Даже если вы живете за границей, не отбрасывайте идею об усыновлении как невозможную. В некоторых случаях это возможно, главное только сильно захотеть

Ирина Маркези и ее муж Роберто живут в Италии, в поселке в 30 км от Милана. Родителями супруги стали три года назад. У них двое приемных детей: 7-летний Владислав и 5-летняя Анна. Ирина смогла самостоятельно пройти процесс международного усыновления и бюрократических преград, которые зачастую отпугивают потенциальных кандидатов на роль замещающей семьи. 
Ирина и Роберто с детьми.

Как выйти из тупика

Я поздно, по российским меркам, вышла замуж — в 36 лет, мужу было 40, а в Италии это довольно распространенный возраст для женитьбы. Для нас обоих это первый брак.

Мы с Роберто оба хотели детей. Даже не думали, что возникнут проблемы… Но нас ожидал семилетний путь к детям и 11 бесполезных ЭКО. У нас бесплодие неясного генеза, то есть, по анализам мы абсолютно здоровы, а ребенок не получался.

Детей хотели усыновить почти сразу, как только столкнулись с бесплодием. Но в Италии национального усыновления практически нет, а на международное надо потратить огромную сумму денег, которой у нас не было. Российские граждане, проживающие заграницей, должны усыновлять по законам страны проживания. Это был тупик.

В перерывах между рыданиями от бесплодных попыток ЭКО, я изучала законы усыновления обеих стран, пока не поняла, что в нашем случае, это возможно. И в какой-то момент просто решилась, и все пошло как по маслу.

Детей я не искала

Мой муж первый предложил усыновить детей еще до первой попытки ЭКО. В Италии проще относятся к усыновлению. Никогда не сталкивалась с удивлением или чем-то хоть издали напоминающим дискриминацию.

Аня в доме ребенка. 

Мой муж и я просто любим детей, и нам хотелось, чтобы они у нас были. Но у нас нет ощущения, что дети непременно должны быть. У нас есть знакомые семьи без детей. Это их судьба и их выбор.

Читать также — 5 навыков будущих опекунов и усыновителей

Детей я не искала. Я так надоела опеке, что мне предложили детей в день подписания заключения о возможности быть усыновителем. Но я была согласна на любых двоих детей 0-5 лет.

Из 100 мальчиков и девочек не отдавали никого

В голове держала мысль, что не потяну ребят со сложными диагнозами, с инвалидностью, но на бумаге не ставила ограничений. Приехала со списком из 100 подходящих детей из базы данных. И никого из них нельзя было взять по той или иной причине…

Попыталась попросить опеку расписаться в том, что действительно сегодня невозможно выписать направление ни на одного ребенка из моего списка. И мне внезапно предложили моих будущих сына и дочку. Их представили так: «национальные дети» 2 и 4 года, 3-я группа здоровья, только что после возврата (вероятно, поэтому их и не было в базе).

Сейчас могу сказать, что это красивые, здоровые, умные, активные дети. Аня наполовину узбечка. У Влада русская внешность. Это были единственные дети, которых мне предложили, и с которыми я познакомилась. Я плохо отношусь к идее выбирать детей, искать своих детей, ждать, когда екнет сердце.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Это просто были дети, которым нужна была мама, а я просто хотела детей.

Как общаться в опеке и в доме ребенка

С опекой и руководством дома ребенка я общалась как законовед-зануда. Была вежливой, холодной и очень упертой. Вообще-то, в основном, мне встретились хорошие люди. Но они не стремились помочь, и я держала дистанцию. Мы были как по разные стороны баррикад.

Владислав в доме ребенка. 

Знакомиться с детьми я поехала, как только получила направление на знакомство. Речь шла о часовой поездке на другой конец города Самары.

Дети записали меня в приятели

Во время первой встречи с детьми запомнилось все до деталей.

Мне прочли документы детей, а потом, я услышала за спиной топот ножек и шепот. Сказала себе, что этот момент важен, потому как я сейчас обернусь и впервые увижу моих детей. Так и получилось. Они стояли такие тихие, стеснительные и держались за руки. Мне они показались симпатичными, но я совершенно растерялась.

За много лет бесплодия я старалась избегать детей, чтобы меньше себя травмировать. А тут поняла, что не знаю, что делать с детьми такого возраста, да и, вообще, с детьми.

Но после предложенной шоколадки они мигом осмелели, записали меня в приятели, и дела как-то пошли потихоньку. Отвечая на вопрос, когда я почувствовала, что я — их мама, а они – мои дети, скажу, что это произошло как-то сразу. Я ехала на знакомство с ощущением, что буду знакомиться с моими детьми.

