Своих детей Ольга Жаркова нашла не сразу: несколько встреч прошли безрезультатно

Но желание создать семью не исчезло, и сегодня Ольга, ставшая приемной мамой двоих подростков, поделилась с нами своей историей.

— Почему вы решили взять приемных детей? Как вы на это решились?

— В моей семье приемные дети — первые. Кровных детей у меня до них не было. За этим решением не стоит никакой личной драмы или медицинских проблем. Это мой выбор.

Полтора года назад, когда я приняла решение, для меня было два варианта: либо пытаться завязать отношения и родить ребенка «для себя», либо взять приемных детей.

Принять это решение мне было не трудно. Всю жизнь главным идеалом была для меня бабушка, воспитавшая в одиночку двух приемных дочерей, в том числе мою маму.

Интеллигентная, образованная, уважаемая женщина, врач-педиатр. Долгие годы я жила с желанием быть похожей на нее. Но никогда не подозревала, что создам приемную семью. Видимо, ее пример с раннего детства засел в моем подсознании, куда глубже, чем я предполагала.

Что касается конкретного повода к приему детей, то однажды я поняла, что реализовала подавляющую часть поставленных ранее планов в работе и учебе. Мне нужны новые цели, но пока я не вижу их столь отчетливо, как видела прежде. Поняла, что настало время создать семью, т.е. начать жить не целями, а настоящим моментом.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Однажды на ночь я решила помолиться святым Петру и Февронии, нашла в сети молитву, и на словах с просьбой дать мне «веру праву, надежду благу, любовь нелицемерну» меня как молнией пронзило осознание того, что любовь к детям и есть воплощение нелицемерной любви. На следующий день я пошла в районный отдел опеки чтобы навести справки о том, какие нужно собирать документы.

Ольга уверена, что ей достались «подарочные дети».

— Вы психологически готовились к этому шагу? Были ли моменты, которые вас пугали?

— Страх у меня был только один: как бы не пополнить ряды людей, возвративших детей в детское учреждение. Но этот страх я поборола благодаря стойкому внутреннему ощущению, что делаю верный шаг, и в случае приема детей попадаю в жизни на свое, а не на чужое место.

Я прочитала и посмотрела очень много историй усыновления, особо полюбившиеся — по многу раз. Они также заряжали меня позитивом. Частенько пересматривала видеоанкеты детей, которых планировала забрать домой. Пусть общение с ними не привело к принятию под опеку, но они около года были моими путеводными звездами.

Мне помогла ШПР. Там объяснили те риски и негативные моменты, к которым следует подготовиться и не удивляться, если таковые случатся.

Например, предупредили, что на первых порах пребывания приемного ребенка в семье у 90% приемных родителей проскакивает мысль о совершенной ими ошибке и желании прокрутить время назад.

Благодаря занятиям в ШПР я поняла, что если такое ощущение и появится, то я не стану его драматизировать, а постараюсь терпеливо пережить этот период вместе с детьми.

— Вы готовили своих родителей?

— Изначально я сказала о своих планах маме. Она пыталась меня отговорить. Но со временем, убедившись, что мое желание крепко, стала поддерживать.

Я постоянно рассказывала ей о ходе ремонта в квартире, куда планировала поселиться с детьми. Говорила, что купила двуспальную кровать «для детей», собрала учебный стол «для детей», заменила ручки на окнах «в детской».

Так мое намерение стало для нее явственнее. В итоге, когда я ездила знакомиться с первыми детьми, на которых брала направление (а это были подростки 14-17 лет), и общение не очень складывалось, мама переживала за меня и давала советы.

— Где вы нашли своих детей, почему решили взять именно их?

— Своих детей я нашла не сама. Через регионального оператора мне их предложили сотрудники детдома, полагая, что именно они будут наиболее легки в адаптации.

Но на момент начала поиска детей я и думать не могла ни о ком, кроме тех ребят, которых «насмотрела» по видеоанкетам фонда «Измени одну жизнь».

Читать также — как мы создаем видеоанкеты

Благодаря прекрасно снятым мини-фильмам дети запали мне в душу, но личное общение не складывалось по разным причинам. Например, одни брат с сестрой готовились на все летние каникулы поехать к бабушке и к перспективе отправиться в приемную семью относились с прохладцей. Я искала только и исключительно подростков.

Отношения с первыми тремя детьми не сложились. Я приходила каждый раз с горестным чувством к региональному оператору и просила новое направление…

— Расскажите о вашей первой встрече с будущими сыном и дочерью?

— Дочка сразу прильнула ко мне и не отходила ни на шаг. Сын держался сдержаннее, вышел знакомиться в строгих брюках и белой рубашке, сразу подошел к нам, стоящим в обнимку, и охотно пожал протянутую ему руку, а потом не удержался и тоже стал обниматься.

Когда после общения в гостевой комнате их попросили на время выйти, чтобы мы с врачом могли поговорить об их медицинских картах, я слышала, что они что-то оживленно обсуждают в коридоре между собой.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Как только ребят позвали снова, они наперебой стали рассказывать о том, чем запланировали удивить меня, когда мы поедем ко мне «в гости», а именно — приготовить на завтрак гренки.

Узнав чуть позже на прогулке, что я юрист, и поняв, чем юрист занимается, спросили, не согласна ли я помочь их маме восстановить через суд родительские права.


Хоть я никогда не возвращала их к этому эпизоду, спустя какое-то время, дочь по своей инициативе сказала, что им с братом «было потом стыдно» за то, что они хотели меня «использовать». На первой встрече я почувствовала, что это добрые, чистые и открытые дети.

