Развестись, сменить профессию, переехать из Москвы на юг России, выйти замуж и стать мамой двух приемных малышей в 48 лет – это история Ирины Коршуновой.

В апреле пост  Как мы узнаем, что это наш ребенок? в ее блоге на сайте фонда «Измени одну жизнь» набрал наибольшее число просмотров. Ирина стала Лучшим блогером! Теперь ее профиль будет украшен специальным значком.

Мы от всей души поздравляем Ирину и благодарим за ведение электронного дневника. В интервью она рассказывает о том, каким был ее путь к детям и блогу.

О блоге

Я познакомилась с сотрудниками фонда «Измени одну жизнь» в Инстаграме, когда решилась вести свой блог о моих детях. Мне предложили вести блог и на сайте фонда.  Я с радостью согласилась, так как раньше уже пыталась вести страничку на одном форуме, но там очень часто приходится чистить свой блог от спамеров. На сайте фонда таких проблем нет.

Вообще, о фонде «Измени одну жизнь» я узнала давно, еще при поиске детей. Делала небольшие пожертвования, но с появлением малышей, конечно, все деньги стали уходить на них…

Мне хочется думать, что я веду блог и приношу пользу… Мотивирую таких же женщин, как и я, которые потеряли надежду стать мамой, воплотить эту мечту. Надеюсь, что я помогаю и детям, правда, пока не знаю как.

С блогом у меня появились новые контакты, новые знакомства. Очень много людей пишут и в личные сообщения в Инстаграме, спрашивают совета – как можно усыновить ребенка. И мне нравится быть полезной. Часто задают вопрос: «Как уговорить мужа на приемного ребенка?» Я отвечаю, что никак, потому что это должно идти из сердца. Это слова настоящего мужчины, больше ничего не нужно.

Стараюсь регулярно отвечать на комментарии и, конечно же, обязательно всем. Благодарю за то, что читают блог, за отзывчивость и чувствительность, приятно, что большинство людей остаются добрыми сердцем.

До того, как стала приемной мамой, я вела несколько страничек в сети, писала о своем жизненном опыте, о путешествиях. Это были сообщества по увлечениям и для отдыха, сейчас появилась маленькая, но миссия – изменить чью-то жизнь.

Пока идет карантин, вести блог не так сложно. Как правило, мое время распланировано на занятия с детьми, домашнее хозяйство, обучение чему-то новому (блогерство, реклама, копирайтинг) и обязательное написание постов или статей.

Я бы посоветовала тем, кто только начинает вести блог на сайте фонда, рассказывать о себе, пропускать через свои эмоции, не пользоваться статьями из интернета, не стесняться и не думать, что подумают другие. У каждого свой стиль написания, возможно Ваш стиль – станет изюминкой для Ваших подписчиков.

Развод, переезд, новый муж, ШПР

Мне 51 год, я окончила Тимирязевку, написала кандидатскую диссертацию по биологии и сразу поступила учиться на юридический. К тому времени я работала в Министерстве сельского хозяйства и разрабатывала законопроекты о животных. А сейчас я флорист в отеле на берегу Черного моря недалеко от поселка Небуг Туапсинского района, там мы и живем с мужем Алексеем. Он работает в этом же отеле агрономом, ему 46 лет.

Попытки родить самой и долгие курсы лечения были бесполезны. В 40 лет мне поставили окончательный диагноз «бесплодие». Я пыталась уговорить мужа на ЭКО или усыновление, но он не хотел. Потом я узнала, что он завел любовницу, и она сразу ему родила.

Ирина с детьми.

Развод. Депрессия. Индия. Медитация. Я переехала из Москвы на юг России и решила строить новую жизнь. Категорически не хотела замуж, но детей хотела очень и пошла в опеку. К моменту, когда заключение уже было почти готово, я познакомилась с моим будущем мужем и решила, что двойная адаптация нам ни к чему.

Мы поженились, даже обвенчались и уже вместе стали искать наших детей, так как он хотел мальчика, ну а я — девочку. Мы вместе учились в ШПР, а вечером придумывали имена будущим малышам. К моменту окончания школы мы поняли, что будем усыновлять ребенка от 2 лет до 5.

Заключение мы получили в декабре. Я сидела и мечтала, что нам позвонят и мы будем встречать новый год с ребенком, ведь кто-то очень маленький так хочет подарок и елку… Но нам никто не позвонил.

Мы продали машину и поехали искать детей

Тогда мы начали поиски сами. Встали на учет почти во все опеки по краю, в региональный центр… Везде говорили одно: «Очередь на несколько лет вперед». Стали искать в других городах, и я заинтересовалась несколькими детьми из Питера. Процедура это не быстрая, поэтому мы продали машину и поехали в Питер.

