В первые же дни Алена сказала: «Вы меня тоже вернете. Я сложная, вас тоже выведу из себя»

Галина Акимова ее супруг Владимир Коновалов недавно взяли в семью пятого приемного ребенка, 10-летнюю Алену. Галина рассказывает о том, почему решилась стать мамой девочки, которая пережила два возврата и разлуку с братом, и как проходит первый месяц в новой семье.

Психолог и эксперт фонда «Измени жизнь» комментируют поведение детей после возвратов и объясняют, что поможет завоевать доверие преданного несколько раз ребенка.

Галина  и Владимир забирают Алену домой.

Как мы нашли Алену

Алену мы, в общем-то, специально не искали. Ее прежние приемные родители не смогли справиться и сами искали семью, которая взяла бы девочку к себе.

Насколько я понимаю, это был их первый опыт приемного родительства, и сразу со сложным ребенком, возвратным. Кроме того, в семье растет кровный ребенок с особенностями развития.

Но для Алены это была уже вторая замещающая семья. До этого девочка вместе с кровным младшим братом жила у женщины-опекуна. Та мальчика решила оставить у себя, а Алену вернуть в детский дом. Женщина воспитывала детей вместе со своей матерью, приемной бабушкой Алены. Кстати, бабушку девочка вспоминает с теплом.

Алена к брату очень привязана, говорит, что хотела бы с ним встретиться. Это обязательно произойдет, но чуть позже. Дети родом из Смоленской области, жили с матерью, отца не было, потом детей изъяли органы опеки, и так у них началась другая жизнь.

Про кровную мать известно только, что она живет в Смоленской области. Другой информации нет. Мы связь с ней не поддерживаем.

Две прошлые семьи – проводники в наш дом

С Аленой мы познакомились благодаря проекту «Ресурсная семья» одного из благотворительных фондов. Я наблюдала за девочкой некоторое время. Потом мне стало известно, что замещающая семья ищет для девочки новых родителей.

Читать также — 5 причин возвратов детей и как этого избежать: советы многодетной приемной мамы

Алена знала об этом, но переход из семьи в семью внешне приняла спокойно, чем немного удивила бывших приемных папу и маму. Хочу отметить, что она видела наших младших детей, и, может быть, по этой причине переход дался девочке не так тревожно.

В нашей семье растут приемные дети: Полина (16 лет) и ее брат Женя (13),  младшие — Коля (7) и его сестра Галя (6). У нас есть еще кровная дочь Ирина, ей 19 лет.

Алена говорит, что она сложная, что новая семья не справится с ней.

Я не осуждаю этих людей, которые признались, что не могут быть приемными родителями, наоборот, благодарна, что они не отдали Алену в детдом. Они не справились, и это понятно. Алене и себе мы говорим, что две предыдущие семьи были ее проводниками к нам, чтобы она тоже на них зла не держала.

«Давай я тебе помогу съесть морковку!»

В первые же дни Алена сказала: «Вы меня тоже вернете. Я сложная, вас тоже выведу из себя». Имея крайне непростой жизненный опыт за плечами, девочка не доверяет взрослым…

В первый день наша младшая дочка Галя (ей 6 лет) провела для Алены экскурсию по квартире, потом мы сели обедать. Алена первое время немножко стеснялась, но общалась с нами и с детьми.

Читать также — Приемный ребенок в семье. Что дальше?

Больше всего прикипела к Гале. Младшая, можно сказать, сразу взяла под опеку Алену.

К примеру, в первый же обед Алена увидела в подливке морковь и говорит: «А я не ем морковку». На что Галя сказала: «Давай я тебе помогу съесть морковку!» И это притом, что Галя сама ее не любит. Вот так девочки с первого дня сошлись.

У нас страха не было

Конечно, мы с мужем понимали все риски и учитывали то, что прежде у нас не было опыта общения с возвратными детьми. Но у нас не было страха, что вдруг не справимся.

Два года назад мы просматривали анкету одного мальчика, и когда узнали, что он возвратный, решили отказаться от этой идеи, так как не были уверены в собственных силах. А вот уже спустя два года взяли Алену.

Что случилось за это время? Ничего, просто окрепли, наверное. Когда мы узнали о том, что прежняя семья подыскивает девочке новых родителей, то представили, насколько ребенку тяжело. Это же удар по психике, тем более, в 10-летнем возрасте.

В детдом ей ни в коем случае нельзя было возвращаться. Наверное, эта мысль и побудила нас взять Алену к себе.

Прошла половина месяца совместной жизни, и я не могу сказать, что с Аленой очень сложно. Она по-своему чудная, но я понимаю, в чем причины ее поступков.

Однажды я поймала себя на мысли: нельзя возвратного ребенка давать неопытным родителям. Пусть лучше ребенок подождет еще какое-то время, он обязательно дождется своих. Лучше так, чем возвратный опыт.

«Отдайте обратно в детдом!»

По характеру Алена – открытая. Конечно, два возврата не могли не отразиться. Она говорит нам, мол «вы тоже меня отдадите обратно, потому что все возвращают». Кричит: «Отдайте обратно в детдом!» и тут же смотрит на мою реакцию, проверяет меня.

Алена любит читать, к ее приходу в семью приемные родители приготовили много книг.

Алена не слушается взрослых. Про адаптацию в нашей семье рано говорить. Могу отметить, что она много читает, может целый день провести с книгой. И с первых дней жизни в нашей семье, Алена вернулась к чтению. Кроме того, мы заказали много книг для нее, готовились к приходу Алены в семью.

Наша семья на лето переехала в деревню, мы работаем в саду. Алена к нам присоединилась. Но она нет-нет да скажет а-ля «а вот у тети Тани я целыми днями сидела в телефоне и играла в планшете». Она просит телефон, без игр ей скучно, а мы не позволяем. В нашей семье так не принято. Да и по телевизору мы не все подряд смотрим.

Зато мы с ней много разговариваем, вечером анализируем прошедший день. Такие разговоры сближают и помогают в адаптации.

План на завтра – погулять с тетей Галей

Важно сначала принять ребенка таким, каким он является на самом деле. Любовь же зародится в процессе. Возвратный ребенок — не конфетка, он очень колючий. Чувствует принятие не словами, не взглядами, а на уровне энергетики.

Пока называет нас «тетя Галя», «дядя Вова». Младшим детям она объясняет, что не может называть нас «мамой» и «папой», поскольку мы пока не стали родными. Это очень правильная позиция, я считаю. Было бы странно, если ребенок в первую неделю начал называть нас так.

О будущем девочка не говорит, так далеко пока вперед не забегает. Алена по-прежнему переживает, что мы ее вернем. Внутри ее живут сомнения, в самой себе, в окружающих. Мы стараемся каждый день убеждать в обратном, говорить слова, которые повлияют на самооценку.

Алена накануне вечером составляет планы на следующий день. Например, пункт «погулять с тетей Галей», то есть со мной.

О помощи органов опеки

Я считаю, что пора перевести опеки с надзирательских рельс на помощь семьям. Семьи нужно подбирать не по количеству квадратных метров жилья, а по профессионализму.

Ребенку нужно в первую очередь создать благоприятную психологическую атмосферу, дать ощущение заботы и тепла. Мы, к примеру, не можем каждому ребенку предоставить отдельную комнату, но это не значит, что мы не можем создать нужную атмосферу. Опека против двухъярусных кроватей, но у нас они именно такие. На воспитание это не влияет.

Вообще, опека должна не только заниматься надзором и контролем, но и оказывать помощь семьям. Контроль важен, но нужно разделение. Один сотрудник опеки должен заниматься надзором, другой контролем, третий — помощью.

Не может один человек одновременно быть и адвокатом, и прокурором. Кроме того, я считаю, что сотрудники органов опеки должны проходить обучение в ШПР, так как у многих, к сожалению, нет понимания, что происходит с детьми и в семьях, и в детдомах.

