Марина Глазкова
Марина Глазкова 3 июля 2019

Надежда Чистякова: «Дочь предложила нам взять ребенка из детского дома»

0
2148
3

Надежда и Сергей Чистяковы из Краснодара очень удивились, когда их дочь-подросток Вика предложила взять в семью ребенка из детского дома. Девочка сама нашла сайты и форумы в сети, чтобы погрузить семью в тему социального сиротства и приемного родительства. О том, с какой ответственностью отнеслись родители к просьбе старшей дочери, и как у Вики появилась младшая сестренка Даша из Красноярска, в интервью  фонду «Измени одну жизнь»  и в своем блоге  рассказывает  Надежда Чистякова. 

Движущая сила

У нас есть кровная дочка Виктория, которой 14 лет, которая и стала движущей силой появления приемного ребенка в нашей семье. В прошлом году она сказала, что хочет сестричку. Мы с мужем не были готовы к такому повороту событий и постарались объяснить ей, что в наши планы это не входит, мама рожать не может (у меня сложности с вынашиванием). На какое-то время дочка перестала просить нас.

Неожиданно Вика предложила нам взять ребенка из детского дома.

Мы с мужем опять подумали, что все успокоится само собой, дочка отвлечется, забудет, переключится на что-нибудь, но каждый вечер за ужином она поднимала эту тему. Сама нашла в интернете сайты  с анкетами детей, показывала нам их и рассказывала, как бы было хорошо забрать одну маленькую девочку домой, ведь ей там очень плохо, а у нас есть все, чтобы сделать ее счастливой.

Фото Даши в Федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Под таким ее напором мы с мужем сдались и начали погружаться в тему. В результате нас  это так затянуло, что мы читали форумы приемных родителей всей семьей.

Я подала заявление в ШПР в августе прошлого года, а учиться меня пригласили только в декабре. Все это время мы просматривали анкеты детей-сирот. Многих, кто нам нравился, забрали, к моменту, когда я пошла учиться. И мы решили, что искать ребенка до получения всех документов больше не будем, подождем.

В феврале я окончила школу и с сертификатом ШПР в первый раз пошла в опеку. Не могу сказать, что меня там встретили приветливо. Со мной разговаривала целая комиссия во главе с начальницей отдела приемных семей, они выясняли мои мотивы, задавали массу вопросов, что, наверное, правильно.

У Даши открылся певческий талант, и родители водят ее на занятия вокалом.

После разговора в опеке я решила еще раз обсудить с домашними наше желание взять приемного ребенка. Это «обсуждение» затянулось на два месяца, и только в апреле я вновь пришла в опеку с полной уверенностью в решении взять ребенка в семью. Мне дали направление, я начала собирать документы.

Ждать никто не собирался

В июле мы всей семьей пришли в опеку, мои документы приняли, сразу назначили дату обследования помещения, и очень быстро у нас на руках уже было заключение о том, что мы можем взять ребенка. Но тут нам объявили, что детей нет.

«Заключение действительно два года, ждите, может быть, мы вам позвоним», — добавили в опеке.

Ждать, конечно, никто не собирался. Мы стали сами  искать наше сокровище. В один сентябрьский день я позвонила региональному оператору в Красноярск, чтобы узнать про девочку, которая понравилась мне в базе. Мне сказали, что у нее есть ряд диагнозов, среди которых были «контакты по гепатиту и сифилису». Расстроенная, я положила трубку.

Первая встреча с Дашей в доме ребенка.

Но мы не могли забыть про эту девочку всей семьей и решили попросить уточнить, не сняли ли эти диагнозы. Отзывчивый региональный оператор в Красноярске пообещал помочь. Через неделю я набралась смелости и перезвонила оператору. Оказалось, что все пугающие диагнозы у нашей будущей дочки сняты. Я очень благодарна этой девушке, которая помогала мне с самого начала до момента оформления документов.

Я купила билеты на самолет и в понедельник утром уже была у регионального оператора, предварительно отправив ей скан заключения. Все документы были готовы, мне оставалось только заполнить анкеты, а уже через 15 минут я ехала в дом ребенка.

Первая встреча с Дашей


Добралась я быстро, но у меня не сразу хватило смелости переступить порог учреждения, так что я обошла дом ребенка вокруг три раза, смотрела как гуляют детки, поговорила с нянечками, которые гуляли с грудничками, и, немного успокоившись, пошла знакомиться.

Встретили меня приветливо, рассказали все о родителях и родственниках девочки, ознакомили с медициной, озвучили диагнозы, о которых я уже все прочитала и проконсультировалась с врачами, поэтому шока у меня не вызвали, показали анализы с момента рождения, результаты УЗИ головного мозга. После этого состоялась наша первая встреча с Дашей.

Надежда забирает Дашу домой, в Краснодар.

