый термин, и он сейчас очень активно развивается, и мне эта теория очень отзывается.

«Терапевтический» родитель, в отличие от «простого», не просто любит ребенка, не просто заботится о нем, он еще и реанимирует, знает, как правильно реагировать на острые моменты, способен оказать в целом и профессиональную поддержку травмированному ребенку, это целый комплекс компетенций.

Пока не выстроена прочная связь с ребенком, бесполезно его воспитывать, он тебя просто не будет воспринимать, говорит Рита.

Я простым родителем никогда не была, поэтому мне легче, тем более, я всегда тяготела именно к такому родительству — «исцеляющему», мне всегда было больно за брошенных детей и всегда хотелось утешить их.

В общем-то, на такой «терапии», а не на привычных для многих педагогических приемах и строится весь процесс воспитания приемного ребенка. Простая педагогика здесь бессильна.

Я сначала спорила с мужем по этому поводу, пыталась что-то внушить, доказать, теперь отступила, пусть время пройдет, ему сейчас одной Ангелины хватит, она испытывает его ого-го как!

Муж сделал мне предложение, узнав, что я приемная мама

С мужем мы познакомились, озвучивая вместе аудиопьесу, он актер, играет в театре. Сходили вместе на спектакль, потом кофе попить, стали разговаривать. Василий был поражен, когда узнал, что у меня двое приемных детей, а главное, что я взяла и воспитываю их одна. До сих пор думаю, что он на почве этого «потрясения» и женился, а когда опомнился, уже поздно было)

И ему реально намного труднее с ними сейчас, чем даже мне одной было. У меня была мощная мотивация, а ему нежданно-негаданно эти дети на голову свалились) Мало того, что принять нужно, так еще желательно и полюбить, а ко всему неплохо бы и воспитывать))) И сразу двоих, гиперактивных девчонок, совсем не «припевочек».

В «медовый месяц», который длился от силы две недели, все было прекрасно, а потом началось! Сейчас наступил кризис.

Лодку нашу семейную трясет, дети ни дня не дают расслабиться, испытывая терпение отца, при этом мы ходим на занятия в Школу приемных родителей и пока держимся.

«Неуместные» вопросы смутят того, кто их задает

Диагнозы, которыми меня пугали в детском доме, ни у кого из детей не подтвердились, либо  все прошло, но главная наша проблема сейчас — это СДВГ. По современным меркам, нам достались «подарочные» дети, если не считать небольшую задержку в развитии из-за года жизни в казенном учреждении, но это мы нагоняем.

А вот гиперактивность. Меня поймут только родители, у детей которых тоже действительно СДВГ, а не «просто этакий ребенок-живчик, подвижный, любознательный, сейчас ведь все такие» и т. д. Неееет, дорогие мамы и папы «просто активных детей» — настоящее СДВГ — это очень тяжело, это очень изматывает, это летящий на скорости автомобиль без тормозов, это жизнь на вулкане…И медикаментозно можно только чуть снизить скорость. К счастью, это проходит, говорят, к подростковому возрасту… Не знаю. Увидим. Ждем)

О том, что дети приемные, я, конечно, не кричу на каждом углу, но в садике, в кружках, куда мы ходим, педагоги и некоторые родители знают. То, что могут начать тыкать пальцем, вообще не волнуюсь. Это ведь, по большому счету, пережиток прошлого — сильно удивляться или охать по этому поводу или смеяться.

«Неуместные» вопросы скорее могут смутить того, кто их задает, а не меня или детей. К тому же я не скрываю от дочек истории их появления у меня. Они знают, что их родила «другая мама», которая с ними «не смогла жить, так бывает», но потом у них появилась я, мы сразу понравились друг другу и теперь навсегда вместе.

У нас есть специальная сказка для таких случаев, девочки обожают ее слушать. Если захотят увидеться с той мамой, мы вместе к ней поедем. Так что, никаких «лазеек» для каверзных вопросов окружающим не оставлено.

