Марина Глазкова
Марина Глазкова 30 сентября 2021

Анна Десницкая: «Знания, полученные в ШПР, помогают объективно оценить себя»

0
976
2

Анна Десницкая @anyadesnitskaya, художник-иллюстратор из Москвы, мама троих детей, рассказывает о том, почему после окончания ШПР она приняла решение отложить усыновление ребенка на некоторое время

— Анна, когда и почему вы задумались о приемных детях?

— Мы с мужем всегда рассматривали для себя возможность стать приемными родителями. Супруг довольно долгое время был волонтером в детском доме-интернате, так что небольшой опыт общения с детьми-сиротами у него был.

В нашем окружении довольно много семей с приемными детьми, поэтому усыновление нам никогда не казалось чем-то необычным и незнакомым.

Моя первая беременность была неудачной, и какое-то время было непонятно, сможем ли мы иметь детей. Тогда мы для себя решили, что дети у нас будут в любом случае, неважно, родные или приемные.

К счастью, вскоре у нас благополучно родился сын, а следом дочка. Когда Нине исполнилось 4 года, что поняли, что хотим, чтобы в семье был еще ребенок.

Поскольку идея взять приемства нас не оставляла, то мы решили для начала закончить Школу приемных родителей.

Анна с младшей дочерью.

— В Москве большое разнообразие школ для приемных родителей. На что вы ориентировались при выборе ШПР?

— Я выбрала ШПР Института Развития Семейного Устройства. Мне понравилось то, что все преподаватели и тренеры в этой школе сами являются приемными родителями, т.е. знают тему изнутри, а не только в теории.

Помимо этого, в школе преподают специалисты и психологи, чьи труды известны по всей стране и за рубежом.

— Как проходило обучение?

— Мы учились очно, два раза в неделю в течение двух месяцев. В группе было около 20 человек. По окончании всем выдали сертификаты.

Учиться было не сложно, а интересно, познавательно и необычно. Много занятий было построено в форме групповых тренингов.

Это было непривычно для меня, т.к. я человек достаточно закрытый, но в конечном итоге именно тренинги дали наибольшее количество знаний и открытий.

Иллюстрация Анны Десницкой. 

— Что нового вы узнали на занятиях?

— Трудно в нескольких словах описать все. Было очень много открытий и о себе, и о семье, о взаимодействии старшего и младшего поколений. На каждом занятии мы узнавали все больше как о приемном родительстве, так и о родительстве вообще.

Нам много рассказывали о том, почему дети не слушаются, как искать и устранять причины этого непослушания.

Меня поразила фраза, что в каждый момент времени ребенок ведет себя наилучшим образом, какой только возможен. Даже если он ведет себя ужасно – для него это лучший выбор в данной ситуации. И дальше дело взрослого понять, как эту ситуацию изменить.

Мы получили множество полезных рекомендаций, как взаимодействовать с детьми, как быть партнерами с мужем в вопросах воспитания и развития ребенка.

Иллюстрация Анны Десницкой.

— Какие моменты в обучении особенно запомнились?

— Мы до сих пор с удовольствием вспоминаем об учебе, это был отличный опыт! То, что мы два раза в неделю оставляли с кем-то детей и шли вдвоем на занятия, уже было здорово само по себе. У нас были прекрасные преподаватели, отличная группа, состоявшая из самых разных людей.

Мне запомнился тренинг, посвященным поведению и мироощущению пятилетнего ребенка. Мы разбивались на пары и общались друг с другом так, как будто нам самим по пять лет.


Это был удивительный опыт погружения в детство. А моя дочка была именно в этом возрасте, и я как будто смогла увидеть мир ее глазами! Это было незабываемо! И очень полезно для улучшения контакта с ребенком.

— Расскажите немного о людях в группе, какими они были? Кто-то из них усыновил ребенка после окончания ШПР?

— В группе было около 20 человек самых разных возрастов и профессий. Мне на момент учебы было 33 года, мужу 37, и в группе мы оказались одни из самых младших.

В группе почти ни у кого не было детей. Кроме нас была совсем юная женщина с маленьким первенцем, женщина намного старше нас, у которой сын уже был взрослым, и пара, где у мужа была дочь-подросток.

Группа была очень интересная, безопасная и поддерживающая. Но к сожалению, сразу после нашей учебы грянула пандемия, начались карантинные ограничения, изоляция – и после выпуска группа распалась.

Одна из наших выпускниц написала в общий чат, что недавно усыновила мальчика. Про остальных мне ничего не известно.

Иллюстрация Анны Десницкой.

— Какие рекомендации по усыновлению вам дали по окончании школы?

— В отличие от многих других школ в ШПР ИРСУ не дают рекомендаций по поводу усыновления. Их позиция такова, что родители сами должны принять решение, кого они хотят усыновить и хотят ли вообще, и никакие рекомендации не должны влиять на их решение.

— Почему вы приняли решение не брать приемного ребенка в ближайшее время?

— Пока я училась в школе, я думала об одной девочке, часто смотрела на ее фото в базе. После обучения мы поняли, что не готовы ее взять: ее диагноз требовал большой работы, на которую у нас не хватило бы ресурсов.

Я читала блог приемной мамы, которая взяла такого же ребенка, видела, насколько это серьезный труд и вложения. Взвесив все «за и «против», мы приняли решение вообще повременить с приемным родительством.

Но мы не отказались от этой идеи навсегда, а только отложили ее. Школа дала нам достаточно знаний, и если в будущем мы поймем, что хотим еще ребенка, то будем решать по обстоятельствам, кровный он будет или приемный.

Сегодня у нас уже трое кровных детей, младшая пока совсем малышка.

Анну в ШПР поразила фраза о том, что в каждый момент времени ребенок ведет себя наилучшим образом, какой только возможен.

— В последние годы тема приемного родительства освещается более широко, чем раньше, люди стали меньше бояться и больше усыновлять детей из детских домов. Но есть и случаи возврата детей обратно в систему. Как вы думаете, что можно сделать для того, чтобы этого не происходило?

Я сама узнала о приемных детях от собственного окружения. В ШПР много говорят о том, почему для ребенка так важен свой значимый взрослый.

Становится очевидно, что у детей, растущих в семье, гораздо больше уверенности в себе и доверия к миру. Когда они взрослеют, им намного проще встроиться в жизнь общества, чем детям из системы. Также в ШПР рассказывают о подводных камнях приемного родительства и учат, как справляться с трудностями.

Еще добавлю, что много полезного можно узнать и из блогов, которые ведут приемные родители. И очень важно, что они честно описывают не только радости, но и говорят о возникающих проблемах семейной жизни с приемными детьми.

Ребенок – не игрушка, и прежде, чем решиться на столь важный шаг, нужно взвесить свои силы, примерить ситуацию на себя и понять, точно ли вы готовы к усыновлению.

Я рада, что научилась слушать себя и объективно оценивать свои возможности и ресурсы собственной семьи.

Фото — из семейного архива Анны Десницкой.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

2 комментария

  • Галина

    Мы взяли приёмных мальчишек-подростков 11-ти и 13-ти лет, когда кровные дети выросли и жили уже отдельно. Мне было 55. Мужу 52.
    Всё успеете)
    Дети у нас пятый год. Очень хорошие дети. Им очень была нужна семья. И у нас на них есть время и силы.

    30 сентября 2021
    • Иоланта Качаева

      Галина, как хорошо вы написали) Спасибо за такой теплый отзыв. Рады за вас и ребят)

      30 сентября 2021