Видеоанкета, созданная фондом «Измени одну жизнь», помогла Наталье Ткачевой из Москвы увидеть в мальчике с пятой группой здоровья своего будущего сына

Наталья по видео поняла, что пятилетний Андрюшка из интерната для слепоглухих детей может расти и развиваться по другому жизненному сценарию. И не ошиблась.

Вот уже год Андрей в семье. Вместе Натальей они прошли экватор адаптации, пятую группу здоровья мальчика врачи сменили на третью. Андрей увлеченно рисует, а его приемная мама уверена, что ей достался подарочный ребенок.

— Наталья, когда вы впервые увидели видеоанкету Андрея? Каким был ваш путь к знакомству с будущим сыном?

— Я давно задумывалась о том, чтобы взять ребенка из детского дома. Прошла ШПР, но решилась не сразу, размышляла почти два года. Потом стала посещать семинары для волонтеров по работе с отказниками и поняла, что готова стать приемным родителем.

Собирала документы, параллельно искала ребенка. О фонде «Измени одну жизнь» я узнала в соцсетях. Однажды зашла на сайт Усыновите.ру, увидела анкету ребенка, который меня заинтересовал. Но в анкете был пункт «5 группа здоровья». Я смутилась, поскольку была не уверена в своих силах.

Читать также – 4 главных вопроса про группы здоровья детей-сирот

К анкете прилагался видеоролик, созданный фондом «Измени одну жизнь». Помимо видео были еще фотографии из дома ребенка. И, знаете, Андрей меня зацепил. У него оказалась очень интересная внешность. Кроме того, мне стало понятно, что у мальчика сохранный интеллект.

— Расскажите, что вам в ролике особенно запомнилось?

— Внешность Андрея, его голос. И еще я обратила внимание на то, как он выполнял задание, которое ему дала воспитательница. Видно было и моторику, и интеллект мальчика.

Видеоанкету мы с ним вместе еще не смотрели, но я взяла оттуда несколько кадров, распечатала как фотографии и показывала сыну, какой он был маленький. Я храню и фото, и видео тоже.

— В чем, по-вашему, важность видеоанкет для детей-сирот?

— Видео дает родителю больше информации, чем обычная анкета и фотоальбом. Ты видишь, как ребенок реагирует на окружающих, видишь, как он двигается, играет, ведет себя.

Видеоанкеты — еще один шанс, чтобы ребенок мог найти семью, родителей. Еще помогают качественные фотографии и рассказ о детях от лица тех, кто этих ребят действительно видел, общался с ними.

— Андрей вам понравился, а кому вы доверили свою мечту, свое решение о том, чтобы взять его в семью?

— Я посоветовалась с родными и друзьями, и они поддержали меня. Я воодушевилась и решила взять Андрея к себе. В тот момент он жил в Костроме, но в итоге забирать его пришлось из интерната для слепоглухих детей в подмосковном Сергиевом Посаде, куда Андрея перевели.

Наталья с сыном на одной из встреч  — на утреннике в интернате, где он тогда жил.

Небольшая бюрократическая проволочка была решена, и я поехала на встречу с сыном в интернат. Несмотря на пятую группу (с рождения) ребенок развивался и догонял сверстников, поскольку сотрудники костромского детдома с ним много занимались.

По сути, оснований для нахождения Андрея в интернате для слепоглухих детей не было.

У сына неврологический диагноз, кроме того, у него действительно слабое зрение, но не настолько слабое, чтобы учиться в школе для слепоглухих. Просто в Костроме его из дома ребенка практически некуда было переводить, и тогда для него нашли вот такой вариант. Хороший вариант, на самом деле, потому что это известный интернат, там много домашних детей учится.

— Перед знакомством какие у вас были ожидания, совпали ли они с реальностью?

— Мы встретились в середине декабря 2018 года. Перед встречей мне казалось, что при пятой группе здоровья ко мне выйдет ребенок неактивный, а он вышел, точнее, выбежал, вылетел как стрела. Андрей проявил себя, как очень активный. Такая маленькая обезьянка. Всюду лез, карабкался.

Я очень нервничала. Все равно ждала, вдруг «екнет». Не екнуло. Не ожидала такой подвижности ребенка, меня это несколько озадачило в тот момент.

Андрей уезжает из интерната домой.

Мальчик мне показался очень маленьким: в пять лет его рост был 97,5 см. Сейчас его рост 107 см, вырос в семье на 10 см(!) Сын пока не догнал сверстников, и, скорее всего, никогда не будет рослым, но я не считаю это проблемой.

В общем, на следующий день после знакомства я отправила согласие в Кострому и начала оформление документов на прием в семью.

— Ваши впечатления от посещения интерната?

— Это хороший интернат, там, в основном, живут и учатся домашние дети с особенностями здоровья, и он меня поразил в хорошем смысле этого слова. Там все обустроено для незрячих и слабослышащих детей, очень хорошее отношение к детям, много занятий.

Андрей был в маленькой группе из 4 человек, причем две девочки в группе были домашние. У Андрея была отдельная спальня, он был неплохо одет.

— Почему, по-вашему, дети не должны жить в детдомах?

— Главная причина — потому что детдом не может обеспечить для ребенка наличие одного постоянного значимого взрослого.

В результате, будь детский дом хоть золотым со всех сторон, ребенок не чувствует себя в безопасности, а значит, не развивается нормально.

Андрей жил в хороших учреждениях, но первые четыре месяца дома он боялся всего, а потом у него был период ночных кошмаров, он кричал и рыдал каждую ночь, когда стал адаптироваться к нормальной жизни.

Читать также — 6 вопросов приемных родителей главному психиатру Москвы

Кроме того, даже хороший детдом обычно не может утолить сенсорный голод ребенка и обеспечить его знанием того, как на самом деле устроена обычная жизнь. Дома, в семье ребенок просто живет и впитывает то, как устроено общество.

— Нередко приемные родители говорят, что забирали детей домой «словно во сне». А вы что запомнили?

— Все было так поспешно. Я вызвала такси, воспитательница собрала вещи Андрея, их оказалось неожиданно много, куча каких-то баулов и пакетов. Андрей был в изоляторе с простудой, я его забрала прямо оттуда.

Ему сказали, что за ним приехала мама, я вела его за руку по коридору, сотрудники интерната все его поздравляли, желали нам счастья.

Андрей два месяца дома. Еще не умеет улыбаться и смеяться.

Воспитательница и дети из его группы пришли попрощаться, сфотографировались с ним на память. Водитель такси понял, что происходит, что я забираю ребенка из детского дома, и он очень чутко к нам отнесся, помог вещи донести.

Когда мы начали подъезжать к Москве, Андрей осознал, что его ждет другая, отличная от интерната жизнь. Он в буквальном смысле впал в шок. Мы добрались до дома, и Андрей сразу лег спать. Видимо, на фоне переживаний.

— Что в поведении Андрея вас, может быть, удивляло в первое время, чем это поведение отличалось от поведения детей из обычных семей?

— В первые месяцы дома Андрей боялся всего вокруг: деревьев, кошек, собак, травы, стиральной машины, темноты и так далее. У меня есть кот, и все время приходилось делать так, чтобы они не пересеклись. Ребенок при виде кота сразу переходил на визг. Спустя четыре месяца все эти страхи исчезли.

День рождения дома. Андрей 4 месяца в семье.

Ел он очень мало поначалу и был очень избирателен, только спустя год стал нормально есть. Купание в ванной он полюбил сразу. Одежду сначала всю выбирала я, через полгода показала ему, где что лежит, теперь он может сам выбрать.

Сначала он не понимал шуток совсем и не умел смеяться. Он изображал смех, и это было страшно, волосы на голове дыбом вставали.

Сейчас он очень смешливый, можно ему просто подмигнуть, он уже расплывается в улыбке, смеется естественным смехом.

— А вы что чувствовали в первые дни, ведь у вас появился ребенок, сразу пятилетний. Чего боялись вы?

— Я больше всего боялась не справиться. Потом я поняла, что так или иначе я справлюсь, у меня просто выбора нет.

Я стала бояться, что я его не полюблю. В первые дни был какой-то постоянный стресс и тревога: ребенок ничего не ест! Он всего боится! Он ужасно себя ведет! Он все время говорит и говорит какую-то ерунду!


Дискомфорт, конечно, был, моя прежняя ровная и спокойная жизнь закончилась…

— Чем запомнилась адаптация?

— Мы привыкали друг к другу постепенно. Некоторые родители описывают первую встречи или первые дни как «как только я его увидела, то поняла, это мой ребенок» или что-то в этом роде. У меня такого не было, и сказать, чтобы сердце екнуло на первой встрече тоже нельзя.

Андрей полюбил тренировки в бассейне. 8 месяцев дома.

