18 сентября 2016

Семья Кустаровых: Рождение сына с синдромом Дауна стало началом большой приемной семьи

0
22
1

Наталья и Алексей Кустаровы воспитывают трех кровных детей (Любовь 21 год, Олег 18 лет, Алексей, четыре года) и пятерых приемных (Георгий, два года, Виктория 12 лет, Вячеслав, 12 лет, Татьяна, десять лет, Константин, шесть лет). Когда в семье родился ребенок с синдромом Дауна — это стало отправной точкой для создания большой приемной семьи.

IMG_2693

Леша

Когда в семье рождается ребенок с особенностями развития, на мир начинаешь смотреть совершенно иначе. Когда ты ждешь обычного ребенка — это одно, а когда в роддоме говорят: у вас будет ребенок с синдромом Дауна … Где-то год я проплакала так сильно, что поняла смысл выражения «выплакать все глаза».

Наш третий ребенок, Леша, родился с синдромом Дауна. Мне было очень тяжело осознать это, но старшие дети: Люба и Олег, и мой супруг поддержали меня. Вскоре мы Лешу крестили, и к нашей большой семье присоединились уже крестные родители, духовник. Поддержка всех этих людей очень помогла.

Вспоминаю, как в роддоме мне задали вопрос про Алешу: будете брать? Будто ребенок – это вещь, которую берут или не берут.

Алеша рос, постепенно развивался. Когда ему исполнился год появились новые знакомые, на сайте Даунсайдап я узнала, что есть семьи, у которых по несколько «солнечных» детей. И эти семьи нормально живут, ездят вместе с детьми на занятия, еще и помогают другим. Через мою знакомую, которая также воспитывает ребенка с особенностями развития, я узнала о фонде «Ванечка» и пришла на встречу с актрисой Эвелиной Бледанс. Она воспитывает ребенка с этим синдромом.

Георгий

Когда Леше было три года, мы всерьез задумались над тем, чтобы найти ему пару и взять ребенка с таким же синдромом. Найти мальчика, который будет расти вместе с Лешей и которому мы также могли бы подарить семейное тепло и любовь.

Мы с мужем записались в Школу приемных родителей. Параллельно стали искать и нашли маленького Георгия. В это же самое время мы узнали о пилотном проекте правительства Москвы. Суть проекта состояла в поддержке семей, где несколько приемных детей, в том числе с особенностями развития. Пока наши документы рассматривали, мы общались с Георгием. Вскоре мы стали участниками проекта, и столичное правительство выделило нашей семье квартиру. Мы взяли в семью Георгия.

Читайте также: Семья Казаковых — «Мы верим, что наши девочки заговорят»

Он прижился у нас мгновенно. Даже воспитатели детдома, где он жил, говорили нам, что мальчик очень ждал нас. Георгий вошел в семью, подружился с Лешей. Сейчас они дополняют друг друга. Георгий по характеру деятельный, интересующийся ребенок. Он изучает все уголки квартиры, находит применение игрушкам. Алексей созерцатель. Он – задумчивый. Перед тем как сделать шаг, задумывается.

Вика

Вику мы увидели случайно в одном из интернатов восьмого вида. Нам дали направление на двух ребятишек в один из центров семейного устройства Москвы. Нам представили Вику. Она сама нас спросила: возьмете меня в семью? Девочка к нам тянулась.

Уже после встречи муж мне сказал, что в груди что-то такое екнуло, что надо взять Вику к нам. Мы неделю с ней общались. И на одной из встреч она сказала: я уже собрала чемоданы и жду, когда вы меня заберете к себе.

Слава, Таня, Костя

Вячеслава и Татьяну и Константина мы нашли через региональный банк данных. Они из проблемной семьи. Там непростая ситуация с мамой, но есть бабушка с дедушкой. Ребята жили четыре месяца в приюте и сразу по возвращении из летнего лагеря должны были направиться в детский дом. Нам посоветовали познакомиться с ними. Мы взяли их в семью.

Они адаптируются постепенно, сразу начали называть нас мамой и папой. Тем не менее, адаптация проходит не так гладко, как хотелось бы. У детей дисциплинарная и педагогическая запущенность. Хотя отношения со старшими детьми сложились достаточно быстро.

Развитие

Проблемы возникают постоянно, вот недавно мы столкнулись с тем, что специальные группы в детских садах переполнены. И нас не готовы принять. В итоге мы собрались коллективом родителей, которые воспитывают детей с особенностями развития, и просим через органы опеки создать группу (на базе детсада) для занятий с нашими детьми.

IMG_2697 — копия (2)

С «солнечными» детьми должны работать высококвалифицированные специалисты. Найти таких – целая проблема. Мало найти дефектолога, психолога. Важно найти такого специалиста, который бы верил в наших детей, в их развитие. Работа крайне непростая. Какое-то движение ребенок может схватывать на лету, но чему-то приходится долго и кропотливо обучать. Например, как звонить в колокольчик, как держать ложечку, вовремя объяснить, что надо на горшок.

Обязательно должны быть индивидуальные и групповые занятия. Также важно уделять внимание музыкальным урокам, потому что наши дети лучше всего воспринимают информацию через музыку. С ними должны работать остеопаты. Всех специалистов мы ищем в частном порядке, поскольку поликлиники не могут предоставить даже логопедов. Специалиста надо выбирать на долгий период. Смена людей – не самый лучший вариант. Ребенок должен привыкнуть к нему, довериться. Опять-таки специалист должен поверить в ребенка.

Поймите, это просто феерия – видеть, как ребенок ходит, улыбается, хотя пару лет назад врачи на нем поставили печать. Когда ты видишь прогресс в развитии, ощущаешь себя просто фантастически.

1 комментарий

  • Натти

    Как вам всем дают деток? Я взяла девочку от которой опеки открестились. Одна опека не поставила на баланс, и проворонили нашу девочку и бегом оформили ее на меня временной опекой, моя опека не хочет мне давать документ на опеку т.к я у них зарегистрирована как усыновитель. И все уперлись рогом, что по истечению 6ти месяцев ребенка у меня заберут если я не усыновлю. А ребенок болен поэтому я хочу взять под опеку.

    24 ноября 2016

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 
 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *