Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 30 ноября 2018

Приемные подростки идут к психологу как к «старшему другу»

0
21
0
Фото - all4maternity.com

Как часто подростки из замещающих семей сами обращаются за психологической поддержкой? Или их приводят на прием родители? Какие проблемы и как помогают решить тинейджерам специалисты? Об этом психологи фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Инна Пасечник и Татьяна Панюшева рассказывают фонду «Измени одну жизнь».

На основании практики можно условно выделить две категории обращений приемных подростков к психологу:

  • подростки, которых приводят родители. И запрос на работу, и формулировка проблем в основном исходят от взрослых, также взрослые сами инициируют последующий приход детей на консультации.
  • подростки, которые после первых визитов с родителем начинают ходить к психологу самостоятельно. Полностью самостоятельное обращение приемного подростка к психологу вообще без участия родителя крайне редкий случай в нашей практике.

Поговорим о тех, кто в итоге ходит к специалисту самостоятельно. Фактически никогда у них нет сформулированного четкого запроса, но можно говорить об определенной специфике работы с подростками разных возрастов.

Младшие подростки — 11-13 лет

Они ходят к психологу с неким общим чувством дискомфорта, которое для них самих не совсем понятно, и от психолога они ждут как бы ответа о причинах этого дискомфорта и последующей помощи. В целом, такие дети ходят к психологу как к «старшему другу», готовому их принимать, слушать и разделять их интересы. По сути, это про работу с самооценкой подростка, его принятием себя и его идентичностью.

По ходу консультаций с такими клиентами время от времени работа касается и их истории жизни, и травматических событий. Как один из вариантов работы — это случаи, когда ребенок до конца не принимается приемными родителями, у которых есть свои завышенные ожидания от ребенка.

В семье при этом не замечаются сильные стороны ребенка, не признаются его успехи. И тогда работа психолога может сводиться почти целиком к оказанию поддержки ребенку в том, чтобы он получал опыт признания со стороны взрослых и учился сам ценить свои сильные стороны и развивать их.

Случай: Саша предподросткового возраста — 10 лет — попал к психологу в связи со сменой одной приемной семьи на другую. Запрос от взрослых был про помощь в процессе переходного периода жизни и работу со сложной жизненной историей (было подозрение на опыт насилия в раннем детстве). Ребенок быстро стал сам просить организовать его приезды к психологу, и продолжает уже несколько лет ходить к одному и тому же специалисту.

В результате, работа с ним вылилась в следующий процесс: порой Саша приходил к психологу в хорошем состоянии и с желанием делиться своими успехами и получать принятие и понимание. В другие моменты подросток находился в плохом эмоциональном состоянии, когда требовалось понять причину этого, и потом помогать ему справляться с проявившимся травматическим опытом. Травмы могли всплывать из раннего детства, либо быть связанными с опытом жизни  в приемных семьях.

Порой психолог помогал проживать опыт взаимодействия с кровными родственниками, контакты с которыми приемная семья налаживала самостоятельно и очень бережно. По сути, уже младший подросток (13 лет) продолжает ходить к психологу, разбираясь с прошлым болезненным опытом, решая задачи текущей жизни, а также находя понимание и принятие в лице психолога.

Старшие подростки — 14-18 лет

Ребята такого возраста могут приходить к психологу с темой взаимоотношения со сверстниками.  В этом контексте часто всплывает тема «приемности»: сложности с принятием себя, ощущение себя каким-то «плохим» и «бракованным». Кроме этого, подростков часто волнует, как отнесутся к нему люди в его близком окружении, если вдруг узнают о факте «приемности» (принятие социумом этого факта). При работе с подростками и в этом случае опять же неизбежно всплывает тема прошлого опыта и истории жизни.

Также старшие подростки могут приходить к психологу с проблемой сложностей в отношениях с приемными родителями. Тогда работа идет с этим запросом, и, как правило, она оказывается связанной со сложностями в установлении и поддержании эмоционально близких отношений.

Тут опять же большую роль играет прошлый опыт жизни ребенка: с какими взрослыми он жил ранее, как складывались с ними отношения, и был ли в этих отношениях опыт жестокого обращения.

Случай (пример про то, как темы работы чередуются и постоянно переплетаются между собой в работе с подростком): Соня попала к психологу в 14 лет. В истории ее жизни было время, проведенное в кровной семье с пьющими родственниками, потом попадание в детский дом и смерть биологической мамы, а также возврат из первой приемной семьи.

Причиной обращения были приступы плохого настроения, во время которых она говорила много неприятных вещей своей второй приемной матери. Девушка стала ходить к психологу сама,  чаще всего прямыми запросами были: отношения со сверстниками, отношения с приемной семьей, тема травли в школе, разрыв отношений с кровной сестрой. Однако каждый раз для решения заявленных проблем приходится возвращаться к истории ее жизни в кровной семье и переживаниям по поводу маминого образа жизни и ее смерти, опытом жестокого обращения со стороны взрослых в детстве. Важно сказать, что девушка в целом пребывает в депрессии,  и получает кроме психологической помощи медикаментозную поддержку.

Проблемы приемных подростков

Наиболее характерные для подростков с опытом сиротства темы связаны с кровной семьей, с их опытом жизни в различных учреждениях (больницах, домах ребенка, детских домах, интернатах…). Прямо запрос на работу с прошлым практически никогда не формулируется, но всплывает практически всегда.

Чаще всего, «вход» в эту проблематику начинается с обсуждения трудностей, связанных с самооценкой и принятием себя, с установлением близких отношений с другими людьми. За этим часто стоят не отвеченные вопросы, связанные с кровными родственниками и причинами, по которым они не смогли растить ребенка сами; воспоминания разной степени болезненности про опыт жизни в сиротских учреждениях.

Подростки могут искать в этот период контактов с биологической семьей. В части случаев в этом вопросе им помогают приемные родители, организуя получение информации и встречи, но подросткам после всего этого очень важно прожить и переварить полученную информацию, с чем они и приходят к психологу.

В некоторых случаях подростки ищут информацию и контакты самостоятельно, и тогда риск получения эмоциональной травмы значительно выше. В тех случаях, когда приемные родители сами инициируют этот процесс, они заранее связываются с кровными родственниками и оценивают степень безопасности контактов с ними для ребенка. Также они предварительно узнают про их состояние и образ жизни и могут заранее предоставить эту информацию подростку; договариваются с кровными родителями о бережном общении с ребенком. Если подросток действует сам, без помощи приемных родителей, то он может столкнуться с тем, к чему он совершенно не готов.

Случай (про значимость информации об истории жизни для идентичности подростка: приемный родитель обратился к психологу, когда Лизе было 14 лет. Отношения у приемной матери с ребенком были близкие и теплые, но кризис подросткового возраста проходил очень ярко и проблематично. Лиза могла надолго пропадать из дома, не приходить ночевать, употреблять алкоголь в разных компаниях, начала курить.

В работе с психологом девочка больше всего говорила о текущих отношениях с ровесниками (ей очень важны были романтические отношения), а также про взаимодействие с приемной мамой. Это помогало частично решать текущие вопросы и налаживать договоренность родителя с ребенком о повседневных делах. История жизни на консультациях затрагивалась не слишком много, семья в свое время проделала работу с той информацией, которая имелась. У Лизы был свой альбом с фотографиями и имеющимися данными, который удалось лишь незначительно пополнить в работе с психологом.

Про самое раннее детство девочки (до детского дома) было крайне мало информации, ее нашли на улице, и не было известно о том, что случилось с ее кровной матерью и другими родственниками. Параллельно визитам к психологу семье внезапно и почти чудом удалось выйти на контакт с кровной тетей и дедушкой Лизы, которые, в свою очередь, сами проявляли инициативу по поиску племянницы/внучки.

Состоялось знакомство, и Лиза многое узнала о своей биологической семье. В частности, выяснилось много хорошей информации о ее матери, которая была успешна и в работе, и как родитель, но стала жертвой мошенников: ее обманули при продаже квартиры в одном городе и покупке квартиры в другом. В результате женщина оказалась на улице безо всякой помощи с маленьким ребенком на руках. Что случилось дальше можно только гадать, но в результате Лиза оказалась в детском доме, а судьба матери неизвестна, и она признана умершей.

Лиза при посредничестве приемной матери познакомилась лично с тетей и дедушкой, получила много информации о семье, о биологической матери, в том числе ее фотографии. Эти события значительно повлияли на состояние девушки и помогли позитивному завершению крайне непростого подросткового кризиса.

Некоторое время спустя Лиза познакомилась также и со своим кровным отцом. В какой-то момент он стал много говорить дочери о сложных моментах биографии ее кровной матери, опуская все то хорошее, что также было – возможно, у него были свои трудности в отношениях с кровной матерью девочки, и он выплескивал эти переживания на ребенка. Именно в это время состояние Лизы снова ухудшилось, она стала злоупотреблять время от времени алкоголем, возобновились проблемы с приходом домой вовремя вечерами.

Тут своевременно вмешалась приемная мама, которая пообщалась с отцом Лизы и пояснила, как такой формат преподнесения информации с акцентом на негативе влияет на ребенка, и тот принял это к сведению. Ситуация снова стабилизировалась.

В дальнейшем у семьи не возникало необходимости в получении психологической поддержки для Лизы: она успешно продолжила учебу после школы, и скоро начнет жить самостоятельно в собственной квартире.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!