— Сколько лет было им на тот момент?

— Дочке — 12, сыну — 13.

— Чем занимались в первые дни вместе дома?

— Это были выходные. Дети заняли все мое время, до последней секунды. Я не ожидала, что детские интересы и запросы способны столь радикально отодвигать на второй план многие «взрослые» занятия.

После первых выходных вместе моя голова шла кругом. Но с другой стороны, я уже не могла представить выходных без них.

Полтора месяца, пока оформлялись документы, все субботы и воскресенья мы проводили вместе либо у меня дома, либо я приезжала к ним на целый день.

— Сложно ли проходил процесс их адаптации к вашему домашнему укладу? Была ли какая-то адаптация у вас? Возникали ли конфликтные ситуации?

— Дома дети старались проявить себя с лучше стороны. Дочь в бытовом плане не только прекрасный помощник, но и инициатор многих дел.

Поначалу меня озадачивал ряд моментов поведения детей в бытовом смысле. С одной стороны, что-то мне было трудно терпеть, с другой, я совершенно не хотела и не могла начинать перекраивать детей на свой лад.

Тогда я принялась ставить себя на их место и поняла, что делают они что-то «не так» не от вредности, а по неведению. Например, в детдоме не нужно было выключать свет в ванной и туалете. Откуда же у них возьмется сразу навык делать это дома?

Затем я с удивлением обнаружила, что дети легко воспринимают адекватные замечания. Не дай Бог, конечно, превращать процесс воспитания в процесс постоянного улучшения детей. Как будто родители меньше нуждаются в улучшении!

Я считаю, что главная задача на первоначальном этапе — понять и принять индивидуальные особенности детей и раскрыть им некоторые свои.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

Если же я замечаю в ребенке какую-то не очень приятную мне черту характера, и мое внутренне раздражение затмевает целостную картину, то остыв, я вижу, что этот небольшой недостаток с лихвой компенсируется другими положительными сторонами ребенка.

В целом, считаю, что дети мне достались «подарочные».

— Есть ли у вас устоявшийся распорядок дня?

— Дочь я оформляю в спортивную школу. А сын изъявил желание ходить на английский. Когда начнем заниматься, то и посмотрим, как будет выглядеть наш распорядок дня. Думаю, что главное — разумный баланс между занятым и свободным временем.

На детские планшеты установила программу родительского контроля, так как сама работаю и следить за всем самой сложно. Она помогает лимитировать время, которое ребенок проводит в виртуальном мире.

Дети приехали из детского дома с хорошо отлаженным режимом сна и отдыха. Они просыпаются сами между половиной восьмого и восемью утра, собираются в школу. Вечером я слежу за тем, чтобы они были в кроватях не позднее четверти одиннадцатого.

Если дети сделали уроки до девяти вечера, а в сложных случаях уроки делаются и позже, то я стараюсь почитать им вслух полчаса-час. В настоящее время мы знакомимся с житиями православных святых, адаптированными для детей. Читаю по одному за вечер, а потом мы обсуждаем прочитанное. Последней читали о жизни Александра Невского.

Перед сном, когда ребята уже в постели, каждый день они просят меня рассказать им историю. И я рассказываю что-то из всемирной истории или из истории России. Последний раз мы, например, обсуждали, почему Москву называли раньше третьим Римом.

— Отличается ли реальная жизнь с приемными детьми от ваших изначальных представлений об этом?

— Да, отличается. Иногда дети производят на меня впечатление «спецагентов», которые засланы ко мне затем, чтобы занять как можно больше моего времени и внимания.

Я учусь находить время на важные «взрослые» дела, требующие уединения и концентрации, объясняя детям, зачем мне это нужно. Они уже подростки и воспринимают это спокойно и с пониманием.

Однако во время нахождения в общем пространстве детям без труда удается переключить мое внимание на их потребности. Родительский инстинкт заботы срабатывает помимо моей воли.

Не ожидала, что буду в такой степени ведома неосознанными силами.

— Что дает вам силы преодолевать все трудности, связанные с вашим шагом?

— Любовь, чистота, доброта и нежность моих детей.

— Что бы вы могли посоветовать людям, которые думают об усыновлении ребенка?

  • Слушать свое сердце.
  • Присмотреться к тем, кто постарше, им труднее всего обрести семью.
  • Искать и найти своего ребенка.
  • Ни в коем случае не переиначивать его, а стараться усилить веру ребенка в себя.

— Как можно помочь детям-сиротам найти родителей?

— Об этом я поговорила с детьми. Дочь сказала: «Нужно, чтобы детей увидели».

Ваш фонд проделывает огромную работу. Однако, видеоанкеты зачастую не набирают достаточное число просмотров. А детей этих должно видеть как можно большее число людей.

Их должны знать в лицо. Знать, что конкретно этот Петя пяти лет живет в детдоме в 70 км от них, похож на них, любит лепить из пластилина и играть в прятки.

Дорогие друзья!

Продвижение видеоанкет мальчиков и девочек из детских домов в соцсетях — в группах по усыновлению, в личных аккаунтах – помогает будущим родителям и детям встретиться друг с другом.

Так работает проект — «Ангелы-Хранители».

Фото — из семейного архива Ольги Жарковой.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

2 комментария

  • Ирина

    Здравствуйте Ольга. Меня зовут Ирина. Я тоже приемная мама из Смоленска. Вы не могли бы со мной связаться? Моя почта irinfrxipova67@mail.ru

    16 января 2022
    • Ольга Жаркова

      Здравствуйте. У вас какая- то ошибка в мейле. Не получается написать. Мой os-z@mail.ru

      29 января 2022