Там мы обошли несколько опек: дети или уже были переданы в семью, или их навещала бабушка, или на ребенка подписали согласие, и кандидаты с ним знакомятся. Почему-то в базе все это не было отражено.

В региональном центре я обратила внимание на мальчика 4 лет. Его фотография висела на стенде вместе со снимками таких же детей, которым искали родителей. И на удивление нам дали направление, чтобы с ним познакомиться.

И вот мы едем в детский дом, и я очень волнуюсь. Сначала проходим собеседование с директором, психологом и медиком, такой порядок. Встретили они нас очень хорошо, но информация нас не обрадовала. У ребенка была крайняя степень умственной отсталости и значительные поражения мозга. Мать всю беременность употребляла наркотики. Я была в шоке. И все-таки я была настолько полна решимости, что попросила знакомство, ведь внешне ребенок был совершенно нормальным!

«А чьи вы мама и папа?»

Мы заходим в группу. На нас радостно уставились человек 10 детишек. Кто-то спросил: «А чьи вы мама и папа?», кто-то просто улыбался, а я искала глазами этого мальчика. Оказывается, он уже давно изучал меня глазами, но в них не было никаких эмоций.

На мгновение на его лице появилась улыбка, но это был страшный звериный оскал. Я не могла выдержать, закрыла лицо руками и, плача, выбежала в коридор.

Директор и медик безуспешно пытались меня успокоить. Тогда они спросили:

— Вы готовы бросить работу и посвятить жизнь этому ребенку?

— В смысле?

— В прямом смысле. Он агрессивный, его нельзя в детский сад, ему нельзя в школу, он живет на таблетках, и в 30 лет его интеллект останется на уровне 6-7 летнего ребенка.

Нет. К этому мы были не готовы. И мы подписали отказ. На следующий день нам позвонили и сказали, что кандидаты написали отказ еще на одного ребенка, и мы можем с ним познакомиться. Но мы не поехали: ему было больше 7 лет, и мне нужна была пауза и перезагрузка.

Сбор документов и бюрократические процедуры затянулись ровно на 9 месяцев, это может показаться смешно, но это сакральное число. Мы не оставляли надежды найти своего сына.  На мой вопрос: «Как мы узнаем, что это наш ребенок?», муж решительно заявил: «Будем нюхать!»

Он часто оригинально шутит, но это оказалось правдой. Некоторые приемные мамы рассказывают, что не могли выносить адаптацию именно из-за запаха. И это превращалось в испытание, особенно с малышом, потому что контакт с ним продолжается 24 часа в сутки.

«Мама придет за мной, а меня нет»

Однажды нам позвонил специалист из краевой опеки и сказал, что есть двое детишек. Я даже не поверила ушам! Именно как мы хотели мальчик и девочка и возраст наш: 2 и 3,6 лет. Разрешение на свидание получено, и мы едем к Насте, которая находится в детском доме в 300 км от нас. По дороге мы представляли нашу встречу по-разному, но вышло все совсем иначе.

Пока разговаривали с педагогами, в кабинет вошла худенькая девочка со взрослым лицом и синяками под глазами. Она деловито залезла на скамейку рядом со мной, но держала дистанцию. Ответила на вопрос, как ее зовут и сколько ей лет, потом тяжело вздохнула и замерла, видимо, приготовилась к очередным обследованиям.

Я сразу почувствовала, что это мой ребенок, мне захотелось взять ее на руки и обнять, переплести косички, поправить юбочку… Но я старалась не нарушать границ, позволив ей решать самой. Мы сразу сказали «да», потом немного погуляли с Настей во дворе, она мало говорила и редко улыбалась. Когда выбежали на прогулку дети, убежала к ним.

Ваня и Настя.

В последующие посещения, радовалась и узнавала нас, но удивлялась, когда воспитатели говорили: «Мама и папа приехали». Говорила «спасибо» за игрушки и всем хвасталась, нравилось, когда я читаю ей, когда муж качал ее на качелях.

Один раз в небе пролетел самолет…

— Самолет!

— Хочешь, мы тоже полетим на самолете, — спросил муж.

— Нет, мне нельзя.

— Почему???

— Мама придет за мной, а меня нет.

Тогда я поняла, что не все так радужно. Неважно, в каких условиях жил ребенок, у него была мама. Она помнила своих братьев и сестер, помнила, чему ее учили, помнила, что где-то есть дом.

Один раз у нее на прогулке замерзли руки. Я взяла ее ладошки в свои и начала греть. Это так ей понравилось, что потом она все время протягивала мне свои ручонки мне… А потом, когда мы читали книжку, она села рядом со мной и прижалась, как воробышек.

