Иоланта Качаева
Иоланта Качаева 14 июня 2016

«Все наши дети по-своему талантливы»: История приемной семьи

0
231
1

В семье Карины и ее мужа Игоря – семеро детей, из них пятеро приемных. Старший приемный сын Михаил с отличием окончил школу, а затем и Российский экономический университет им. Плеханова, сейчас работает на кафедре математическая экономика этого вуза. Взять его из детского дома 11 лет назад попросила дочка Карины — Валерия. С этого и началась история большой семьи.

image

Сейчас старшим детям — Михаилу и Валерии — по 22 года. Валерия окончила колледж работает в салоне красоты администратором. Максиму и Маргарите по 20 лет. Максим учится и работает поваром, Маргарита окончила колледж, работает администратором в детском развивающем центре. Старшие живут все вместе, отец Карины сам отдал им свою квартиру. Даниле — 17 лет, Никите — 11, Любе — 8 лет, они – школьники.

О том, как решили взять ребенка 

Мы с мужем в браке 23 года. Познакомились, когда учились в мединституте. Поженились, у нас родилась дочка. От темы детских домов и сирот мы были  очень далеки, даже никогда не говорили об этом.

Когда дочери было 12 лет, она участвовала в районной олимпиаде по математике. Там познакомилась с мальчиком из  детского дома. И уже вечером взахлеб рассказывала нам об этом парнишке, просила, чтобы мы взяли его. Оказалось, что мальчик даже успел объяснить, как это можно и нужно сделать. И она подробно все пересказала нам.

Сказать, что мы с мужем были очень удивлены такой просьбе дочери – ничего не сказать. Для начала мы ей ответили, что должны все обдумать, попросили немного времени. Ведь принятие такого важного решения требует осмысления. Дочка каждый день настойчиво спрашивала, что же мы решили? В итоге, она нас уговорила поехать в детский дом и познакомиться с этим мальчиком. Мы по наивности поехали. И там нас, естественно, послали куда подальше.

О знакомстве с Мишей

Мой муж через своих знакомых вышел на директора этого детского дома, после чего и состоялась наша встреча с Мишей. Конечно, я помню тот день, когда впервые увидела своего будущего приемного сына. Сейчас бы, наверное, его назвали «ботаником». Он был долговязый очкарик, лучший ученик в школе. Умный, усидчивый, спокойный.

Мишину маму убил сожитель, мальчик все это видел. Родной папа Миши, как нам сказали, потерялся в местах лишения свободы. Мы как-то сразу с мужем стали оформлять документы на усыновление. Даже особенно не обсуждали ничего, просто оба поняли, что Мишка будет жить с нами. Оформление заняло совсем немного времени, потому что тогда не надо было учиться в школе приемных родителей. Нам не чинили никаких припятствий со стороны опеки.

Дочка была очень рада. Миша тоже. Он быстро адаптировался. В школе ему сначала было трудно, но он быстро догнал ребят по всем предметам. Это был его выбор – уйти из детдома в семью. И он себя достаточно хорошо вел. Отношение окружающих к нашему решению взять приемного ребенка было негативное. Поддержал нас в этом только мой отец.

Вразрез с общепринятым мнением, что умных детей среди воспитанников детских домов нет, Миша показал, что все дети обладают способностями и талантами. Он — самый умный из наших детей. Именно Миша стал старшим ребенком и помогал мне со всеми остальными ребятами.

Гордость школы, он окончил ее с золотой медалью, уже в 11 классе поступил в знаменитую Плешку. Учится, работает на кафедре.

О Рите и Максиме

Когда берешь одного ребенка, то следующие как будто сами приходят в семью. Честно говоря, у меня нет четкой мотивации, что сегодня возьму одного, а через пару лет другого. После Миши мы решили взять девочку — нам предложили еще раз взять ребенка в этом же детском доме. Мы приехали за девочкой, а увидели двойняшек — Риту и Максима. Им было по 10 лет. Тогда я сразу сказала, что это — мои дети.

Двойняшки были самыми обычными ребятами. Рита, правда, училась с трудом, кое-как освоила школу. Но я все-таки заставила дочку окончить 11 классов. Максим учился лучше сестренки, но в 13-14 лет очень уж хулиганил. Он воровал и врал, мы были гостями отдела милиции.