Как я уже говорила, Андрей понравился внешне, и это стало катализатором при принятии решения. Однако по характеру я – интроверт, а он, наоборот, экстраверт, очень подвижный, разговорчивый мальчик. Даже спустя год. Сейчас его интересно слушать, а первое время был поток слов. Он мог повторять одно и то же слово много раз, задавать одни и те же вопросы.

Были истерики, агрессия в адаптационный период. Были даже примеры аутоагрессии, когда он бился головой об пол.

Но со временем градус стал снижаться. Андрей переключился с агрессии, с изучения внешнего мира на другие вещи. Например, стал рисовать и ушел в это увлечение с головой.

Первый рисунок у него получился, когда уже две недели он жил дома. Сын поначалу не умел рисовать вообще, в детском доме не рисовал, дома начал вот так — черкал по листу, писал буквы, рисовал квадраты, фломастеры все ломал сразу, видимо, тревожность зашкаливала.

А потом постепенно начал рисовать, теперь это его любимое занятие. Рисунок «Весна, дети, фонарик» пояснил сам так: «Это весна, дети гуляют на площадке, у меня фонарик, я освещаю всем путь». Рисунок «Вокзал»: «Мы с мамой идем на поезд, мы не опаздываем, поэтому идем, не торопясь, другие люди опаздывают, поэтому они бегут». «Каюта» — его последнее увлечение — каюта круизного лайнера, он ее постоянно изображает в разных вариациях: «Мы с мамой в каюте круизного лайнера». Причем мы не были в круизе, это он просто мультик посмотрел.

— Адаптация еще не закончилась?

— Она идет, но уже перешла условный экватор. Мне стало интересно с сыном. Если первое время я исполняла домашние обязанности без какого-то эмоционального наполнения: просто приготовить ужин, просто пойти на прогулку, то теперь все это наполнено любовью.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

— А как и когда пришла любовь?

— Спустя почти год я стала замечать, что я все больше им любуюсь, он меня все больше трогает.

Андрей начал называть меня мамой через два месяца. А до этого момента обращался по имени и отчеству – Наталья Николаевна. Как ему сказали в интернате обращаться, так он и обращался. У них было принято называть взрослых по имени-отчеству.

По мнению сотрудников, неправильно при первом знакомстве кого-то называть мамой, поскольку до конца не знаешь, заберут в семью или нет. Поэтому Андрей последовал совету, а спустя два месяца осторожно начал называть «мамой» вперемешку с «Натальей Николаевной», а потом только мамой.

Иногда он мог спросить: «А когда вы меня в детдом заберете?» или «Я хочу назад в детдом». На что я отвечала: «Нет, я тебя в детдом никогда не отдам». Первое время, кстати, Андрей часто вспоминал тот период жизни, своих друзей, а потом это забылось.

— Что сын рассказывал вам о детдоме, интернате?

— Дом ребенка он уже не помнит, а интернат и своих друзей оттуда поначалу вспоминал. Про свою жизнь там не рассказывал. Думаю, он не верил, что он у меня надолго, и старался все-все запомнить, чтобы потом рассказать своим друзьям там, как он видел троллейбус и бетономешалку, даже летал на самолете.

Это продолжалось почти полгода, а потом он стал все реже вспоминать интернат.

— Какой у Андрея характер?

— Андрей – мальчик упрямый, волевой. Другой, может быть, и не выжил бы в детдоме. При этом с ним можно договориться. Он возьмет время на размышление и в следующий раз сделает так, как я просила.

Андрей слушает доводы. Он очень творческий человек, с богатой фантазией, с развитым интеллектом. Однако эмоционально сын пока находится на уровне четырехлетнего ребенка.

Андрей развивается и перерастает свои диагнозы.

Если он увидит, что кто-то упал, то может и посмеяться, как малыш. Но если Андрей видит, что человек упал, заплакал и сел на скамейку, то он может подойти, спросить, что случилось и подуть на ушибленное место (как это делаем мы дома).

— Изменилось ли за это время группа здоровья сына, может, удалось ли снять какие-то диагнозы?

Это ребенок-подарок, и для меня остается большой загадкой, почему его никто не забрал раньше. Возможно, потенциальных усыновителей отпугивала пятая группа здоровья.

Недавно мы прошли диспансеризацию и группу поменяли с пятой на третью. Сын растет, развивается и перерастает свои диагнозы.

— Он ходит в детский сад, на какие-то развивающие занятия? Требуется ли какая-то дополнительная медпомощь, что-то еще?