Через неделю на знакомство прилетел муж. Он очень переживал из-за того, что не говорит по-русски. Но все прошло замечательно. Буквально 15 минут – и уже целая компания детишек во главе с нашими кричали «аванти» (вперед), когда муж толкал их игрушечные автомобили.

Дом ребенка — идеальная детская тюрьма

Дом ребенка был хорошим. Аккуратно. Красиво. Такая идеальная детская тюрьма за большим забором.

Так получилось, что мы отпраздновали дни рождения обоих детей там. Я познакомилась с примерно 30 детьми. Внешне они ничем не отличались от детей из соседнего детского сада. Они бежали ко мне, крича: «Мама!», а Владик их ревниво разгонял.

Тогда они подходили ко мне, прося протереть им ручки или вытереть носы. Они боролись за любое внимание. Я спросила одного мальчика, не хочет ли он сесть в машинку вместе с Владиком, а он ответил: «Я не хочу кататься. Я хочу домой». Я до сих пор очень отчетливо помню эти детские личики, и иногда они меня преследуют.

За три года Аня научилась говорить по-итальянски, обзавелась подружками. А главное — у нее есть родители, семья, дом. 

Тогда, забирая своих детей, я почувствовала, осознала масштаб проблемы социального сиротства. Было больно, что не могу забрать всех 30 малышей из этого дома ребенка.

Фонд «Измени одну жизнь» снимает видеоанкеты и реально помогает миру узнать о существовании этих детей. Помогает малышам и подросткам выйти на свободу, к маме.

Мое боевое крещение


Первые 6 месяцев мы жили в Самаре с моей мамой. Муж взял месячный отпуск, чтобы провести с нами третий месяц адаптации.

Это было ужасно. Дети постоянно орали. Всегда хотели есть. Воровали еду. Абсолютно не умели и не хотели играть. Просто носились по квартире, попутно вытряхивая содержимое всех шкафов.

Читать также — Четыре главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Кроме того, было ужасно холодно и дождливо в июне (обычно там 25 градусов). К тому же в квартире отключили горячую воду на месяц. Я думала, что буду заниматься детьми, а моя мама поможет с приготовлением еды и по хозяйству.

Но на деле, мы обе постоянно занимались детьми, еду заказывали в соседней столовой, а на остальное махнули рукой. Это было настоящее боевое крещение.

Самым сложным были истерики сына

Он никогда не плакал, но всегда орал, временами переходил на ультразвук. Это могло длиться часами. Видимых причин ора не было. Сын просто постоянно настаивал на своих, противоречащих друг другу, желаниях. Было абсолютно невозможно его успокоить.

Влад — веселый и общительный, но у него достаточно сложный характер.

Он отталкивался и отбрыкивался как раненый зверек. В свои 4 года сын абсолютно не воспринимал авторитет взрослых. Наказаний и моего крика он не пугался. Для него не было важным быть для меня хорошим.

По-видимому, я все еще была для него никто, хотя он и называл меня «мамой» с первых минут знакомства.

…По приезду в Италию истерики сына не прекратились, хоть и стали короче и реже. Я повела его на прием к психоневрологу. Хотела узнать, что дело в адаптации или в проблемах с психикой. Внятный ответ я так и не услышала. Но врач предложил наблюдать. Так мы и встречаемся с эти врачом раз в 3-6 месяцев. За это время ситуация сильно улучшилась, но пока не могу сказать, что проблема исчезла совсем.

Кроме того, у сына достаточно сложный, поперечный, эмоциональный характер. Когда он сам решает хорошо себя вести, то он практически идеальный ребенок. Это даже может длиться довольно долго, но если решает наоборот — держитесь все. Посмотрим, что будет с началом школы и, особенно, в пубертат.

Когда хотелось рыдать 

В первые месяца три. Я рыдала, пока меня не видели, от усталости, от ощущения беспомощности.

Читать также — На краю. Как спастись от эмоционального выгорания?

Оставляла детей с бабушкой на полчаса. Шла в ближайшее кафе за булочкой синнабон и капучино. Еще закрывалась в комнате и поедала шоколад. И так каждый день, несмотря на это, я сильно похудела — сказался стресс.

Первые дни рождения детей Ирина отпраздновала с сыном и дочерью в доме ребенка. С тех пор Влад и Анна отмечают их в семье.

