Татьяна Фалина готовила репортажи о мамах, отбывающих наказание. Рожденные в колониях малыши могут жить там только до трех лет. Затем детей передают родственникам, но чаще всего отправляют в детский дом. Татьяна с мужем стали брать таких ребят под опеку, чтобы они ждали освобождения своих мам в семье.

Татьяна ездила по городу на машине и плакала, пыталась успокоиться. Ей надо было проститься с приемным сыном Сашей. Его кровная мама Нина в тот момент тоже не находила себе места. Она отбывала свой срок в Нижегородской колонии. В этот день она должна была выйти на свободу, но ей предстояла депортация в родную Нигерию. Нина хотела уехать из России с сыном.

«Я прекрасно знала Нину и понимала, что отдаю Сашу его маме, что она любит мальчика. Ощущение было такое, что мой ребенок уезжает с моей близкой родственницей. Но все равно эти ощущения были болезненными», – рассказывает Татьяна.

Татьяна с мужем и детьми.

Она вместе с супругом воспитала уже 20 детей, из них – только двое кровных. Татьяна помогает ребятам, рожденным в местах лишения свободы. Больше 10 лет она занимается тюремным служением (помощью заключенным) при Русской Православной Церкви в Нижегородской епархии.

Раньше многодетная приемная мама работала журналистом. Она рассказала, что именно журналистика и привела ее к женщинам, отбывающим наказание, и их детям.

Мамы за колючей проволокой

Впервые я узнала про мам, рожающих и воспитывающих детей на территории колонии, в 2007 году. Я стала писать статьи об этом для журнала «Фома». Честно признаться, была просто шокирована таким фактом. На тот момент у меня уже были  свои дети, и мне было непонятно, как так происходит?

Татьяна с Сашей.

В итоге я сделала серию репортажей и погрузилась в тему. Расскажу кратко: если женщина рожает в момент отбывания наказания, то после родов она имеет право находиться с ребенком первые три года. В России есть колонии, при которых действуют дома ребенка. Территория одна, дети находятся в одном здании, мамы — в другом. Маме разрешают по несколько часов в день навещать своего малыша. В первый месяц его жизни мама находится с новорожденным в индивидуальной комнате, чтобы спокойно кормить его грудью.

Конечно, это нельзя сравнивать с жизнью за пределами тюремного забора. Тем не менее, женщина начинает понимать и чувствовать свое материнство, а ребенка не отлучают от матери. В первую очередь, это ценно для детской психики.

Чтобы не расставаться с малышами

В колониях существуют также отряды совместного пребывания. Это прекрасная практика. В отрядах мамы могут постоянно жить с детьми. Это типичное общежитие: ванные комнаты, туалеты, кухня, спальни. Каждая спальня рассчитана на одну-две семьи: две мамы, два ребенка.

Смысл проекта в том, чтобы мама могла жить в условиях, максимально приближенных к семейным. У мамы формируется не только привязанность, но и навыки ухода за ребенком.

Свой четвертый день рождения Саша встретил в большой и дружной семье Фалиных.

Пару часов в неделю, конечно же, недостаточно для развития таких навыков. Отряды совместного проживания дают больше возможностей мамам и детям. Однако не все женщины успешно проходят психологическое тестирование, чтобы перевестись в такой отряд. Не всегда психологи уверены в том, что мама выдержит такую нагрузку, что ребенок будет в безопасности. Еще один нюанс: не все матери хотят проводить время со своим детьми.

Я встречала женщину, которая родилась в колонии, затем сама родила в колонии. Это замкнутый круг. Часто у людей нет выбора, нет шанса выкарабкаться.

Тюремная система ломает человека, нет системы реабилитации, нет помощи.

Обыватели привыкли считать: если женщина родила, то должна сделать то-то и то-то, должна быть хорошей матерью… Поймите, человеку без ресурсов нереально выкарабкаться. Исключений почти нет.

Что происходит с детьми?

Самый оптимальный сценарий: ребенок дожидается освобождения матери, а в это время живет с бабушкой или другими ближайшими родственниками. В этом случае все будет хорошо.

Я знала одну женщину, которая растила правнуков, потому что ее внучку – маму этих детей – посадили в тюрьму. Но часто бабушки не получают опеку над внуками, потому что «не проходят» по здоровью и по возрасту, тогда ребенок, мама которого отбывает наказание, попадает в детдом.

