Что было бы с Тимуром, если бы его никто не забрал? У него сложный диагноз. Мальчик пропал бы, оказавшись в ПНИ, несмотря на сохранный интеллект

Актриса Самарского ТЮЗа Татьяна Михайлова искала, как и многие кандидаты в приемные родители, маленькую девочку, с 1-3 группой здоровья.

Но когда узнала историю Тимура, мальчика со сложным диагнозом спина бифида, решила стать его мамой. Татьяна рассказала, что помогло ей избавиться от страхов, как она совмещает актерскую деятельность и воспитание Тимура, а также почему она хочет взять в семью еще ребенка из детского дома.

Тимур.

Я стала задумываться о том, что живу только для себя

Не могу сказать, что всегда хотела усыновить ребенка. Я думала об этом давно, но долго не предпринимала никаких активных действий.

Я актриса Самарского ТЮЗа, у меня сложный и непредсказуемый график работы, с которым практически невозможно совместить учебу в ШПР.

Однако я все чаще стала задумываться о том, что «слишком хорошо живу»: у меня налаженный быт, интересная любимая работа, нет материальных проблем… Но я живу только для себя, а где-то рядом есть дети, нуждающиеся в помощи, чью жизнь я могу сделать лучше.

Закончила ШПР в пандемию

В 2020 году из-за пандемии работы было немного, я воспользовалась появившимся свободным временем и закончила ШПР. Первая из нашей группы собрала все документы и получила в опеке заключение на усыновление.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Мне хотелось взять в семью ребенка «садовского» возраста, предпочтительно девочку. И я даже нашла такую девочку в нашем регионе, но мне ее не отдали.

Вообще, в том доме ребенка меня встретили холодно, сложилось впечатление, что сотрудники совершенно не заинтересованы в общении с кандидатами и устройстве детей в приемные семьи.

О Тимуре прочитала в соцсети

Инвалидности, особенно ментальной, я побаивалась, поэтому указала 1-3 группу здоровья. Парадокс: в итоге я взяла ребенка со сложным диагнозом. У Тимура спина Бифида (расщепление позвоночника).

Я прочитала историю мальчика в Фейсбуке: годовалый малыш из дома ребенка попал в больницу совершенно один, без няни. Мамы других детей-соседей по палате ухаживали и за Тимуром тоже.

Одна из мам выложила о нем пост и написала, куда обратиться, если вдруг кто-то захочет с ним познакомиться. И у меня что-то екнуло, я позвонила.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Эта женщина рассказала мне о ребенке более подробно, прислала уже лично мне видео с Тимуром. Я поговорила со своей мамой, и мы решили, что мальчика надо забирать.

Без промедления начала действовать

Позвонила в региональный банк данных детей-сирот Владимирской области, мне дали контакты дома ребенка, где жил Тимур.

Читать также — Вы готовы принять особого ребенка? 10 вопросов для самооценки

Там меня стали пугать его диагнозами, сказали, что ребенку будут нужны дорогостоящие операции.

Я проконсультировалась в фонде «Спина Бифида». Руководитель программы помощи детям-сиротам Мария Полянская меня успокоила, что какие-то из операций можно будет сделать бесплатно или с помощью фонда, и пообещала всю возможную поддержку.

Сразу после первой встречи подписала согласие

Я переделала в опеке заключение на нужную группу здоровья и поехала в Гусь-Хрустальный знакомиться с Тимуром лично.

После знакомства с будущим сыном  Татьяна сразу подписала согласие.

Мне вынесли маленький комочек. Тимур смотрел без всякого выражения, я была для него еще одной незнакомой тетей. Я провела с ним час, подписала согласие и уехала.

Оформление документов заняло больше месяца. Согласие подписано было 30 марта, а забрать мальчика я смогла только после майских праздников.

На ожидание, беготню по инстанциям, взаимодействие с далеко не всегда дружелюбными сотрудниками опеки ушло немало сил, и когда я забирала ребенка, то еще не чувствовала себя мамой в полном смысле слова.

Одна фраза развеяла мои страхи

По неопытности я приехала за ребенком одна и без коляски. Сотрудники отдали мне коляску, одежду сына, помогли собраться в обратную дорогу. Я им очень признательна за помощь.

С особой благодарностью вспоминаю слова директора детдома. Конечно, у меня были сомнения в собственном решении, справлюсь ли я.

Директор сказала, что в семье ребенку в любом случае будет лучше, чем в системе. И эта фраза развеяла все мои страхи.

В детдомах нет возможности уделять столько внимания отдельно взятому ребенку, сколько ему дают в семье! А детям-инвалидам его требуются особенно много.

Первое время было сложно

Первые несколько дней дома было сложно: Тимур постоянно кричал и плакал, я не знала, как его успокоить.

Еще в дороге он начал нервничать, потом несколько дней привыкал к новому дому, ко мне, к бабушке.

За неделю все постепенно пришло в норму. Помню, мы пошли гулять, я везла его в коляске, а он вдруг стал улыбаться, всем махать ручкой.

Я увидела, что настроение у него изменилось, он успокоился, расслабился и вновь стал таким, каким я его впервые увидела на видео.

Мне помогает мама

Поначалу мне тоже было трудно. Нужно было перестроить весь привычный и комфортный быт по-новому, плотно заняться здоровьем мальчика, собрать все недостающие документы для индивидуальной программы реабилитации (ИПР) и т.д. При этом я продолжала работать.

Однажды Татьяна увидела, что Тимур в коляске вдруг стал улыбаться, всем махать ручкой.

Мне много помогала мама, без нее было бы совсем тяжело. Но с каждой неделей мне становилось проще, я все больше радовалась тому, что у меня есть сын, и уже не представляла своей жизни без Тимура!

