История Натальи Комаровой о том, как одна маленькая особая девочка нашла своих родителей и сделала счастливыми несколько поколений одной семьи. Вместе они уже 10 лет

Наталья с мужем и дочкой Аней.

Об отказнике мне рассказала мама

Десять лет назад в нашей семье началось очень счастливое время, как говорят, белая полоса: я вышла из второго декрета, все сложности, связанные с рождением двух детей, остались позади.

Дети ходили в садик, мы с мужем работали, оба обеспечивали семью и чувствовали себя финансово очень свободно, многое могли себе позволить.

Однажды мама рассказала мне, что в детском отделении нашей городской больницы, где ее коллега лежит с ребенком, в отдельной палате находится ребеночек-отказник, к которому никто не приходит, и предложила купить для сироты вещей, памперсов, игрушек.

Я согласилась. Нам сказали, что это годовалая девочка. Мы накупили всего для малышки, но времени отвезти в больницу не находилось, пока однажды у меня не заболел сынишка.

Отправились в больницу  с сыном, мужем и братом

Мы с мужем и братом повезли ребенка в поликлинику. Там внезапно брату стало плохо, ему вызвали скорую и увезли в стационар. Мы с мужем вернулись домой, оставили сына и поехали к брату, заодно захватив купленные для девочки вещи.

Когда я подошла к врачу детского отделения с вопросом, он ответил, что мы ошиблись, никакой годовалой девочки-отказницы у них нет, а есть трехмесячная малышка, попавшая к ним сразу из роддома.

Все купленные вещи мы отдали медсестрам, в детском отделении постоянно что-то нужно тому или иному ребенку.

«Вот красавица наша»

Медсестры поблагодарили нас и предложили посмотреть на девочку. Я не знаю, почему, но я согласилась.

На нас надели халаты, бахилы и привели в пустую темную палату. Когда зажегся свет, я увидела детскую люльку, одиноко стоявшую рядом с пустой кроватью, на которой лежал свернутый матрас. У меня встал ком в горле.

Медсестра со словами «вот наша красавица» вынула из люльки младенца и показала нам, потом предложила мне подержать.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Я взяла девочку на руки. Родившись недоношенной, она была совсем крошечная даже для своих трех месяцев.

Наталье говорили, что Аня не будет стоять, но Комаровы сумели поставить дочку на ноги, научили ходить.

По-прежнему я не могла произнести ни слова, а в голове была только одна мысль: как можно было оставить такую беззащитную беспомощную малышку совсем одну!

Читать также — Первая встреча с ребенком

Муж предложил взять девочку в семью

В машине я сидела молча, дома плакала и ночью никак не могла уснуть. Думая, что муж спит, я снова разрыдалась и вслух сказала: «Господи, пошли ты мамочку этой девочке!»

И вдруг муж повернулся ко мне и предложил забрать ее к нам! На следующий же день прямо с утра я побежала в опеку.

До того момента я ничего не знала про приемное родительство, никогда не интересовалась этой темой и вообще не собиралась никого брать. Никакие дети-сироты, и тем более инвалиды, меня не волновали, я считала за удачу, что это все происходит не со мной, а где-то далеко.

Я убедила начальницу опеки

В опеке я с порога ошарашила начальницу тем, что рассказала ей о девочке и сообщила, что хочу забрать малышку в семью как можно быстрее.

Начальница навела справки и сказала, что у девочки множество проблем со здоровьем, поэтому они даже не готовят ее для приемных родителей, а планируют отправить в дом ребенка сразу после выписки.

Каким-то образом я смогла убедить ее оформить мне временную опеку как родственнице, и на следующий день я уже лежала с Анечкой в больнице.

Главврач тоже выговаривала мне, что я не представляю, на что иду, что таких детей часто возвращают, не выдерживая психологических и финансовых трудностей.

Ане сейчас 10 лет.

Мне было 26, я была молода и считала, что все решаемо, и с проблемами детского здоровья мы тоже справимся.

