Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 5 октября 2016

Найти «своего» учителя

0
295
0

Многие родители мечтают о том, чтобы их ребенок нашел «своего» учителя. Того, чьих уроков он будет ждать и готовиться к ним. Того, о котором будет потом говорить со своими детьми. Сегодня, в День учителя, приемные родители рассказали, удалось ли им найти таких педагогов своим сыновьям и дочкам. О том, какую роль играют учителя в жизни приемных детей, читайте в материале фонда «Измени одну жизнь».

С днем учителя

Диана Машкова, журналист, писательница, руководитель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», мама четырех детей, трое из них приемные:

дианамашкова

«Роль учителя в жизни приемного ребенка очень важна. Ведь после детского дома или интерната ребенок должен освоиться сначала дома, а затем и в коллективе школы. Тем более, если он уже не малыш. И тут учитель должен суметь выстроить отношения с учеником, чтобы он смог поверить в себя и свои силы, почувствовать поддержку, а также предоставить ребенку возможность проявить себя в новом качестве.

Поначалу наша дочь Даша боялась идти в школу. Примерно неделю, можно сказать, сопротивлялась – «я туда не пойду», «я там никого не знаю». Потом мы поговорили с классной руководительницей. Это Щербакова Ирина Анатольевна, учительница русского языка и литературы в школе №2070. Я рассказала об особенностях детей-сирот, подарила книгу Людмилы Петрановской.

И классный руководитель нашла подход к нашей девочке. Дала ей возможность участвовать в дискуссиях на уроках, продемонстрировать, что она – обычный ребенок, такой же, как и все остальные. Вместо двоек и троек по русскому Даша стала получать твердые четверки, а по литературе – пятерки.

Мне кажется, когда настоящий учитель понимает, что ему предстоит обучать ребенка из детского дома, он сам принимает это как некий профессиональный вызов. Преподаватель проверяет свои возможности – сможет ли он найти подход к такому ребенку? И если учитель любит свою работу, он обязательно с вдохновением и интересом возьмется за такое дело. Классный руководитель нашего приемного сына Гоши, опытный педагог Вера Николаевна, к счастью, проявила себя также.

Я сама раньше преподавала в вузе английский язык. И понимала, что со студентами важно найти контакт, наладить с ребятами отношения. Тогда не будет обид, обсуждений за спиной, неприятных разговоров, а мотивация к учебе только повысится. Я со студентами ладила, очень надеюсь, что и мои дети будут также общаться со своими преподавателями».

Светлана Строганова, мама пятерых детей, трое из них приемные:

10403570_644923572273170_7147195518188533667_n

«Мои приемные дети еще не ходят в школу. Поэтому расскажу об Алле Борисовне  Шпикаловой, преподаватель по виолончели Детской школы искусств им. Н.Г. Рубинштейна. У Аллы Борисовны занимается моя дочка Соня, ей 6 с половиной лет.

Учитель музыки —  просто потрясающая. И как человек, и как учитель. Я не ожидала, что можно вот так взять и влюбить ребенка в инструмент, хотя до игры реальной там еще далеко, и пока только Соня щипает, да стучит в ладоши. Тут дело в том, что Алла Борисовна сама влюблена в музыку и в инструмент, и к детям относится, как к детям и к работе, как к работе.

ХАРЬКОВСКИЙ АБРАМ МОИСЕЕВИЧ Картина «Награда учителю»

К сожалению, бывает такое, что и к детям, и к работе учителя относятся как к досадной необходимости и помехе в жизни. Поэтому у меня даже нет особенных ожиданий каких-то. Хотелось бы, чтобы к приемным детям относились как к обычным  — собственно, они такими и являются. Разве что с учетом отставания моей дочки Оли, сейчас ей 5 лет, возможно, когда она пойдет в школу, ей надо будет больше уделять внимания».

