Мне стало жалко себя и стыдно за то, до чего я дошла. Я тоже заплакала

0
519
3

Юля начала воровать. Сначала мою серебряную цепочку, потом деньги, в конце концов, золото. Найти удалось не все.

Саша и Юля.

Часть 27. Мне стало жалко себя и стыдно за то, до чего я дошла. Я тоже заплакала

Читать весь блог Елены Игнатовской

Наконец-то я решилась написать и о Насте и Юле — своих старших приемных девочках, сестрах моих малышей, которые живут в коррекционном интернате.

Честно признаюсь, долго не могла найти на это ни сил, ни времени, ни — самое главное — желания. Слишком тяжелой была адаптация с Юлей, слишком травмирующий опыт пришлось нам всем пережить.

Расскажу все по порядку.

Для тех, кто знаком с моей историей, не будет новостью, что этих девчонок я не собиралась брать в семью, не просто не думала и не планировала, а совсем не хотела. На это было много причин: я не собиралась увеличивать свою и без того не маленькую семью сразу на пять чужих детей, я понимала, что мы не справимся с таким количеством. Ни я сама, ни дети, ни муж.

Как оказалось, справились, выбора не было.

Кроме того, девочки были уже достаточно большими: 10 и 9 лет, а если учитывать и тот факт, что они воспитывались в коррекционном интернате и имели диагноз УО (умственная отсталость), то становилось понятно, что это не моя история. Я не потяну.

Изначально мы собирались принять только малышей, и все шло к тому, пока на последнем этапе оформления детей региональный оператор не сообщил мне, что без старших нам не отдадут младших. Их разлучать нельзя!

Вопрос был в том, кого разлучать? Ведь дети все жили в разных учреждениях, друг друга не видели, давно забыли?! Мне ответили, что их собирались попозже соединить, может, через год-два…

А так — берите всех, пожалуйста, и воспитывайте. Не хотите? А, ну тогда и не надо, берите других, вот вам есть парочка неплохих на замену.

И совсем не важно, что вы уже почти два месяца считаете Андрюшку своим сыном и ездите к нему почти каждый день, не важно, что пятилетняя Саша звонит вам по телефону и просит побыстрее забрать ее домой.

Да вообще, кому важно, что вы там все чувствуете, есть порядок и система! Не нравится?! Подавайте в суд!

Вот на такой неприятной ноте начался мой путь к Насте и Юле.

Соцпедагог детского дома, где проживали Саша и Маша, подсказала, что девочек лучше оставить в специализированном интернате, оформив над ними опеку. Предложила мне забирать их на выходные и каникулы, так нам будет полегче. Такой вариант показался мне тогда идеальным, ведь я поняла, что не потеряю моего любимого мальчика Андрюшу, если пойду таким путем.

Настя.

Разве ж могла я тогда, в ноябре 2019, предположить, что уже в марте 2020 Юля и Настя поселятся у нас не на наделю или несколько дней, как было в январе и феврале, а на долгие шесть месяцев карантина? И что адаптация сразу с пятью детьми накроет нас всех так, что невозможно будет вздохнуть?

Я могла, конечно, предположить то, что мужу будет настолько сложно, что ему захочется сбегать от нас куда угодно, лишь бы подальше от того дурдома, которым стал наш тихий некогда дом.


Что мы не будем разговаривать с ним два месяца и окажемся на грани развода. Это было время, когда мне на самом деле не хотелось жить, вот честно, хотелось пойти в соседний лес и повеситься на дереве. Я думала только одно: «Что я наделала и почему эти невыносимые и очень глупые дети находятся в моем доме?!» Я ненавидела Юлю и Сашу, нет, они не просто вызывали во мне раздражение, я их ненавидела.

Юля оказалась самым сложным из всех пятерых детей. Уровень ее эмоционального и умственного развития настолько отставал от физического, что это было сложно принять и понять даже мне, не то, что детям и мужу.

Девятилетний ребенок говорил и вел себя как четырехлетний, она писалась в кровать, постоянно падала и билась обо что-то, плохо ходила, не умела мыться и обслуживать себя, ела так грязно, что вымазывала все вокруг и себя в том числе, на это было страшно смотреть, ела она, как говорил мой старший сын, как зверек, за столом с ней находиться было невозможно, других тошнило.

Она очень плохо говорила, половина звуков просто отсутствовала в ее речи, сформировать свою мысль в предложение она не всегда могла. Часто ныла и капризничала. Но при этом умудрялась постоянно врать и портить все, что попадалось ей под руку.

Скооперировавшись с Сашей, которая до появления Юли «выносила мне мозг» не меньше, они уничтожили почти все игрушки и книжки в доме, разорвали и порезали всю одежду на куклах, подаренных им, изрисовали и ободрали обои в своей комнате. Ломали все заколочки, которые я им покупала для волос, а также и мои украшения.

Если они попадали вдвоем в гараж к отцу, то там начинался хаос, все летело со своих мест, ломалось и разбрасывалось. Сигареты, найденные в гараже, они подкуривали и курили, оказалось, что дома они так делали с самого раннего детства. Находили «бычки» и докуривали за взрослыми.

В огороде и в саду они съедали все молодые росточки и побеги, они привыкли так питаться дома, потом у них были понос и рвота.

А позже началось воровство. Юля начала воровать, сначала мою серебряную цепочку, потом деньги, в конце концов, золото. Найти удалось не все. Этот ребенок оказался довольно хитрым и изворотливым, как только ее ловили, она тут же придумывала версию, как это оказалось у нее. Но никогда, ни разу не призналась, что украла.

Однажды, я так вышла из себя, что вытащила ее на улицу и толкнула по направлению к выходу со двора, сказав, чтобы ее духу в моем доме больше не было. Я не рассчитала силы, и Юля упала на землю, ударилась, заплакала и начала извиняться, ползать передо мной на коленях.

Мне не было жалко этого ребенка, мне стало жалко себя и стыдно за то, до чего я дошла. Я тоже заплакала. Потом мы с ней долго сидели и пытались поговорить, хотя говорить с ребенком, который плохо умеет это делать — та еще задачка, но все же. Много еще было моментов, когда мне хотелось, чтобы и Юлю, и Сашу убрали подальше с моих глаз, чтобы их не видеть и не слышать. И тут, к моей великой радости, нам предложили поехать в лагерь в начале августа.

Естественно, я с удовольствием собрала детей и отправила, даже не подумав о том, что Саша еще слишком маленькая и слишком травмированная для такого отдыха. Тогда мне было не до этого, мне нужна была передышка, отдых от них. И мне его дали.

Это очень помогло, я пришла в себя, отношения с мужем удалось наладить, я занималась детьми с удовольствием, съездила на море с младшими и старшими, отправила Андрея в детский сад, и у меня появилось свободное время для себя.

А в сентябре девочки отправились обратно в свою школу, завтра мы едем их забирать на каникулы. Я отдохнула от них и очень этому рада. Может, это и неправильно, но честно.

Я ничего не написала о Насте и нашей с ней адаптации, не потому, что не о чем говорить, а просто с ней у нас все было как-то легче и проще, но об этом я расскажу в следующем посте.

От фонда «Измени одну жизнь»

Иногда самым сложным бывает первый шаг — записаться на консультацию психолога

После работы с психологом многие понимают, что поговорили вовремя, получили необходимые знания, поддержку, веру в себя и признание собственных возможностей.

Запишитесь и получите  онлайн-консультации психолога фонда «Измени одну жизнь»

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

3 комментария

  • ВИКТОРИЯ

    ДДДааа уж боевик еще тот. Держитесь Елена)) все будет, всё будет, девчонки обычные дети, ситуация взрастила из них зверьков.

    29 октября 2020
  • Елена

    Держитесь!!!!Терпения Вам и здоровья.

    25 октября 2020
    • Елена Игнатовская

      Спасибо, большое за поддержку! Этот этап уже позади, Слава Богу! Вроде бы пережили…

      25 октября 2020