— Андрей пошел в детский сад в ноябре прошлого года, но сначала стал болеть, потом были праздники, потом опять простуды, так что в целом он не так много в сад ходил пока. Недавно стала водить его в бассейн на уроки плавания, ему очень нравится. Также мы стали с ним ходить на совместные занятия «Связующая нить» в Институт развития семейного устройства.

Я считаю, что сейчас для нас с ним самое главное — адаптация друг к другу и развитие привязанности, тогда ему будет намного проще развиваться. Слишком серьезных медицинских проблем тоже нет, мы справляемся.

— Было ли у вас эмоциональное выгорание?

— Пик эмоций пришелся на первые месяцы адаптации. На тебя с кулаками бросается орущий ребенок, а ты не знаешь, что делать. Через полтора месяца после прихода Андрея я решила обратиться к помощи психологов.

В частности, общалась с психологами фонда «Измени одну жизнь» Еленой Мачинской и Ириной Гарбузенко. После их консультаций мне реально стало легче.

— Если можно, расскажите какой-то пример того, как помогли психологи фонда «Измени одну жизнь»? То есть, с чем вы обратились и что вам посоветовали, и как вам это помогло?

— Я обращалась к ним в критических ситуациях: когда сын стал проявлять агрессию, или когда у него был период «ни за что не буду делать то, что ты мне говоришь».

Психологи фонда меня выслушали, поддержали, порекомендовали способы, как справиться с ситуацией.

Например, мы до сих пор довольно успешно пользуемся методом «собери наклейки — получи приз». Сейчас правило такое: переоделся за 15 минут — получил наклейку. 7 наклеек – получи «киндер-сюрприз». Это работает.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

— Что известно кровных родственниках Андрея, какая его история, как он оказался в системе?

— Андрей — отказник с рождения. У меня есть информация о его кровной матери, но я бы не хотела об этом говорить.

— Как рассказываете о том, что вы приемная мама (или позже будете рассказывать)? Как вы относитесь к тайне усыновления?

— Поскольку сыну было 5,5 лет, когда я его забрала, он прекрасно понимает, что я ему не родная мать. Когда он стал интересоваться темой человеческого тела и рождения, он, тем не менее, спросил, не я ли его родила. Я честно ответила, что нет, его родила другая женщина, которая по какой-то причине не смогла его оставить себе.

С появлением сына Наталья ощутила себя взрослым человеком, который отвечает не только за себя, но и еще за кого-то.

Я даю ему информацию по его запросу, понятными для него словами. К тайне усыновления отношусь отрицательно. Я считаю, что каждый человек имеет право знать правду о своем прошлом.

— Как ваши родные, друзья отнеслись к тому, что ваша семья увеличилась? Подружились ли с Андреем быстро и легко?

— Пока у нас идет период адаптации, и у Андрея расстройство привязанности, мы почти не ходим в гости, и сами не всегда готовы принимать гостей. Родные и друзья поддерживают, как могут, но пока это больше поддержка на расстоянии.

 — Как вы сами изменились, что внес в вашу жизнь Андрей, как за этот год изменилась ваша жизнь, чего вы лишились, а что приобрели?

— Иногда я вспоминаю, какой беззаботной была моя жизнь до появления в ней Андрея. Но потом думаю, а что бы я делала теперь без него? Было бы скучно. Во многом я только с появлением сына почувствовала себя взрослым человеком, который отвечает не только за себя, но и еще за кого-то.

Будучи бездетной, я спрашивала моих друзей с детьми, что их радует в детях, и никто не мог мне ответить. Сейчас я могу сказать: меня радует его развитие: вот он боялся чего-то и перестал; вот он не умел проигрывать, а теперь умеет; вот он никак не рос и вдруг вымахал на два сантиметра сразу; вот он научился считать до миллиона; научился понимать шутки. Это дает удовлетворение и силы: все не зря.

Все фото — из семейного архива Ткачевых.

3 комментария

  • Мария

    Про фонарик очень тронуло. У мальчика удивительный и тонкий внутренний мир.

    27 марта 2020
  • Наталья

    Очень отозвалась статья. Особенно о том, что с появлением ребенка, произошло взросление. Я считаю, из личного опыта, что некоторым людям именно ребенок необходим для осознания себя, как взрослого; для понимания, что все: теперь ты не бабочка на цветочке, порхающая в поиске нектара из года в год, а, человек от поступков которого зависит благополучие и развитие другого человека!

    25 марта 2020
  • Наталья

    Очень тепло на сердце. И очень хорошо пишете про детдома. Они правда, с технической точки зрения, часто очень комфортные.

    25 марта 2020