Даниил Новиков, редактор фонда «Измени одну жизнь», отец двух детей, один приемный:

 даня новиков

«В школе, куда я устроил своего сына Игоря, конечно, очень тепло отнеслись к приемному ребенку – директор педкомплекса, его замы, директор школы, завотделением – вся администрация думала, какой класс ему лучше подобрать. И подобрали – с молодой и активной классной, которая тоже помогала все три года, что Игорь учился в Пскове. Мы не афишировали его сиротский статус, но и не скрывали — решили, что если это всплывет и будет непонимание, то сразу поговорим об этом на родительском собрании.

В Эстонии, куда мы перебрались год назад, все было примерно так же, с одним существенным отличием — Игорю впервые за всю его ученическую «карьеру» стало нравиться учиться. Удивительно, но в восьмом классе подросток вдруг осознал тягу к географии и биологии, обществознанию и химии.

Отчасти это произошло от того, что школьная программа в Эстонии в десятки раз легче российской. Но главный секрет в том, что здесь исповедуется другой принцип — не ученик подстраивается под школу, а школа под ученика. Любого. Неважно — приемный ли ты ребенок, беженец, колясочник или просто ребенок с ЗПР — школа найдет подходящее решение конкретно для тебя. Вплоть до индивидуальных занятий и особой программы.

Я наблюдал однажды, как третьеклассники, явно чересчур расторможенные, носились, ползали, валялись и протирали пыль в коридоре уже после звонка. Это был первый урок Игоря в эстонской школе, и в этот момент его как раз представляли его новому классу. Я хотел, конечно, послушать, стоя рядом с входом в класс, но шумные третьеклассники мне не давали. Я все ждал, когда кто-нибудь из взрослых сделает им замечание и шикнет, но вот прошел завуч, потом другой учитель, третий — и никто не шипел. Все только интересовались, какой у них урок и где.

А потом появилась их учительница, и молча, спокойно, с улыбкой, взяла каждого мальчика за руку, и отвела в класс. Это был высший уровень учительского мастерства — я сразу осознал, что в этой школе понимают, как работать с любыми особыми детьми, и не требуют от них того, что им не под силу.
А если говорить про конкретного учителя, который повлиял на жизнь Игоря, то это, пожалуй, был тренер по лыжным гонкам в школе-интернате, откуда я его забирал. Николай Анатольевич, кажется, так его зовут. Красногородская «Агрошкола», Псковская область. Этот немолодой уже мужчина — один из таких подвижников, которых можно встретить в доброй половине интернатов в России.

Такие люди — фанаты своего дела — могут организовать столярную мастерскую, футбольную секцию для девочек, туристический клуб, радиомастерскую, да что угодно. И тогда все дети будут заниматься в столярке, рубиться в футбик, балдеть от запаха тайги и обожать ковыряться с паяльником.

Вот Николай Анатольевич — он их таких. Неведомо как, но он умудрился собрать у себя в подсобке на бюджетные деньги первоклассный парк лыж и всего необходимого для их обслуживания. Он вывозил детей на все региональные соревнования, и дети побеждали там. Еще когда Игорь был в интернате, он на моих глазах выиграл областное первенство по лыжам и поднялся на пьедестал. А когда я забирал Игорька домой, мы зашли попрощаться с тренером, и стало как-то не по себе. Вот он выращивал-выращивал чемпиона, а теперь его увезут, и кто-то другой будет почивать на лаврах. И таких историй в практике красногородского тренера — не одна и не две. Много детей ушли в семьи, и это здорово.

Но он продолжает тренировать в интернате тех, кто остался. Выигрывают уже меньше, но подвижник все равно продолжает работать и правдами и неправдами выбивать финансирование на свою секцию. Кстати, в «Агрошколе» есть еще и велосекция — с таким же подвижником-тренером.