ИЗМЕНИТЕ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ В ДЕТСКИХ ДОМАХ

 

Вторая проблема: не все опекуны готовы выстраивать диалог с сидящей в тюрьме мамой. Отчасти потому, что мамы всякие бывают. Не так-то легко решиться налаживать отношения с женщиной, которая отбывает срок, к примеру, за распространение и употребление наркотиков. Опять-таки, какая-то мама может забрать ребенка после своего освобождения, какая-то может не забрать.

Как Саша стал приемным ребенком

Саша – нигериец по происхождению и гражданству. Он родился в подмосковном СИЗО. Нина, его мама, оказалась в тюрьме. Согласно закону, после освобождения из мест лишения свободы гражданина другого государства тут же депортируют из России на родину. И это страшно тем, что женщина перед депортацией может не успеть разыскать своего ребенка и забрать его с собой. Нина, Сашина мама, этого боялась, поэтому заранее оформила мальчику нигерийское гражданство.

Нина объективно хорошая. Наркотики не употребляет, не пьет, очень любит сына. Но так получилось, что оказалась в колонии. Расскажу ее историю пунктирно: она приехала в Россию учиться, но не поступила, осталась работать, неплохо зарабатывала. Через какое-то время познакомилась с парнем-нигерийцем. Когда она забеременела, их отношения с будущим отцом ребенка резко ухудшились.

Дома Сашу сразу окружили заботливые взрослые и дети.

Однажды между молодыми людьми произошла ссора, и в ходе этой ссоры так случилось, что Нина убила своего жениха. Будущая мама оказалась за решеткой. Она отбывала срок по статье «Убийство по неосторожности». Потом в СИЗО родился Саша, и Нина очень переживала за судьбу сына.

Забегая вперед, скажу, что далеко не все семьи готовы взять под опеку ребенка с иностранным гражданством, поскольку нужно постоянно ходить в УФМС, отмечаться, а еще нужно ездить с ребенком к матери в места лишения свободы. Некоторым людям это дело кажется чересчур хлопотным.

Мальчик боялся всего нового

Я же решила взять Сашу, потому что мне стало очень жалко его маму. Моя предыстория: я посещала колонию в Нижнем Новгороде, встречалась с мамами, объясняла им, как правильно выстраивать отношения с опекунами детей. Дело в том, что у этих женщин очень настороженное отношение к опекунам. Хотя, на самом деле, если правильно выстроить эти отношения, то ребенок в приемной семье будет жить в более комфортной психологической обстановке.

Так я познакомилась в колонии с Ниной. И тогда поняла, что Сашу нужно скорее взять в семью, в противном случае он мог попасть в детдом. А такого поворота событий не выдержал бы ни сам Саша, ни его мама.

Той адаптации, которая происходит с детдомовскими детьми, у нас с Сашей не было. Он знал, что такое материнская любовь и забота. А еще Саша знал себе цену и был уверен в том, что мы его примем и полюбим. Поэтому депривации ни в каком виде у него не было.

Поначалу у мальчика были лишь проблемы со здоровьем. У Саши с младенчества аллергия на глютен. Первое время мы приспосабливали рацион под него.

Хотя одна проблема, все же была. У Саши был дикий страх перед всем новым. Он не видел в жизни до момента прихода в семью ничего. Вообще ничего. К примеру, впервые мальчик увидел поле, а потом оно ему снилось, и Саша кричал во сне от избытка впечатлений. А наша семья многолюдная, подвижная, мы постоянно куда-то ходим, ездим, стараемся получать много впечатлений.

У Саши оказался живой, подвижный характер, и вскоре он вошел в наш ритм жизни.

Мальчик довольно быстро привык ко мне и мужу. И первое время ходил за нами по пятам. Достижением была возможность выйти в магазин на 10 минут без ребенка. Он мог расплакаться и элементарно не отпустить. Но через два месяца это прошло.

Свидания с мамой: по три часа и по три дня

Важный момент: мы регулярно ездили с Сашей на свидания с его мамой. Заранее я попросила сотрудников колонии сфотографировать Нину для того, чтобы потом показывать  мальчику ее фотографии. Я не хотела, чтобы каждое свидание с мамой было шоком для ребенка, готовила его к встречам заранее.