Знакомство с Настей.

По дороге к нам домой в машине Настя сидела и молча смотрела в окно, потом спросила: «Куда мы едем?». Я сказала, что домой. «Я не хочу с вами жить», — ответила она. Тогда я попросила ее погостить у нас немножко, хотя была в большой растерянности.

«Когда уже заберете-то?!»

Ванечку долго держали в больнице, куда он попал в тяжелом состоянии с критической температурой и пневмонией. В общей сложности он провел там 4 месяца и когда пошел на поправку, нам предложили познакомиться с ним и с его сестренкой Настей. К Насте мы уже съездили, а вот Ваню никак не переводили в Дом малютки.

Я нервничала и готова была подписать согласие, не видя ребенка, но мне велено было ждать. И вот первая встреча. Такой же запуганный и маленький, с такими же синяками под глазами, держался за руку воспитателя и хмурил брови, как будто готовился к чему-то.

Вторая встреча один на один. Я взяла его на колени, он схватил меня за палец, прижался и не отпускал моей руки. Муж в это время пытался его развеселить: строил башни, играл в машинки и дудел во все, что можно. Прошло 20 минут, прежде чем мы услышали его голос. Еще через несколько минут они с мужем построили башню вместе и собрали игрушки, так как время посещения закончилось. На таких маленьких дают не больше 30-40 минут.

Первая встреча с Ваней.

В следующий приезд он нас узнал и улыбнулся. Мы играли и «разговаривали», но время прошло очень быстро и нужно отдавать Ваню в группу.

— Пойдешь к папе на ручки?

От слова «папа» у него на лице появился страх, но когда молча муж протянул руки, он пошел к нему. Мы подошли к дверям группы, Ваня схватил меня за руку и сжался, я его обняла и попыталась что-то говорить, но не смогла… Слезы катились из глаз, я ничего не могла сказать. Было чувство, что отрывают кусок меня.

Вышла нянечка, посмотрела на нас и сердито говорит:

— Когда уже заберете-то?!

Я всхлипываю, а муж говорит:

— Мы бы давно забрали, да с документами что-то…

— Господи, я ж думала родные…Надо ж такому.. – извиняясь, пробормотала нянечка и унесла нашего Ваню в группу.

Слава Богу, что через 10 дней выдали документы, и мы забрали Ванечку домой.

«Мы проснулись мамой и папой»

Примерно за неделю мы начали готовиться к тому, чтобы принять детей дома. Купили мешок пластиковых кубиков, приготовили мягкие игрушки для засыпания: у Насти была мышка, а у Вани коровка, которую он назвал Мумука. Какую и сколько покупать одежду, мы не знали, поэтому я с благодарностью принимала все, что нам несли для детей от 2 до 5 лет. Ее, правда, потом все равно не хватило…

…2016 год. Я проснулась в 4 утра.

Мысли не шуршали тараканами, а топали как слоны. Что-то не то, пространство в квартире как будто изменилось. Муж сопит рядом, как ни в чем не бывало, кот в ногах, как обычно…

Дети! Точно, у нас появились дети, и сегодня мы просыпаемся мамой и папой. Это было так странно и радостно, что я пошла проверить, не приснилось ли мне это.

В соседней комнате сопели двое малышей. Это правда. Вчера мы наконец-то привезли их домой. Я на седьмом небе от счастья оттого, что стала мамой. Безоблачное небо нашего рая рисовалось в розовом свете… Дети проснулись одновременно и таращили на меня глаза. Что за тетка стоит перед ними и странно улыбается? Что же им сказать?

Два года дома.

«Дети, я ваша мама» — глупо.

«А кто тут проснулся?» — приторно сладко.

«Как спалось?» — банально и глупо одновременно.

Ваня совсем не говорит, а Настя говорит очень плохо. Но что-то сказать нужно. И вот я произношу:

— Доброе утро, а кто будет манную кашу?

Ваня начал улыбаться, а Настя заплакала — вот так нежданчик.

— Что случилось? — она показывает на лужу на кровати…

От сердца отлегло… Это не страшно. Но, похоже, мне понадобится помощь мужа, потому что от Ваниной кроватки шёл совсем другой, еще менее приятный запах.

«Дорогой, дети проснулись, мне нужна помощь» …Стать мамой погодков в 48 лет, без опыта воспитания своих детей, можно только в коме или мечтая о детях на протяжении 20 лет.

А вот как это комментирует мой муж: «Мужики! Ощущение было такое, что нежданно-негаданно твоя любимая супруга принесла домой двух котят… Они бегали, лазали, царапались, прыгали со второго этажа лесенки нашего двухэтажного дома, отрывали шторы, с этого же второго этажа бросали кинетический песок радостно хохоча, ведь он так весело разлетался по всему дому».

«По полю танки грохотали»

Первые дни дети спали очень тревожно. Настя вскрикивала, Ваня падал с кровати и молча сидел рядом или ползал во сне. Они никого не звали, но я, как подстреленная, неслась в детскую, поднимала их с пола, укачивала, укрывала, сидела рядом…

Иногда Ваня плакал во сне, а Настя ругалась. Несколько раз за ночь мы бегали к ним, даже если там было тихо. Вставали по очереди. Наш репертуар для укладывания включал был разнообразным: от «Ой мороз, мороз!» до «Шел отряд по берегу» и «По полю танки грохотали».

К Ване приходилось вставать чаще, и мы стали его забирать к себе в кровать. Встанем раза 2-3 за ночь, и, если продолжает плакать, укладываем между собой. С нами он сразу успокаивался, даже личико разглаживалось, начинал улыбаться и причмокивать.

С Ваней адаптации не было вообще, только было физически тяжело таскать его в душевую. И первые дни мыл его муж, а потом он уехал на сессию…Утром нужно менять памперс и купать ребенка. Я поставила его в душевую кабинку и старалась не дышать, чтобы не чувствовать запах какашек.

На меня смотрел счастливый ребенок в предвкушении теплой водички, а я никак не могла заставить себя вымыть ему попу. Смотрю на Ваню, слезы текут, мою его, и в какой-то момент счастье от того, что у меня теперь есть ребенок, и его энергетика вытеснили мою брезгливость. Взяла его на руки, а он так радостно меня обнял, что даже голова закружилась.

…Мне было тяжело с дочкой, подводило здоровье, когда натаскалась Ваню, приучая его к горшку. Случилось воспаление нерва по всему телу и упал иммунитет. Первые полгода я постоянно болела…

Несмотря на все сложности, дети дают столько счастья, что это гораздо больше, чем мы ожидали. Дочка такая же вредная, как я, с характером, амбициозная, яркая, лидерская натура. Сын такой же хулиган, как папа. Сейчас ему почти шесть лет, а мы уже получили кучу замечаний от соседей о хулиганстве нашего смышленыша. «Самое главное – вовремя сбежать!», — говорит мой муж.

Через год мы хотим взять еще девочку от 3 до 5 лет. «Меня никто не спросит, а один против трех я не вытяну», — в шутку заявляет мой супруг.

Сейчас, в карантине, сложно дается дистанционное обучение с дочкой, это вообще головная боль, через день истерики. Большой объем информации, который мне приходится объяснять, благо у меня есть педагогическое образование.

Инсайтом в этих условиях стали новые знания, которые я получила благодаря онлайн-обучению блогерству и ведению социальных сетей. Это огромный пласт информации, которым я тоже начала уже делиться с моими подписчиками. Еще месяц карантина — и можно открывать свои курсы продвижения или копирайтинга (шутка, а может, и нет).

Как поддерживать детей-сирот в детдомах в карантине?

Конечно, я бы хотела оказывать поддержку деньгами и взять еще парочку детей. Пока в настоящий момент можно стать Ангелом-хранителем и распространять анкеты (как я, например). Сегодня я отправляла анкету девочки, как Ангел-хранитель, и да, я плакала… Муж сказал, иди оформляй документы…

Фонд «Измени одну жизнь» объявляет Всероссийскую акцию «Стань Ангелом-Хранителем для ребенка из детского дома!»

Жаль, что мало онлайн-ШПР, многие люди могли бы уже пройти обучение и после изоляции ехать за ребенком. А еще очень много детей в Сибири, на Алтае, Дальнем Востоке, но билеты туда очень дорогие, мне, например, не под силу пока. Много людей смогли бы туда поехать за ребенком, если бы им помогли приобрести билеты, оказали поддержку.

Вообще, я считаю, что главная помощь ребенку – это его устройство в семью. Никакие подарки и деньги не заменят детям в детских домах настоящий дом и поддержку близких.

Дорогие друзья, блогером может стать каждый! 

Достаточно сделать 3 шага:

1. Зарегистрироваться на сайте фонда «Измени одну жизнь».
2. В личном кабинете разместить пост и фото.
3. После модерации пост будет опубликован на сайте в разделе «Блоги».

Далее свой блог можно продвигать, давая ссылку на личных страницах в соцсетях и призывая друзей поддержать вас.

Важно:

  1. Блогеры не размещают в своих постах рекламу, не используют нецензурную лексику, по возможности отвечают на комментарии пользователей.
  2. Вопросы о создании своего блога и размещении публикаций можно задать шеф-редактору сайта Иоланте Качаевой editor@changeonelife.ru

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!