«На людях» я смущаюсь лишь случающегося безобразного поведения детей. В такие моменты кожей чувствую, как говорится, красноречивые взгляды и мысли окружающих: «Какие невоспитанные дети у этой никудышной матери!» Не факт, что именно так люди думают, но я все равно молча глотаю стыд, когда дочки не могу усидеть на одном месте в метро, например, скачут по вагону, беспокоя других пассажиров. Я осаживаю, но все равно молча расстраиваюсь.

Или нужно всякий раз в таких случаях отрекаться от дочек и орать: «Нет, нет, это не мои дети, я их не знаю, я их такому не учила, это у них травма, они сироты, поэтому так ужасно себя ведут, я не виновата!?»… Пять-десять минут позора, а потом уже нормально, привыкаю… Шучу, но без юмора жить с приемными детьми и не сойти с ума — невозможно. Хотя, если кто вдруг начнет обижать их, как тигрица готова защищать и всех «порву».

Когда вырастают приемные дети

Смотрю на своих детей иногда и думаю — три года в семье, ну совсем никакого прогресса. Но, это если сравнивать с другими, «домашними» детьми, а так делать нельзя! Если сравнить сегодняшнюю Ангелину с той девочкой, которая переступила порог моего дома тогда, это разные девочки. Я даже немного грущу по той малышке — доверчивой, храброй, но все же с глазами испуганного олененка.

Рита с мужем и детьми.

Сейчас конечно все это в ней тоже осталось, но Геля выросла, окрепла, ее диковатые манеры приобрели черты обаяния и непосредственности, в сочетании с природной открытостью это дало волю ее врожденной артистичности — она очень красиво танцует, импровизирует, рисует, тонко чувствует и замечает красоту вокруг, при этом вовсю гоняет на самокате, велосипеде, бесстрашно и ловко взбирается на самые высокие лазалки, быстро бегает.

Ее впечатлительность, которая раньше не давала ей спать и ночами, и дочка часто плакала, теперь дает ей возможность отлично справляться со всеми ролями в свободной игре, фантазировать на каждом шагу.

А Вика… Она ведь была очень-очень маленькой, сильно малорослой для своего возраста, настоящей дюймовочкой, вернее, гриб-боровичок такой, потому что вширь она росла, а вверх нет, я очень переживала. И тут вдруг — раз, за одно лето ноги длинные такие стали, все платья вмиг укоротились.

Очень-очень вытянулась и также вдруг стала очень четко говорить. До этого что-то свое болтала без умолку, но никто не мог понять, что именно. А тут вдруг —  дикция четкая, говорит целыми предложениями! Она у нас вообще ворчунья — следит за порядком, ходит проверяет — если какая вещь не на месте, — замечание. На улице смотрит, чтобы правила дорожного движения все соблюдали. Нарушил — пусть ты незнакомый человек даже — получи выговор от ребенка.

У Вики отличная память. Мы ничего с ней специально не учили, я вообще не сторонник зубрежки, раннего развития, дошкольники должны развиваться на улице, в игре и в движении, я считаю, а не за партой. Так вот, мы просто каждый вечер читаем с детьми или слушаем аудиокниги.

Одну книгу с пословицами и потешками читали как-то всю неделю, такая она веселая была, и вдруг, Вика начала нам выдавать наизусть целые страницы, одну за другой, и все верно… Вот так внимательно слушал ребенок и естественным образом запомнил, ничего специально не зубрил.

У меня появились два хвостика!

Мой мир и образ жизни с появлением в доме детей изменился кардинально. Я не могла больше свободно гулять вечерами, поздно приезжать домой, засиживаться на работе, сколько угодно ходить по магазинам, сорваться с места, уехать, да я элементарно не могла одна в магазин за продуктами сходить!

У меня появилось два хвостика! Даже в квартире они постоянно держали меня под контролем, и в ванну, и в туалет за мной ходили следом и вдвоем. Первые полгода мы практически не разлучались, я только два раза в неделю ездила на работу, а детей оставляла с бабушкой, но это были очень долгие проводы и прощания, еще и со слезами, особенно Геля долго меня не отпускала. Остаться одна я теперь могла только ночью.

Начало жизни дома совпало с началом лета, и мы по полдня гуляли, ходили на речку, в лес. Я намеренно старалась гулять подальше от людей и других детей, я хотела и для себя, и для дочек в первое время как можно больше покоя. чтобы только мы втроем.

Мне, во-первых, на природе было легче следить за ними, во-вторых, в тихом месте, сидя на лавочке с книгой и держа в поле видимости детей, которые играли друг с другом, я могла сама отдыхать, вволю наслаждаясь свежим воздухом и долгожданным материнством.

Вику тем более тогда я еще возила в коляске и, она часто спала днем на улице, давая и мне немного отдохнуть. Это было очень счастливое время. Хоть и трудновато приходилось иногда, но втроем нам было очень хорошо и спокойно. Не хватало только мужа и папы)))

«Мам, когда ты уже влюбишься, и у нас будет папа?»

Позже Ангелина стала интересоваться, почему у нас нет папы, грустила, просила, даже плакала. Я успокаивала и настраивала на то, что «как Боженька захочет», так и будет, а нам сейчас и так хорошо, правда? Я и себя настраивала на эту волну — вот сейчас нам всем просто замечательно живется, а то, что может появиться мужчина у нас в доме, причем сразу жениться, считала маловероятным, но, в силу авантюрности своего характера ничего не исключала, конечно.

А Геля торопила: «Мааам, ну когда ты уже влюбишься, и у нас будет папа?». Это я ей примерную схему, как появляются у некоторых детей папы, расписала.

Но, зато именно тогда, в то время, я научилась ловить эту хрупкую, нежную «птичку счастья» — подставлять лицо ветру, щуриться на солнце, всматриваться в глаза дочки, замечать веснушки на ее щечках, наслаждаться каждым прожитым днем и никуда, никуда не спешить.

Вот сейчас у меня уже не получается никуда не спешить. Семья стала больше, я занялась дополнительно к своей работе на радио двумя творческими проектами, начала вести блог в интернете.

Конечно, это стало возможно только потому, что муж сейчас много времени проводит с детьми, гуляет с ними, а у меня высвободились силы и для своих интересов.

Я давно хотела записывать свои мысли про детей, особенно когда читала дневники других мам-блогеров в соцсетях, но сама никак не могла ни сил, ни времени на это найти. К вечеру уже хотелось или только спать, или спокойно почитать, посмотреть фильм, заняться своими делами, но не сидеть перед компьютером.

Блог как ресурс

Но вот сейчас я чувствую, что в блогерстве тоже можно найти ресурс. А важнее всего, что информация о приемном родительстве, как оказалось, очень и очень нужна!

Оказывается, у людей еще столько мифов в голове насчет детей-сирот! Многие хотят взять в семью ребенка, но сомневаются, боятся, не знают с чего начать, и я поняла, что хоть немного могу помочь, рассказывая о своем опыте.

Я считаю, брошенным детям нужно обязательно помогать находить родителей, это очевидно! И маленьким, и постарше. Как много их там еще осталось!

Каждый день они просыпаются, проживают и снова ложатся спать, без мамы, без папы, нередко совсем одинокие, покинутые, со всеми своими грустными мыслями наедине. Так хочется помочь им всем-всем, чтобы никого в детских домах не осталось!

Все фото — из семейного архива  Риты Бахаренко.

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

2 комментария

  • Елена

    Вы молодец! Да, всем детям нужна любовь матери. Особенно детям из интерната. Особенно жалко детей подростков. У них мало шансов найти семью. А им просто нужна любовь, семья. Желаю вам любви, терпения, понимания детей и детьми, мужу терпения и любви. У меня у самой приёмная дочь. Так что я вас очень даже понимаю. Успехов вам в воспитании!

    28 июля 2020
  • Екатерина

    Спасибо за Вашу историю, это очень вдохновляет! Прочитала на одном дыхании. Обязательно пишите ещё!

    20 июля 2020