Так что Игорю повезло — он с упоением рассказывал про много дневные велопоходы, в которых принимал участие в 10-11 лет. И ему даже потом приписали личный велосипед. Но Игорь стал успешным не в велогонках, а в биатлоне — последней зимой даже принимал участие даже в первенстве страны — поэтому я рассказываю именно о Николае Анатольевиче, который и привел мальчишку в лыжный спорт. В общем, есть еще в России настоящие УЧИТЕЛЯ, и когда я редактирую для фонда «Измени одну жизнь» партию роликов из одного учреждения, например, Камчатки, и в кратком описании у каждого второго ребенка, даже девочек — «увлекается самбо» — я понимаю, что в этом учреждении есть Учитель, который заражает своим энтузиазмом всех: и детей, и взрослых. И тогда за этих детей становится спокойно: они уж точно не пропадут».

Анна Богатырева, врач-педиатр, мама четверых детей, двое из них приемные:

богатырева

«Старших детей мы сразу отдали в частную школу, где работали друзья. Учителя были прекрасные, дети учились с удовольствием. В 6 классе их пришлось перевести в обычную среднюю школу, и сразу начались проблемы. К 11 классу оба поменяли несколько школ, дочь заканчивала школу экстерном.

Наши младшие приемные мальчики, как и все дети, разные. Но если один сможет учиться в обычной школе, то в случае второго это сопряжено с большими сложностями. У него есть свое мнение на все, он пытается перетягивать внимание на себя, не готов подчиняться правилам, не говоря о том, что в силу его заболевания он еще и внешне отличается от обычных детей. При этом у него абсолютно нормальный интеллект и способности. Поэтому при выборе школы мы даже не рассматривали возможность обучения в государственной школе. Мы искали максимально комфортную частную школу.

Наши требования к школе: доброжелательная атмосфера, индивидуальный подход, желание пробовать и совместно решать проблемы без нравоучений и нотаций. Задача 1 класса: научиться читать считать и писать без неврозов у детей, учителей и у родителей».

Елена Смирнова, директор благотворительного фонда «Созидание»,  мама пятерых детей, одна дочь приемная:

12717180_920438314721505_6297121341805644232_n

«Мои дети учились в прогимназии – спецшколе с английским языком. Сначала там училась дочка Саша, затем пошла Маша. Обе были буквально под крылом у классной руководительницы. Она была таким домашним, уютным человеком, звонила нам, чтобы посоветоваться по поводу того, как ведут себя дети и что нам с ней совместно необходимо предпринимать в той или иной ситуации. Я была очень рада, что мы с учительницей совместно решаем проблемы.

И это очень важно – комфортно подвести ребенка к средней школе, чтобы он умел и работать в команде, и находить самостоятельные решения, и мыслить свободно, а не шаблонно. Всему этому моих детей научили.

Моему сыну Артему, мальчику с очень непростым характером,  попадались все учителя, которые готовы были понять и принять. И это здорово, ведь и от этого выигрывают все: учитель, родители и ребенок.

Отдельные слова благодарности я бы сказала Машиному тренеру по прыжкам в воду и Сашиной учительнице по музыке. Дети с удовольствием занимаются. Одна – спортом, другая музыкой. Если видеть, к примеру, как Саша бросает учебники и садится играть на фортепиано, сразу становится понятно, что педагог сумела передать девочке свою любовь к инструменту. Вот это настоящий учитель!

советская_школа-иллюстрации

Я считаю, что учитель – это не тот человек, с которыми завоевывают медали и грамоты, а тот, который учит любить свой предмет. Так учит, что дети без этого занятия просто жить не могут!

Очень хочу, чтобы такие учителя были у моей трехлетней Василисы. Уже сейчас, в детском саду она получает заметно больше внимания от воспитателей. Мы не скрываем, что ребенок приемный. И к ней прекрасно относятся и сотрудники детсада, и родители детей».