Но я не стану утверждать, что ребята вели себя так, потому что раньше жили в детском доме. Понимаете, я никогда  не жила с оглядкой на детский дом. Считаю, что все их хулиганские выходки или проблемы с учебой — такие же как и у всех подростков. Сейчас Максиму и Маргарите по 20 лет. Максим учится и работает поваром, Маргарита окончила колледж, работает администратором в детском развивающем центре.

О Дане

После двойняшек мы взяли 9-летнего Даню. Пожалуй, он тяжелее всех остальных ребят адаптировался к обычной жизни. Даня все ломал просто так, дрался. В итоге сын так всех измучил своими выходками, что наши дети все дружно попросили меня вернуть его обратно в детский дом. А я тогда была беременна младшей дочкой. И в тот момент просто не понимала, как нам быть. Послушать детей и сдать его обратно? Или терпеть и ждать, когда он успокоится? А вдруг не успокоится, тем более, что терпение уже лопнуло у всех?

И вот после очередной его выходки я сказала: «Даня, собирай свои вещи, завтра отвезу тебя назад, потому что ты не хочешь жить по нашим правилам». Утром он проснулся, позавтракал, а когда мы остались с ним вдвоем, то попросил его не выгонять. Сказал, что исправится, будет мусор выносить. Я дала ему еще один шанс. И с тех пор он свое обещание выполняет. И исправился, и мусор и сейчас всегда сам выносит. В общем, остался у нас.

Совсем недавно мы взяли в семью еще одного мальчика – Никиту. Пока говорить о его успехах еще рано, все мы и он только начали узнавать друг друга. Пока мы только поняли, что парень он хозяйственный, и очень привязался к моему отцу.

Всех сплотила Любаша

Вскоре родилась наша Любочка. Из роддома меня и дочку перевезли в больницу, так как у малышки обнаружили порок сердца. Данька бегал ко мне в клинику каждый день. Он очень сильно плакал, потому что решил, что мы с Любочкой умрем.

Тогда всем нам было очень тяжело – Любаша часто болела. И вот именно тогда мои дети проявили себя с самых лучших своих сторон. К примеру, договорились дежурить по утрам по очереди – помогать с малышкой, чтобы я могла поспать. А еще гладили по очереди пеленки.

Люба спала в коляске только при том условии, чтобы с ней бежали. Так дети и носились с ней. Мелкая тогда всех нас очень сплотила. И до сих пор старшие дети ее любят и балуют. А за Данькой она ходит буквально по пятам. Он в школе каждую перемену к ней приходит в класс, чтобы узнать, как у нее дела — у Любаши синдром Аспергера, ей очень тяжело адаптироваться в социуме.

О способностях и талантах

Миша был умным всегда я с ним вообще не занималась. Остальные как все дети, надо наблюдать за ними, давать возможность быть самими собой. К прмеру, Рита прекрасно вяжет и шьет. Лера гоняет на мотоцикле и хорошо водит машину. Макс – классный повар. Данька увлекается астрономией. Маленькие пока просто дети — оба занимаются музыкой. То, что Никита занимался музыкой с 5 лет, мы выяснили совсем недавно.

О других талантливых приемных детях читайте здесь.

О тайне усыновления

Все наши приемные дети знают о том, что мы их усыновили. Все-таки они появились у нас уже подрощенные, сами принимали решение жить в нашей семье или нет. Оказалось, что им очень важно носить нашу фамилию, и мы этому очень рады.

Их отношения с кровными родителями мы никогда не обсуждали. Я не была против общения с мамами-папами, но специально биородителей не разыскивала, а дети об этом нас не просили.

К примеру, мама Дани жила через два квартала от нас. Но он никогда не проявлял желания встретиться с ней, а я специально не настаивала.

Возможно, я в чем-то ошибалась, надо было вести себя иначе, не знаю. Раньше не было возможности обратиться к психологу. Мы просто растили детей так, как воспитывали нас наши родители. Прививали им общепринятые правила жизни. Учили быть добрыми, честными и смелыми. Дети выросли хорошие, мы их очень любим и знаем, что они нас не подведут.

 

1 комментарий

  • Наталья Токмакова

    Спасибо за прекрасную историю!

    16 июня 2016

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *