Блог Надежды Манаковой. Часть 8. Первая встреча с Костей в детском доме

1
2439
0

Читать все записи в блоге Надежды Манаковой

После дома ребенка нам с мужем нужно отвезти подписанное на Кристину «согласие» в ее опеку, потом поехать в опеку Кости, чтобы взять направление на посещение его в детском доме. Нас предупреждали, что направление мы получим при условии, что согласимся взять и Кристину, иначе нам незачем посещать мальчика.

Детский дом, в котором жил Костя. Фото автора.

На все это уходит почти 2 часа, мы успеваем немного прийти в себя после встречи с Кристиной. Стало совершенно понятно, что Кристина и есть та самая «неизвестная» девочка до 5 лет, и не будет уже никакой другой. Чувствуем себя почему-то морально совершенно выжатыми. И понимаем, что ехать в таком состоянии к Косте тяжело и неправильно. Но нас там уже ждут, направление на руках, да и мужу завтра надо на работу. Рома никогда не видел Костю, только его фото. Знает о нем по моим рассказам, да ведь и я видела мальчика совсем мало. Видела просто как ребенка, который живет в больнице, а не как своего сына, который будет с нами рядом… всегда. С того времени прошло уже 4 месяца.

С Ромой мы растерянно бродим по магазину, не можем придумать ничего, кроме как купить Косте мешок конфет и «киндер-сюрпризов». Вот и детский дом. Такой теремок… Снаружи и внутри все очень красиво и уютно.

«Детей у нас всего 30 человек, детдом семейного типа. Живут по 4 человека в комнате. Сами накрывают столы, заваривают чай, пользуются стиральной машиной. Адаптируем их к жизни, как можем, скучать не даем. Но детдом — есть детдом, какой бы хороший ни был. И плохо детям тут, и одиноко», — говорит мне специалист детдома Л. Н.

Я так рада, наконец, слышать слова здравомыслящего человека! Мы сидим у нее в кабинете, разговариваем. Показали документы, рассказали о себе. Потом пришла Костина воспитатель. Рассказала, что он пошел в специальную речевую школу, где учатся дети с тяжелыми нарушениями речи. Что он, на удивление, красиво и аккуратно пишет в прописях, лучше всех. Рисовать любит. Вот я и думаю, речь у него не развита, потому что не нужна ему была. Зачем речь, когда просить некого и не о чем? Когда знаешь, что проси — не проси, никто поесть не даст, не пожалеет. Поэтому он речью и не пользовался. А мысли ему на бумаге выражать проще.

Приводят Костю. Худющий и маленький, как и был. Отвратительная «детдомовская» стрижка, когда бреют под машинку, а потом волосы некрасиво отрастают.  Он на нас с Ромой не смотрит, глаза в пол, только улыбнулся несмело и пробурчал что-то в ответ на наше приветствие. Мы сели в какой-то малюсенькой проходной комнатке на лавочку. А три тетеньки (соцпедагог, воспитатель и еще кто-то) уселись напротив и выжидательно уставились на нас.

Я попыталась задавать Косте какие-то вопросы, но он молчал, как партизан, уставившись на свои колени. Педагоги нетерпеливо ждали, что будет дальше. Я спросила Костю, помнит ли он, как мы гуляли, когда он лежал в больнице, как дарил нам одуванчики. Он кивнул еле заметно. Показала ему в телефоне фото всей нашей семьи, включая кота Барсика, но Костя упорно не подавал признаков жизни. Атмосфера была напряженной, гнетущей. Я попросила разрешения выпустить нас на улицу погулять. Разрешили, предупредив не покидать территорию.

Мы вышли, сели втроем на лавочке, светило солнце, всем сразу стало легче. Предложили Косте взять что-то из гостинцев. Он достал шоколадное яйцо, распечатал, сжевал безо всякого удовольствия, игрушку зажал в кулаке. Молчал и стеснялся. Я подумала, ладно, диалога не получается, стала говорить сама. Костя потихоньку расслабился, начал что-то отвечать, но понять было невозможно, во рту – каша.

Собрал вместе с Ромой игрушку из яйца – маленького трансформера, стал играть, улыбаясь. Игрушка «ползала» и «прыгала» с лавки на землю и обратно. Кое- как я разобрала, что Костя пытается мне сказать – вспомнил, как я привезла ему в больницу черепашек-ниндзя. Тут-то я поняла, что он меня не вспомнил, потому что черепашек не я привозила, а другая девочка.

Еще Костя сказал нам, что любит играть в шашки (срочно к пятнице нужно купить шашки!). Спрашиваю: «Трудно в школе?»  Отвечает с улыбкой: «Не-е-е, лифко-о!» Потом прощались, Костя быстро ушел, потащил мешок конфет ребятам, но было видно, что ему грустно от того, что мы уходим. Мы сказали, что в пятницу приедем и возьмем его в гости. О том, что мы его вскоре совсем заберем, говорить пока не стали. Про сестренку тоже не сказали, ведь он про нее не знает.

Каждый обитатель детдома —  от мала до велика — пришел взглянуть на нас, делая вид, что проходит  мимо совершенно случайно. Мороз по коже от этих взглядов…

Вечером я позвонила Костиной воспитательнице, спросила, как он вел себя после нашего отъезда. Она говорит, что ходит очень радостный, оживленный, ждет нас. Сказала, что даже разговаривать начал, так-то он у них молчуном считался. Дома мы обо всем «доложили» нашим девочкам. Костя и Кристина очень похожи, хотя у него — глаза карие, а у нее — голубые, но сразу видно, что они — родные брат и сестра.

Сегодня среда. В опеке оформляют «гостевой». В пятницу мы приедем за Костей и заберем его на выходные. Послезавтра…

Каждый ребенок мечтает о том, чтобы жить в семье. Не каждый может стать приемным родителем, но каждый может помочь