Она была хорошенькая, как маленькая белочка. Мне дали с ней пообщаться до обеда, и разрешили прийти к ней после сна. Для меня было важно познакомиться с ней на тактильном уровне: я брала ее на руки, нюхала, прижимала и следила за своими ощущениями —  в ней мне понравилось все, она не производила впечатления чужого ребенка.

В физическом развитии Даша немного отставала от своего возраста. В год и семь месяцев рост у нее был 80 см и, забегая вперед, скажу, что за первый год жизни в семье она выросла на 16 см.

ПУСТЬ У  ДЕТЕЙ-СИРОТ ПОЯВЯТСЯ РОДИТЕЛИ

 

Во время встречи Даша быстро пошла на контакт и прекрасно себя ощущала, мы с ней играли, и она лепетала все то, что могла выговорить. Однако эта легкость в общении впоследствии обернулась для нас проблемой, так как она была обусловлена нарушением привязанности, и в результате Даша легко шла на контакт со всеми, не понимая роли родителей в ее жизни.

Семья, няня и детский сад

Как я выходила из дома ребенка, как писала и высылала видео первой встречи мужу и дочке, я уже не помню, но помню, что уже минут через 15 муж ответил, что это наш ребенок и, если нет пугающих меня диагнозов, надо писать согласие, что я и сделала. На следующий день я вылетела домой и стала ждать, когда оформят все документы.

Месяц ожидания тянулся как год, и мне уже хотелось обнять свою девочку и скорее забрать домой.

Перелет прошел очень легко, большую часть времени Даша спала, но зато, когда мы приехали, она не могла заснуть ночью. В тот момент меня очень поддержал супруг, он взял ее на руки, качал ее всю ночь и что-то ей рассказывал, дав мне возможность поспать. Моя старшая дочь обрадовалась, что у нее появилась младшая сестренка, она быстро полюбила ее красиво одевать и гулять с ней.

Надежда с дочерьми Викой и Дашей.

Несмотря на то, что у нас появилась Даша, я не прекратила работать и даже не взяла отпуск, поэтому к нам приходила няня, которая проводила с Дашей целый день. Из-за этой смены «мама – папа – няня», Даша целый год не могла понять, кто из этих людей ее семья, и, пожалуй, только в этом заключалась ее адаптация. Мы специально не занимались проблемой привязанности и дали Даше возможность самой определиться, кто есть кто.

Как ни странно, в формировании привязанности нам помог детский сад, куда мы отдали Дашу через год после того, как она оказалась дома. Тот факт, что мы приходили за ней и забирали домой, наверное, и помог ей понять, какую роль мы играем в ее жизни, что мы ее родители.

Правда, детский сад сыграл и злую шутку. Даша начала разговаривать уже в период детского сада, около двух лет. К трем годам у нее начала становиться речь, но присутствовало сильнейшее заикание, которое мы не сразу обнаружили. Возможно, это было следствием токсико-метаболического поражения нервной системы, которое было одним из диагнозов.

Благодаря долгим занятиям с логопедами и заикологами, нам удалось справиться с этим диагнозом. Я считаю, что сейчас мы нагнали своих сверстников, и в семь с половиной лет планируем пойти в школу.

«Мамочка, я так тебя люблю!»

Даша оказалась у нас четыре года назад. Она рождалась тогда, когда к нам пришла мысль о приемном ребенке. На то, чтобы отучиться в ШПР и найти девочку, как раз и ушел год и семь месяцев – это возраст, в котором мы ее забрали.

Жизнь с приемным ребенком оказалась намного проще, чем я себе это представляла. Мне говорили, что у Даши будут проблемы с невралгией, нарушения или сильное отставание в развитии, но ей сейчас пять лет, и мы уже учимся читать.

Сергей с дочерьми.

Я думала, что няню нужно будет держать до семи лет, так как ребенок не сможет адаптироваться к детсаду, но через год Даша уже ходила в садик. После того, как мы прошли адаптацию в ШПР, я ждала истерик и ревности у старшей дочери, но обе девочки друг друга прекрасно восприняли, и я не помню, чтобы кто-то из них делил меня или мужа.

Моя приемная дочка очень коммуникабельная, легко выходит на сцену, независимо от того, в какую атмосферу попала. У Даши открылся певческий талант, и мы водим ее на занятия вокалом.

Она очень добрая, легко прощает, и я учусь у нее этой доброте и открытости. Бывает, мы ее поругаем за какой-то проступок, и, мне кажется, она должна обидеться, а она выбегает из своей комнаты и говорит: «Мамочка, я так тебя люблю!»

Все фото — из семейного архива семьи Чистяковых.

3 комментария

  • Мариеа

    Счастья вашей семье!

    5 июля 2019
  • Olesya Astafeva

    Чудесная история! Как здорово, что у вашей семьи все так легко! Дай бог чтобы и дальше все было столь же прекрасно! Старшая сестренка — умничка, респект!

    4 июля 2019
    • iolanta_kachaeva

      Олеся, спасибо за комментарий! Наш фонд очень радуется таким историям, когда вся семья ждет встречи с приемным ребенком!

      5 июля 2019