Я много лет изучала тему приемных детей, прошла ШПР и думала, что все знаю. Но в период адаптации стало важным услышать не перепуганных подруг, а помощь тематического психолога. Обращалась к детскому психологу по прописке. Женщина была приятная, но без опыта работы с приемными детьми.

Зато консультацию психолога в фонде «Измени одну жизнь» мне организовали быстро и бесплатно. Не могу сказать, что после этого общения со специалистом все проблемы сразу решились, но мне стало значительно легче от того, что меня слышат и понимают люди, знающие, о чем я говорю. Это было реальной помощью.

Читать также — Как получить консультацию психолога фонда «Измени одну жизнь»

О фонде «Измени одну жизнь» узнала давно, сайт изучала, когда готовилась к усыновлению, сейчас слежу за работой команды в Инстаграме.

Недавно я приняла участие в прямом эфире фонда, отвечала на вопросы пользователей об иностранном усыновлении.

Работаю на опережение

По моим ощущениям, в Италии вопрос происхождения детей никого особо не интересует. Родила — хорошо. Усыновила — тоже хорошо.

Еще я работаю на опережение. Все окружающие знают, что наши сын и дочь приемные. При первом удобном случае я коротко рассказываю об этом, как о других обычных моментах моей биографии, в присутствии детей.

Мы живем в небольшом поселке, где все друг друга знают. Объясняю какие-то моменты, которые могут показаться окружающим странными. Объясняю, как реагировать. Например то, что дети постоянно клянчат еду и смотрят голодными глазами. Мне кажется, когда я все в открытую рассказываю, нет повода шушукаться за спиной. Может, поэтому ни разу не столкнулась с неуместными вопросами.

Что касается тайны усыновления, то это, по моему мнению, бомба. Она может взорваться в любой момент. Взрыв унесет доверие в семье, спокойствие, уверенность в завтрашнем дне.

А еще, что-то скрывать – это значит стыдиться. Любому человеку было бы очень сложно жить с ощущением, что факт его появления на свет связан с какой-то постыдной тайной.

Три года, которые изменили нашу жизнь

О том, как изменились дети и мы с мужем, можно рассказывать бесконечно. Опишу первое, что вспомню. Дети говорят по-итальянски, как итальянцы. Они очень общительные и веселые. Знакомых у сына больше, чем у меня.

Дети оказались очень активными и спортивными. Сын занимается дзюдо, футболом, плаванием. Дочь увлеклась художественной гимнастикой. Летом мы все вместе катаемся на велосипедах, а зимой на горных лыжах. Кстати, мы с мужем никогда особо не увлекались спортом, а сейчас тянемся за ними.

Дети увлеклись спортом, за ними потянулись и родители.  

Еще раз в неделю дети посещают русскую школу. Живя заграницей очень легко забыть родной язык, тем более, Аня впервые заговорила по-итальянски.

Меня поражало, что у четырехлетнего мальчика совсем не было фантазии. Ему было неинтересно рисовать. Он не задавал вопросов. Не особо слушал мои рассказы. Достаточно долго его интересовали исключительно вещи, касающиеся базовых потребностей — когда есть, когда спать, когда гулять. Сейчас он строит огромные космические корабли из Лего, а Аня выдумывает всякие истории или поет песенки собственного сочинения.

Мысли о счастье

Мысли о счастье возникают, когда мы, обнявшись читаем сказку. Или, когда дети с криками бегут встречать тебя с такой радостью, как будто тебя не было месяц, а ты всего лишь вернулась из супермаркета.

А еще, когда вспоминаю прошлую жизни и свои мысли о том, что она была какой-то пустой и бесцельной.

Ирина говорит, ей бы хотелось, чтобы в России, как и в Италии, детей не делили на своих и приемных.

О блоге

Свой блог в Инстаграме я создала с единственной мыслью, что мой опыт может помочь людям в похожей со мной ситуацией.

Даже если вы замужем за иностранцем или живете за границей, не отбрасывайте идею об усыновлении как невозможную. В некоторых случаях это возможно, главное только сильно захотеть.

Еще мне бы хотелось, чтобы люди, читая мои посты, вдохновились моим примером. Мне бы хотелось, чтобы в России, как и в Италии, детей не делили на своих и приемных.

Главное, что дети есть. И в этом — счастье.

Все фото — из семейного архива Ирины и Роберто Маркези.

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

1 комментарий

  • Елизавета

    Ирина, расскажите подробнее про саму процедуру усыновления.

    4 июля 2020