Мы стали родителями Ани

Мы с мужем прошли ШПР, оформили все документы и стали Аниными родителями.

В течение первого месяца у нее проявилась эпилепсия. В Екатеринбурге, куда мы ездили на обследование и МРТ, выявили умеренную гидроцефалию, энцефалопатию, диагностировали тяжелую умственную отсталость и еще множество врожденных патологий.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Самое главное, у Ани — неоперабельная киста головного мозга. Нейрохирург детской больницы мне сказал, что операция невозможна, т.к. шансы навредить слишком высоки.

Не сразу приняли диагнозы дочери

Мысли отказаться от ребенка у нас никогда не было. Но ее диагнозы я долго не могла принять, я верила, что мы справимся, что найдется какой-то выход.

Вся семья Комаровых приняла Аню: и родители, и дети, и бабушки.

Когда от нас отказались врачи Германии, Италии, Китая и Южной Кореи, я поняла, что придется согласиться с тем, что есть, принять Анины диагнозы и работать с ними.

Наша семья сплотилась

Несмотря ни на что, а может быть, и благодаря этому, появление Ани сплотило нашу семью и весь наш большой родственный клан.

Когда мы приняли Аню, наши кровные дети были еще маленькими. Они радовались новой сестренке, играли с ней, вместе росли. Поэтому сейчас они считают ее родной и любят такую, какая она есть.

Читать также — Вы готовы принять особого ребенка? 10 вопросов для самооценки

До появления Ани мы с мужем часто ссорились. Признаться, я вела себя с Сашей довольно высокомерно, была придирчивой. Когда у девочки начались первые приступы эпилепсии, я поняла, что мой Саша – лучший муж и отец на свете! Уже 10 лет мы живем с ним душа в душу.

Аня стала любимой внучкой и правнучкой

Больше всего я боялась говорить об Анютке бабушке. Она человек строгий, старой закалки. Когда я забеременела второй раз, она упрекала меня, что нужно сначала встать на ноги, обеспечить себя, а потом уже рожать еще ребенка.

Наталья с детьми.

Я думала, что, узнав об Ане, бабушка рассердится еще больше. Поэтому мы пригласили ее в гости, не сказав про девочку, а по дороге моя мама все рассказала бабуле и попросила не осуждать меня.

Когда я вышла с Аней ей навстречу, бабушка расплакалась, сказала, что девочка «наша», обняла нас и расцеловала. С тех пор Анечка — любимая внучка и правнучка у всего старшего поколения нашей семьи.

Научили дочку ходить, учим говорить

Вопреки всем прогнозам Аня самостоятельно ходит, одевается, ест, нормально видит и многое понимает.

Узнав, что она может остаться лежачей, я все силы бросила на ее физическое развитие. Мы добились больших успехов: девочка подвижная и гибкая, как гимнастка. В борьбе за физическую форму мы немного упустили развитие ее речи. Сейчас мы активно занимаемся этим вопросом.

У Ани хорошая память, она произносит отдельные слова, но говорить ей не нравится, ей проще использовать невербальные способы общения.

Я очень мягкая мама и мне сложно не баловать дочку, но она растет, и я понимаю, что взрослая девочка не может общаться только жестами и должна усвоить правила поведения в обществе.

Дочка нуждается в опеке

Увы, Аня всегда будет нуждаться в опеке. На этот случай у нее много родных, которые смогут позаботиться о ней в дальнейшем.

Нам говорили, что, возможно, в будущем ее ждет психиатрическая больница, но я уже сейчас вижу, что она неагрессивна к окружающим, а ее приступы агрессии, направленные на саму себя, можно купировать.

Комаровы уверены, что об Ане есть кому позаботиться в будущем.

Недавно мы открыли для себя АБА-терапию, она очень помогает девочке в развитии. Хотя Аня стоит на учете у психиатра, она не принимает никаких специальных препаратов, ее психика справляется самостоятельно со всеми нагрузками.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

Аня изменила наши жизни

Наша жизнь сильно изменилась с появлением Анюты.

У нас больше нет того количества друзей, какое было раньше. Первые 4 года я почти не вылезала из больниц, за это время многие перестали с нами общаться. Но те, кто остался, это самые верные и надежные люди. У меня сильно изменились ценности.

Раньше я мечтала о красивой жизни, о поездках за границу, а сейчас для меня главное – здоровье и счастье моих детей, мир и семейное благополучие, наш комфорт и покой. Без денег не прожить, но имеет значение, на что их тратить!

Недавно мы купили дачу, папа строит для Ани там личный «райский уголок». Мы все время проводим на участке и уже два года никуда не ездили в отпуск, но это нас не огорчает.

Кто нам помогает

Вся наша жизнь строится вокруг Ани, это неизбежно. За эти годы у меня появилось много способов самоподдержки и восполнения ресурсов.

Моя мама иногда берет на себя заботу о детях, и мы можем побыть с мужем вдвоем, погулять, пообщаться, вместе посмотреть фильм или куда-то съездить на пару дней.

Уже подросли старшие дети, и мы можем на пару часов оставить с ними Анечку. Тогда я с удовольствием отдыхаю и восстанавливаю силы в горячей ванне, с пенкой, с книжкой.

Веду блог, нашла друзей в сети

С развитием соцсетей я стала вести блог в Инстаграм @natalia_komarovaa_

У меня много подписчиков, единомышленников, много таких же мамочек с особенными детьми. Мы общаемся и в Инстаграм, и в группе в Whatsapp, поддерживаем друг друга, обмениваемся новыми знаниями.

Родители продолжают развивать Аню.

Поддерживающая среда и круг единомышленников значат очень много! Так про АБА-терапию, которая нам сейчас очень помогает, я узнала от одной из мам.

У меня появилась надежда на то, что мы с Анютой сможем подняться на новую ступень развития.

Мне говорят, что я герой

Когда мне пишут, что я герой, раз взяла ребенка-инвалида, и говорят, что они бы так не смогли, я всегда отвечаю, что я бы тоже так не смогла, и если бы знала все заранее, то никогда не решилась бы.

Но, взяв Анечку, мы УЖЕ попали в эту ситуацию, а отдать дочку обратно я считаю немыслимым. Это предательство и жестокая травма для детей.

Читать также — «Я не могу полюбить приемного ребенка». 12 советов маминому сердцу

Если есть хоть малейшее сомнение или страх, то не стоит брать ребенка в семью. Нужна готовность быть родителем, именно родителем, который без раздумий принимает своего сына или дочь и проходит с ними через все жизненные испытания, какими бы они ни были.

Многие из моих подписчиков готовы стать приемными родителями, но в их местных опеках говорят, что детей нет.

Дети должны быть видимыми

Дети есть, но их никто не видит. Нужно как можно больше, любыми средствами показывать детей-сирот миру.

Дети-сироты не должны быть невидимыми. Необходимо всем вместе искать им родителей.

Блоги и истории приемных родителей, видеоанкеты детей, какие делает ваш фонд, – все это работает на то, чтобы потенциальные родители скорее находили своего ребенка.

Будущая мама не знает, где и как она его увидит, есть множество историй о том, как искали девочку, но увидели видеоанкету мальчика, и взяли именно его, сердцем почувствовав, что это тот самый, родной, «свой» ребенок.

Никто и ничто не может заменить мамину любовь и заботу. Никто, кроме родителей, не отдаст всего себя ребенку. Именно в семье есть тепло, уют, тот самый очаг, про который говорят – это мой дом, моя семья!

Фото — из семейного архива Комаровых.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

3 комментария

  • Магдалена

    Помоги и укрепи Вас Господь!
    Велика у Вас награда будет на небесах 🙏❤️

    2 марта 2022
  • Валерия

    Здоровья Вам и Вашей семье! :)

    11 февраля 2022
  • Галина

    Вы большая молодец и трудяга. Истинная женщина добрая и мудрая, дарящая любовь своей семье. Пример для подражания. Всего Вам и вашей семье доброго!

    8 февраля 2022