Наталья Родикова, главный редактор журнала «Домашний очаг», мама троих детей, один приемный:

родикова

«К сожалению, в школе наш сын Андрей так и не нашел «своего» учителя, итогом стало то, что из школы мы в конце концов ушли на семейное обучение. Но все же в день учителя мне есть кого вспомнить добрым словом. Андрею тогда было четыре года, и у нас были большие сложности с речью, она была аграмматичная, то есть никаких падежей, никаких связок, ну и так далее, в общем, русский язык сыну давался трудно, совершенно как иностранный. В конце концов у нас даже началось заикание на нервной почве, потому что сын очень волновался, что сейчас опять скажет неправильно.

Стало понятно, что нам все же нужна коррекционная группа, и буквально во дворе нашего дома нашелся сад, где такая группа есть. И в ней оказался прекрасный, терпеливый дефектолог, которая изо дня в день с большим вниманием и пониманием с Андреем занималась. Такого дефектолога мы искали по самым прославленным центрам, а нашли в обычном саду во дворе.

Но еще большим чудом было то, что там мы встретили потрясающую, любимую навеки воспитательницу — Марину Карленовну Симонян. Как отлично, запросто, душевно, нежно общалась она со своей группой, а ведь многие дети там были гораздо более «особенные», чем наш, с серьезными неврологическими заболеваниями, требовавшие и сил, и понимания.

Никогда не любила фразу «любовь все лечит», но тут впервые в жизни увидела такое чудо. Как она встречала утром свою группу, целовала, обнимала, помогала переодеться, сушила варежки на батарее. Как гуляла с ними. Как ворковала, как укладывала спать.

Нашего сына, я уверена в этом до сих пор, «вылечила» от его неуверенности в себе и от заикания именно она — Марина. Да, дети звали ее так, без отчества — просто Марина, хотя она была взрослой женщиной, со своими взрослыми детьми. В ее группе я впервые увидела сына раскрепощенным, очень довольным собой мальчишкой, который чувствует, что его любят, а ведь в нашей семье он к тому времени жил уже два года. Всегда в День учителя вспоминаю Марину Карленовну с огромной признательностью, роль ее в раскрытии Андрея и для него, и для нас – неоценима».

Лана Истомина, мама шестерых детей, четверо из которых приемные:

истомина

«Мне и моим детям повезло: Марина Владимировна Климова, директор школы №830, сразу согласилась взять на обучение наших приемных детей, подростков Настю и Льва. Хотя я предупредила, что дети приемные и пока не очень понятно, каких успехов в обучении от них ждать. А мы ведь даже по месту прописки к этой школе не относились.

В итоге Настя окончила 9 классов и учится в колледже. А Лев смог добиться большего: он перешел в школу с физико-математическим уклоном, успешно сдал ЕГЭ и поступил в ВУЗ. В этом году Марина Владимировна еще раз не побоялась испортить школе рейтинги и помогла еще двум нашим дочкам, теперь тоже ученицам школы № 830. Большое ей спасибо за неравнодушие!».

Карина Гесс, мама семерых детей, из них пятеро приемных:

«День учителя – конечно же, праздник. От учителя зависит очень много. Но не надо забывать, что приемные дети во многом отстают от своих сверстников. И когда дети из интернатов приходят в обычную школу, им очень тяжело адаптироваться. И здесь так важна помощь и поддержка учителя.

Но родителям надо понимать, что если их ребенок, к примеру, в 9-10 лет  толком не умеет читать и писать, то в школе ему будет очень тяжело.  И очень важно, чтобы родители тоже много времени и сил посвятили ребенку. С ним надо сидеть и упорно заниматься.

При этом ни в  коем случае не надо ссориться со школой.  Родители и учителя должны приложить совместные усилия, чтобы помочь ребенку адаптироваться в школе, развить любознательность и научить учиться.

Сейчас мы живем в пригороде, ребята учатся в местной обычной школе. Учителя – молодые, энергичные, не уставшие от жизни. Они быстро находят общий язык и с учениками, и с родителями. Надеюсь, что наши дети получат образование и найдут свое дело в жизни».

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!