Юлька и Веник – молодые родители. И хотя им обоим под тридцать, никто им столько не дает – они еще и выглядят молодо. Вопрос о возрасте, как рассказала корреспонденту «Измени одну жизнь» Юлия Башинова, много раз вставал в процессе усыновления двух замечательных мальчишек. Зовут их… впрочем об именах чуть позже.

Усыновление детей сирот в семьи

Зачем усыновлять, если вы не бесплодны

Второй популярный вопрос – о бесплодии. Сколько раз его задавали – в и школе приемных родителей, и в доме ребенка, и в медицинских кабинетах, и даже на суде – Юля не помнит.

Впервые она его услышала от пожилой сотрудницы опеки, куда Юля с мужем пришли с твердым намерением начать бумажную волокиту, которая приведет их к усыновлению. Женщина даже заявила, что бесплодие является обязательным условием на пути к намеченной цели. Однако после того как Юля задала прямой вопрос: Что вы теперь нам откажете? – одумалась и начала помогать. «В итоге она оказалась очень милой женщиной, жаль на пенсию ушла, — рассказала Юля. – Она просто искренне не понимала, почему мы решили взять чужих детей, если у нас еще могут быть свои».

Впоследствии свою мотивацию Вениамин научился называть умным словом «хелперская». Юля же объяснила нам просто: мы хотели кому-то помочь, раз это в наших силах. Эти кто-то – в итоге оказались двумя братишками двух и трех лет. В доме приемных родителей Олег и Саша должны были начать новую жизнь, и поэтому и имена у них должны быть новые, посчитали усыновители. «Мы хотели их назвать Платон и Михаил (в честь Платона Лебедева и Михаила Ходорковского – Ред.), но психолог сказала, что для старшего переименование уже будет дополнительной травмой, и так у нас появились Платон и Саша», — рассказала Юля.

Вообще-то, ребята сначала не хотели усыновлять двоих. Сначала Юля выбрала одного симпатичного мальчика на сайте usynovite.ru, когда еще не все документы были собраны. Она уже чувствовала его своим, даже будущей бабушке показала, но однажды привычно зашла на сайт, и не обнаружила там его фотографии. «Мама расстроилась, но я ей сказала, что ему хорошо, он уже дома. И мы стали искать других», — рассказала Юля.

Страшные диагнозы

Первым она увидела младшего. Однако на сайте было сказано, что он может быть усыновлен только с братом. А брат, как выяснилось на том же сайте, — нездоровый ребенок: с больным сердцем, косоглазием и задержкой в развитии. Когда будущие родители пришли знакомиться с малышами в дом ребенка, директор им прямо так и сказала, чтобы они не думали усыновлять Александра, мол, вы молодые, детей нет, не справитесь. Да и вообще никто, кроме государства, не справится.

Как ни странно, этот аргумент только прибавил Юле уверенности. «Если мы их не усыновим, то их никто не усыновит», — решила Юля. Она готова была подписать все бумаги после первого же свидания. Впрочем, само свидание было очень тяжелым: младший безостановочно плакал, да и старший пытался. Они испугались чужих людей, нового, непонятного. Старший – Саша – плачет по ночам до сих пор, но чаще бывает гиперактивен. Но Юля уже нашла способ – как его успокоить, когда он раздражен, расстроен или агрессивен: в качестве наказания она использует … объятия. Прижимает мальчика к себе крепко-крепко и не отпускает, пока он не расслабится.

Да, у детей есть определенная задержка в развитии. У старшего есть проблемы с сердцем, которые, впрочем, не нуждаются в лечении и небольшое косоглазие, тоже не требующее медицинского вмешательства. Но ни одного «страшного» психиатрического диагноза врачи Филатовской больницы, где Платона и Сашу наблюдают совершенно бесплатно, не нашли. А ведь перед самым усыновлением, когда уже все бумаги были собраны, и осталось получить медицинкую выписку, врачи дома ребенка наговорили Юле такого, от чего она просто разрыдалась: мол, Саша страдает тяжелыми психически заболеваниями и постоянно сидит на таблетках.

Башиновы

Башиновы

Однако при получении выписки оказалось, что ни одного психиатрического диагноза у ребенка нет, и что серьезные ноотропные препараты ребенок получал просто так. При этом медицинские работники явно хитрили и не хотели сразу говорить Юле о том, чем пичкали ребенка: мол, идите теперь к своему врачу и получайте назначения. И их не касается, что в течение месяца, который пройдет в бумажной волоките, ребенок не будет получать никакого лечения… К счастью, оно ему оказалось ненужным.

Юля уверена – не стоит верить врачам, находящимся внутри системы госопеки, у них бывает предвзятое отношение к детям. По ее словам, воспитательница дома ребенка так и назвала ее будущего сына – «чеканутым». «Они бы его там похоронили, в психушку бы запихали», — не сомневается Юля. Не сомневается она и в своем решении.

«Да, я не буду скрывать, нам трудно, у нас изменился образ жизни , не стало свободного времени. И укладывать по четыре часа, и успокаивать, разнимать… К горшку приучать… Все это очень тяжело», — признается Юля. Но она ни на минуту не пожалела о своем решении. «Это был осознанный выбор. Это дело, которое имеет смысл. Они живут в доме, их любят, они едят домашнюю еду. А если из них еще и люди хорошие вырастут…», — улыбается молодая мама. И почему-то совершенно нет сомнения, что именно так и будет, что двое хороших людей воспитают себе не менее прекрасную смену. Несмотря на все трудности.

Материалы по теме:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *