Марина Глазкова
Марина Глазкова 20 августа 2019

«Жаль, что раньше не нашла своих малышей: иногда мне становится страшно, что им пришлось жить без нас»

1
1906
0

Олег и Елена Морозовы из Воронежа решили взять приемных детей, когда им было уже за 45. Супруги вырастили кровных детей от первых браков и чувствовали, что в них еще много сил, много тепла и любви, которые они готовы подарить детям, оставшимся без родителей. Сейчас у них трое приемных детей, и они подумывают о том, чтобы взять в семью подростка.

«Он сидел дома один, голодный»

Лет с 25 я задумывалась о том, чтобы взять приемных детей. У меня двое кровных детей от первого брака, и, когда я их растила, мы иногда гуляли рядом со школой-интернатом, которая находилась недалеко от нашего дома.

Я думала: «Ну, возьму, возьму ребенка, только попозже». Шло время, дети выросли, я вышла замуж во второй раз за мужчину, который сам вырастил троих детей.

В определенным момент мы решили переехать из Подмосковья в Воронеж, построили большой дом, решили на семейном совете, что готовы взять приемных детей, и перешли к активным действиям. Тогда мне было 45, а мужу 53 года.

Возраст нас совершенно не останавливал, так как мы ощущали себя сильными и бодрыми для того, чтобы изменить одну или несколько жизней, и получилось так, что пришедшие в нашу семью приемные дети подарили нам новую молодость.

Дети у нас все местные. Я решила, что не стоит ездить по всей России, когда в Воронеже есть и детский дом, и дом малютки. Мы пришли в нашу опеку и, как многие родители, сказали, что хотим взять маленькую девочку, а нам внезапно предложили познакомиться с пятилетним мальчиком Сережей.

И вот выходит к нам кроха, просто красавчик, но очень замкнутый. Было видно, что это ребенок со сложной психологической травмой. Нам рассказали, что малыш почти все время сидел дома один, голодный, потому что его мама пила и не заботилась о нем. Когда он попал в детский дом, старшие ребята били его и над ним издевались, так как он был самый маленький.

Мы немного поболтали с нашим сыночком и поехали за одежкой для него. Как вы понимаете, вопрос «брать или не брать», перед нами не стоял. Вернулись, написали согласие, и местная опека сразу вынесла постановление. Через несколько дней Сережа был у нас.

Сложности адаптации, или мой главный помощник

Адаптация с ним была тяжелой. Мы перед появлением приемных детей много специальной литературы не читали, думали, что своих детей вырастили и поэтому все знаем. Но к такому поведению Сережи мы были не готовы: когда ему что-то не нравилось, он замолкал, лежал на полу, не отвечал на наши вопросы, ничего не просил и отказывался от еды. Было очень сложно.

Тогда я начала читать о приемных детях, и мне стало легче понимать Сережу и как себя с ним вести. Только года через два мы с ним настроились друг на друга и нашли общий язык.

Вначале я иногда не выдерживала и срывалась на Сережу и потом просила у него прощения, а он отвечал: «Это же я виноват, я не слушаюсь». Сейчас Сережа – мой главный помощник, он очень добрый и заботливый, а красавчик – глаз не отвести!

Наша капризушка, наша милейшая дочура

Через год нам стало полегче, и мы спросили Сережу, хочет ли он, чтобы у него появилась сестренка. Он радостно воспринял эту идею, а потом, когда мы нашли нашу дочку, ездил с нами в дом малютки.

Дочку я нашла в базе случайно. Не собиралась больше смотреть базу детей сирот, но в тот день открыла компьютер и увидела малышку с умными глазками по имени Варвара, которой было всего пять месяцев.

Позвонила мужу, показала эти глазки, он сказал: «Собирай документы, тебя не остановить».


И вот мы приехали в дом малютки. Увидев ее, муж испугался, что Варя была такая крошечная и очень грустная. У девочки был гепатит С, и ее положили в больницу, так что мы смогли забрать нашу дочку только через два месяца.

Все это время мы приходили к ней в больницу, в палату, где лежали такие же малыши, и просто обливались слезами, глядя, как они там лежат такие маленькие, одни, без мам и постоянно плачут. Вот это ужас.

Жить невозможно, зная как они в больницах и в детских домах существуют.

ПОМОГИТЕ  ДЕТЯМ-СИРОТАМ НАЙТИ РОДИТЕЛЕЙ

 

До нас Варю смотрели многие родители и писали отказы, так как многих пугал гепатит и то, что ее мама была опийной наркоманкой. Мы были 18-ми, кто к ней пришел, и диагноз нас не остановил.

Когда мы, уже забрав Варю домой, пришли к гепатологу, он даже не стал ставить ее на учет, сказав, что девочка здорова, просто посоветовал следить за анализами и проверять печень.

Сейчас она уже подросла, ей семь лет, ходит на танцы, анимационный песок и акробатику. С первых дней Варя оказалась капризушкой, такая и до сих пор, но при этом умнейшая, милейшая, красивейшая дочура.

С Сережей они сразу подружились, и он везде опекает ее как старший брат

.

Наш маленький Арсений

И вот у нас уже много детей и внуков. Чего еще хотеть в этой жизни? Но однажды со старшей дочерью мы опять открыли базу детей и увидели двухлетнего карапуза, который невероятно нам понравился. Мы быстрее помчались за документами, и через месяц, в мае 2019 года, он уже был у нас дома.

Этому малышу больше всего досталось от системы. В детском доме он жил с рождения. Не ходил, не говорил, имел кучу диагнозов. Мы приехали знакомиться, но врач просто сказала нам: не пугайтесь!

И она была права. Оказавшись дома, Арсений пошел за два месяца и стал произносить первые слоги. Гидроцефалии у него никакой не оказалось, кисты головного мозга тоже.

Когда мы к нему ходили в дом малютки, он всегда был тихим и грустным, сидел в уголочке, был покусанным, так как его обижали другие дети. А сейчас он смеется целый день, бегает, играет – такой красивый мальчик, просто загляденье!

Вот такая наша история. Конечно, у нас много трудностей: дети столько пережили за свои крохотные жизни, что вся наша семья старается сделать их жизнь счастливой. Все наши кровные дети с радостью приняли малышню, мы все и всегда вместе, и для нас с мужем это необыкновенная радость – делать других счастливыми.

Сожалею только, что раньше не нашла своих малышей: иногда мне становится страшно, что им хоть немного, но пришлось жить без нас.

Пакет документов у меня всегда собран. Мы, конечно, рассчитываем свои силы, но уже задумаемся о подростке, если сможем найти с ним общий язык и будем интересны ребяткам, которые уже совсем взрослые.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!