Комментарии экспертов

Дина Магнат, психолог фонда «Измени одну жизнь», ведущая Школы приемных родителей в Институте развития семейного устройства (под руководством Людмилы Петрановской), приемная мама

«Вторичные отказы – это практически всегда удар по самооценке ребенка»

В случае с возвратным ребенком от семьи потребуется терпения в 5-10 раз больше, чем обычно. Ребенок, переживший вторичный отказ, не доверяет взрослым вообще. Сначала он будет избегать входить в отношения, затем пробовать их на прочность, и процесс этот долгий.

Семье нужно укрепить все свои ресурсы максимально и приготовиться к тому, что путь легким не будет.

Вторичные отказы – это практически всегда удар по самооценке ребенка. Он уверен: все плохие события в жизни произошли по его вине. Ребенок чувствует себя плохим и ведет себя, как будто стараясь убедить в этом и родителей, и всех вокруг. Словами его не переубедить. Только время и только терпение, возможно потребуются месяцы и даже годы.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

Для того, чтобы он вам поверил, нужно долго с ним прожить и ни разу не предать, хотя ребенок будет все делать для этого.

Он будет постоянно демонстрировать, какой он плохой, чтобы и вы сломались, и вы его предали, отдали, отказались от него, потому что ему невыносимо жить в ожидании того, что вы так поступите, «уж лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

Его доверие можно завоевать только не-предательством, постоянством защиты и заботы.

Евгения Кулинич, приемная мама, блогер, эксперт фонда «Измени одну жизнь»

Кто такие возвратные дети?

Возвратные дети – это те личности, которые не сошлись характерами, я имею в виду родителей и ребенка. Когда ни тот, ни другой не захотели подстраиваться, когда родитель, может быть, с неправильной мотивацией, с неправильным представлением о том, каким будет ребенок. Когда дети возвратные дважды-трижды, тут есть, конечно же, свои особенности и проблемы.

Читать также —  блог Евгении Кулинич 

Преданный однажды ребенок и попавший в детский дом, впоследствии его взяли в семью опекуны или усыновители и опять вернули, он уже не имеет ни доли доверия. И чтобы заслужить его доверие нужно больше сил, знаний, открытости, потому что это ребенок уже в своей раковине, он боится высунуться оттуда, говорит: «Вы снова меня вернете, я сложный!»

Откуда у него эти познания? От нас, взрослых, которые при любом удобном случае говорят: «О-о-о!», вздыхают, разводят руками. Ребенок принимает установку, живет с ней. И убедить его в обратном очень тяжело.

Другой момент, когда говорят: «Ребенок не ко двору». Выбирают-выбирают приемные родители, то цвет глаз не тот, то загар не тот. И все им плохо.

Выбрали. Но это ни их ребенок. Помимо внешности должна быть душа. И когда душа не лежит, то внешность уже не играет никакой роли. И получаются вот такие моменты…

Читать также — Евгения Кулинич: «Я устроилась в опеку, как только мы взяли приемного ребенка»

Есть такое выражение: «Когда вы рожаете ребенка, вы не выбираете». И екать не екает, когда вы рожаете, чувствуете только боль, желание оказаться дома. И здесь, в приемстве, то же самое. Вы по-своему переживаете эти роды, а потом знакомитесь с ребенком.

Конечно, хотелось бы, чтобы возвратов было намного меньше. Потому что это боль. Боль всех и каждого, когда ребенок оказывается вновь в детском доме.

Казалось бы вот, счастье было так близко,  ребенок пристроен, он попал в хорошие руки, ведь детей берут и возвращают вроде бы неплохие люди, но вот опять что-то пошло не так, и ребенок — в стенах государственного учреждения.

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

2 комментария

  • Елена

    Спасибо большое! У нас тоже возвратный ребёнок. Вы поддерживаете и даёте много советов и рекомендаций, литературу. Помогаете переосмыслить, подумать, понять. Очень хорошо, что есть этот проект. Спасибо.

    27 июня 2020
    • Иоланта Качаева

      Елена, спасибо большое за обратную связь! Очень важно понимать, что советы и приемных родителей, и психологов нужны, помогают. О чем бы вы еще хотели прочитать на сайте, какая еще информация необходима? И вы также можете воспользоваться бесплатными консультациями психолога фонда.

      27 июня 2020