Не нужно создавать ощущение двух разных миров. Есть одна жизнь, и какую-то ее часть мальчик живет с нами. Мы решили ездить с ним на встречи с Ниной, и вскоре Саша привык, ждал свиданий.

Его мама после разлуки с ребенком стала буквально сходить с ума от переживаний. Ходила зареванная, не реагировала на окружающий мир. Она остро, суперостро нуждалась во встрече с сыном, и мы решили незамедлительно ехать в колонию. Случилось это все буквально через два месяца после прихода мальчика в семью.

Саша сначала боялся всего нового, но постепенно привык, радовался открытиям.

Свидание было коротким. Лучше бы согласились на длительное. Вы видели подобные свидания в американских фильмах: по телефону, через стекло. Длится оно около трех часов.

Это было невыносимо. Саша капризничал, плакал, рвался к матери, пробовал ломать стекло…

На Нину встреча оказала положительное воздействие. Мама поняла, что сын помнит ее, любит, тянется к ней. И она успокоилась. Нина честно призналась нам в том, что ее отпустило. И мы с ней сообща решили отказаться от коротких свиданий в пользу долгих, которые длятся по три дня и предполагают совместное проживание.

Как пережить расставание

Саша прожил в нашей семье почти полтора года. В январе 2019 года он с мамой вернулся на родину.

Перед самым Новым годом настал день освобождения Нины. Она была на грани нервного срыва, потому что этот промежуток очень ответственный, ведь дальше должна была последовать ее депортация на родину, и ей нужно было успеть забрать ребенка.

Мы собрали все необходимые документы, чтобы Саше разрешили вылет в Нигерию. Но мама все равно боялась, что все пойдет не так, что ее отправят без ребенка.

На нашей с ней стороне были все: от сотрудников колонии до органов опеки, все помогли пройти этот сложный период по лучшему из возможных сценариев.

В день отъезда мы катались с Сашей со снежной горки, пекли плюшки, разговаривали, записывали видео на память, делали фотоальбом и до последней минуты (Саша уезжал в 10 часов вечера), пытались сохранить непринужденную обстановку.

Саша с Ниной в Нигерии скучают по России.

Прощались мы так: привезли Сашу к автобусу, где ждала его мама, и передали мальчика ей на руки. Удалось миновать приют, распределитель. Все равно, я считаю, что не надо было депортировать их в Нигерию, потому что Саша родился на территории России, он считает себя русским. Он мог бы жить здесь вместе с мамой. Но им пришлось вернуться туда.

Мы с Сашей общаемся по Интернету, и то, что он рассказывает, мне не нравится. У него в Нигерии появились проблемы с языком, он не ладит с местными, ухудшилось его здоровье, чего раньше не было. Саша хочет в Россию, скучает по зиме и снегу.

Плачем мы, плачет Сашина мама. Мальчику было хорошо в России. Мы мечтаем о том, чтобы снова их увидеть, и что депортация имеет какие-то сроки. Мы хотим, чтобы Саша и его мама вернулись в Россию и жили поближе к нам.

Советы опекунам детей, чьи родители отбывают наказание

Я бы посоветовала опекунам идти на контакт с кровными родителями ребенка. Существует определенный стереотип про заключенных. На самом деле, могу сказать, что мамы «за колючкой» — самые разные. Я встречала очень достойных людей.

Обязательно нужно поддерживать контакт ребенка с мамой. Если же она на контакт не хочет идти, то нужно наладить общение с работниками дома ребенка, социальной службы, то есть с теми людьми, кто окружал малыша до прихода в семью.

Когда люди берут в семью ребенка, то часто не испытывают желание возвращать его биологическим родителям. И это понятно.

Но в случае с детьми, чьи мамы отбывают срок, такой сценарий вероятен. После освобождения мама может забрать сына или дочку обратно.

Сразу же рождается страх наподобие того, что «я отдам ребенка, а вдруг его маму снова посадят, и он снова окажется в приюте». Но в отдельных случаях контакт с родителями может послужить причиной того, что ребенок останется в приемной семье.

Повторюсь, контакт с кровной мамой ребенка необходимо выстраивать. Если биологическая мама заберет его, то вы хотя бы будете на связи, будете созваниваться, будете иметь возможность навещать ребенка и общаться с ним.

Все фото — из семейного архива Фалиных.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!