Диагноз Тимура требует постоянного врачебного наблюдения. До усыновления мальчику уже сделали две необходимые операции. Возможно, предстоит еще одна или несколько. В декабре мы поедем в Москву для получения окончательного заключения. Здесь, в Самаре, мне помогает «Русфонд» и фонд «Спина Бифида».

Не переживаю о том, что не справлюсь

Я верующий человек и знаю, что надо молиться так, будто все зависит от Бога, а делать так, как если бы все зависело от тебя.

Благодаря актерской профессии, я стала ответственным и деятельным человеком. Если у тебя на сцене есть задача, то ее нужно выполнить, несмотря ни на какие препятствия.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

Поэтому я не жалею себя и не переживаю о том, что не справлюсь. Я иду и делаю то, что нужно. У меня нет времени на рефлексию.

Когда я увидела первые результаты своих усилий, то трудности, казавшиеся бесконечными, стали преодолеваться все легче и легче.

Ты занимаешься с ребенком, ухаживаешь за ним, если он болеет, утешаешь его, когда он плачет, обнимаешь, берешь на ручки и видишь ответную улыбку, проявление новых эмоций, прогресс в развитии – все это заряжает энергией и невероятно вдохновляет.

Хочу взять в семью еще одного ребенка

Иногда я вижу рассказы о сиротах в соцсетях, смотрю видеоанкеты детей, и мне очень хочется помочь всем нуждающимся ребятам.

Возможно, когда Тимур немного окрепнет и подрастет, я возьму в семью еще ребенка.

Но если вдруг появится кто-то, кому срочно понадобится моя помощь, я не исключаю возможности принять ребенка в семью раньше.

Тем, кто хочет стать приемным родителем, в первую очередь, я советую не бояться особенностей, инвалидности. Опеки зачастую запугивают кандидатов, нет доступной объективной информации по тому или иному диагнозу.

Но на собственном примере я убедилась, что в реальности все оказывается не так страшно, и есть хорошие врачи, которые могут проконсультировать по интересующему вопросу, есть многочисленные фонды, помогающие детям с различными диагнозами.

Читать также — «Я не могу полюбить приемного ребенка». 12 советов маминому сердцу

Не стоит долго выбирать ребенка, соответствующего всем вашим критериям. Если вдруг вы почувствовали, что нужны какому-то конкретному малышу или подростку, что он чем-то зацепил вас, несмотря на «неподходящие» критерии, не раздумывайте, берите.

Тимур пропал бы, оказавшись в ПНИ

Что было бы с Тимуром, если бы его никто не забрал? Он пропал бы, оказавшись в ПНИ, несмотря на сохранный интеллект.

Дома у сына стал постепенно уходить страх сделать что-то не так. 

Детдом, из которого я взяла Тимура, был замечательный. Нянечки там заботятся о детях, дети живут дружно и помогают друг другу. Но по ним все равно видно, что они — сироты. Они бесправны и беззащитны, а инвалиды совершенно беспомощны.

Попадут в хороший детдом – повезло. Попадут в плохой – никто им не поможет, не защитит, а сами они ничего не смогут сделать.

В детдоме ребята подчиняются всему, чтобы выжить

Когда я только забрала Тимура, мы приехали с ним в клинику.

Врачи стали Тимура раздевать, и он послушно поднял ручки вверх. Они сразу поняли, что ребенок из детдома.

Я радовалась тому, какой он послушный, они же сказали, что это как раз плохо. Ребенок должен капризничать в незнакомом месте, иметь свое мнение, чего-то хотеть или не хотеть. Это норма.

А в детдоме детям приходится подчиняться всему, не думая о своих желаниях, чтобы выжить. Только в семье дети узнают, что такое безопасность, защищенность, собственная значимость.

Все фото — из архива Татьяны Михайловой.

Мария Полянская, руководитель программы помощи детям-сиротам БФ «Спина Бифида»

Фото — из личного архива Марии Полянской.

Эта история — яркая иллюстрация того, как можно и нужно помогать кандидатам в приемные родители детей-сирот с ОВЗ.

Именно такой работой занимается проект помощи детям-сиротам со спина бифида:

  • работа с кандидатами в приемные родители — информационно-просветительский проект Школа Приемного родителя ребенка со спина бифида, состоящий из ряда вебинаров с ведущими специалистами — врачами, психологами, психологами, родителями, в котором сегодня принимают участие уже более 40 участников, задумывающихся о принятии в семью ребенка со спинномозговой грыжей;
  • юридическое сопровождение кандидата — юрист проекта работает с документами кандидата в приемные родители, помогает ему с получением заключения на право быть опекуном-усыновителем, консультирует по поводу прав и льгот;
  • ведение кандидата и потом  вновь созданной приемной семьи непосредственно руководителем проекта по всем медико-социальным вопросам;
  • сопровождение ребенка-сироты со спина бифида в течение 1 года жизни в приемной семье — оплата медицинских обследований, являющихся необходимыми в стандарте ведения ребенка со спинномозговой грыжей, знакомство со всеми программами фонда, подключение к сервисам фонда.

Такая стратегия — залог успеха, за все время существования проекта благодаря содействию фонда в семье оказалось 24 ребенка, и нет ни одного случая возврата или неуспешного принятия в семью.

Зачастую я как руководитель социального проекта сталкиваюсь с позицией — это наши подопечные, а это — ваши.

Я очень рада, что у нашего фонда и фонда «Измени одну жизнь» сложилась совершенно иная эффективная и партнерская стратегия сотрудничества по пиару детей-сирот с диагнозом спинномозговая грыжа.

Мы совместно с вами пишем о детях, публикуем материалы и отмечаем друг друга в социальных сетях. Я считаю, что это стратегия win-win.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!