Студент МГУ, москвич Николай Шипилов в 15 лет остался сиротой, а в 23 года попал в психоневрологический интернат (ПНИ).

Спустя пять лет он смог с помощью волонтеров восстановить ограниченную дееспособность. Сейчас Николай ждет получения квартиры и создает сайт о правах пациентов ПНИ, чтобы и другие люди получили возможность выйти из интернатов.

О жизни до интерната

Когда мне было 15 лет, моя мама умерла. Под опеку меня сначала взяли родственники, а затем мама близкого друга. В этой семье я жил до 18 лет, затем поступил в колледж на оператора ЭВМ, а потом в МГУ на факультет политологии.

Маленький Коля с мамой. 

Работал при университете, получил водительские права, военный билет. Почти 8 лет занимался плаванием, водным поло, изучал английский язык, у меня были друзья, я встречался с девушкой. Тогда жил на съемной квартире по договору соцнайма.

О страшном дне рождения

Шесть лет назад мы отмечали с друзьями день рождения друга. В тот вечер я много выпил, и началась так называемая «белая горячка», я стал вести себя неадекватно. Соседи вызвали бригаду скорой, которая забрала меня в психоневрологический диспансер. Я думал, что проведу там пару недель, но остался там на годы с лишением статуса дееспособности.

Сначала врачи поставили диагноз «биполярное расстройство психики», но затем написали «шизофрения». Так я оказался в ПНИ.

Меня в итоге лишили дееспособности. И вместе с этим я лишился права на семейную недвижимость. Квартира осталась у младшей сестры и отчима, а еще я потерял многих друзей. Все они остались в прежней жизни.

О порядках в ПНИ

Распорядок дня здесь такой: в 7 утра подъем и прием лекарств, затем завтрак, свободное время, потом снова прием таблеток, обед, прогулка во внутреннем дворике. Последний прием лекарств в 10 часов и — отбой.

Пациенты выезжают на реабилитацию, на занятия спортом (волейбол, плавание), в театр. Что касается общения, то в интернате в Дмитровском районе, где я проживал, у меня остался друг.

Но и здесь, в ПНИ №12 г. Москвы, где я сейчас нахожусь, мне тоже есть, с кем общаться.

О системе

Вообще, система ПНИ устарела и нуждается в глобальном преобразовании. Первое и самое главное, необходимо пересмотреть правила внутреннего распорядка: разрешить более вольное передвижение по территории интерната, возможность в любой момент выйти во внутренний дворик, разрешить хранение сигарет в тумбочке, возможность пользоваться чайником, когда тебе это нужно.

Кроме того, необходимо изменить компоновки интернатов. К примеру, я живу в 4-х местной палате, но удобнее было бы сделать их двухместными.

В целом, трудно себе представить, что в XXI веке люди годами могут находиться в закрытом помещении, почти не выходить на улицу.

Не могу сказать, что система полностью репрессивна, скорее частично. Но это не означает, что перемены не нужны. Главное: дети совершенно точно не должны находиться в детдомах и ПНИ, они должны жить в семьях.

Один мой знакомый из детдома был переведен в интернат. Его же могли признать дееспособным, дать жилье, шанс на развитие? Но этого не произошло по той причине, что доказать дееспособность и защитить свои права крайне сложно.

Нахождение в системе, ограничение в свободе ломает человека. Пусть даже он пришел в ПНИ из детдома. Жизнь в детдоме, я так полагаю, не сахар, но свободы там однозначно больше.

О родных


У меня есть младшая сестра, но последние пару лет мы с ней мало общаемся. Сложно сказать, почему общение почти прервалось. Раньше общались. Возможно, она занята учебой, личной жизнью.

У меня сохранились снимки и с сестрой, и с мамой, которая, кстати, любила фотографировать. Но все они остались на съемной квартире, да и вещи из детства тоже там.

О жилье

В сентябре мне исполнился 31 год. Квартира по соцнайму, где я жил, теперь заперта на ключ и опечатана, там остались все вещи мои, в том числе фотографии из детства, юности. В квартиру попасть я пока не могу.

Я делал все необходимое, чтобы «освободиться» (именно такое слово уместно в данном случае, по моему мнению) из интерната и вернуться к прежней жизни.

В признании дееспособности мне помогал адвокат, которого помогли найти волонтеры из благотворительного фонда.

О борьбе в восстановлении дееспособности

В борьбе за признание дееспособности есть две составляющие: упорство и критическая оценка собственного психологического здоровья. С первого раза, скорее всего, доказать полную дееспособность не получится, только ограниченную.

Кроме того, психиатры смотрят на то, как человек сам оценивает состояние здоровья. На медкомиссии человек может признать, что болен, но при этом добавить, что находится в состоянии ремиссии.

Я знаю нескольких ребят, кому удалось восстановить дееспособность. Вообще такие истории дают надежду.

История о том, как мне удалось доказать дееспособность, вдохновила многих моих друзей, знакомых из интерната.

О сайте, который поможет другим людям

Я давно увлекаюсь программированием, создаю сайты. Это увлечение я хочу превратить в дело своей жизни.  Считаю, что оно должно помочь пациентам психоневрологических интернатов в доказывании собственной дееспособности.

Человек решил доказать, что он – дееспособен. С чего начать?

На своем сайте я стараюсь подробно рассказать о бремени доказывания, опираясь на личный опыт. Там есть информация об интернатах, с контактами. Лайфхаки по восстановлению дееспособности, опробованные лично, там тоже есть.

К сожалению, сайт нуждается в доработке. Сайт активен, работает и называется Дееспособность.рф

Надеюсь, что после выхода из ПНИ мне удастся довести этот проект до конца. Вообще программирование – моя страсть. В детстве у меня был компьютер, оттуда все и пошло. И будущее я связываю именно с программированием.

О деньгах

Я получаю пенсию, большая часть которой (около 75%) поступает в интернат. На руки я получаю 6 000 рублей. На эти деньги покупаю сладости, продукты не только для себя, но и для ребят из интерната.

Здесь нет каких-то запретов для меня, я могу спокойно выйти в магазин, купить все необходимое.

Вообще помощь мне приходит отовсюду: двоюродный брат из Украины помогает, друзья, знакомые.

О мечтах

Я планирую подать заявление на получение жилья по сиротской программе и начать жизнь заново. Сейчас живу, по-прежнему, в ПНИ, но надеюсь на получение жилья от государства.

В этом деле мне помогает адвокат. Однако из-за карантина не могу быстро собрать весь пакет документов, необходимый для получения квартиры.

Я бы давно уже вернулся, но нужно получить жилье и дальше планировать собственную жизнь.

Вообще у меня обычные человеческие мечты: хорошо работать и хорошо зарабатывать, мечтаю жить с семьей, растить детей, мечтаю восстановить здоровье, помогать людям, делать добрые дела.

И конечно же, заботиться о здоровье, а именно найти хорошего психотерапевта, чтобы закрыть эту историю навсегда.

И больше никогда не попадать в ПНИ.

Фото — из личного архива Николая Шипилова.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!