Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 27 мая 2019

Анатолий Киселев: «Старшие ребята в приюте наших детей обижали»

0
1156
0
Фото со странички Анатолия Киселева в соцсети.

Суд вернул Лидии и Анатолию Киселевым из города Костомукши (Республика Карелия) их пятерых детей (всего в семье шестеро ребят в возрасте от 5 до 18 лет). Ранее местные органы опеки и попечительства посчитали, что детям не обеспечивают доступ к образованию и нормальные бытовые условия, и ограничили супругов в родительских правах. История получила широкий резонанс в январе 2019 года, когда Лидию Киселеву с детьми сняли с автобуса в Москве, ребят увезли в приют. Действия родителей, чиновников и представителей суда обсуждали в СМИ и в соцсетях. О том, как семья пережила разлуку и воссоединилась, Анатолий Киселев рассказал в интервью фонду «Измени одну жизнь».

Анатолий и Лидия Киселевы. Фото из семейного архива.

Напомним, в сентябре 2018 года Верховный суд Карелии ограничил многодетную семью Киселевых в родительских правах. По мнению чиновников, дома у Киселевых были проблемы с бытовыми условиями, также родители не смогли организовать своим детям достойное обучение.

Супруги, не приняв и не исполнив судебного решения, увезли детей из родного города, чтобы их не забрали в детдом. В итоге, маму, Лидию Киселеву объявили в розыск, в январе 2019 года ее и пятерых детей сняли с автобуса в Москве. Детей увезли в больницу, потом в приют.

Родители боролись за право вернуть детей в семью, в частности, обратились к члену Общественной палаты РФ, комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Элине Жгутовой. Она записала видеообращение к губернатору Карелии Артуру Парфенчикову.

21 мая 2019 года Костомукшский городской суд снял временное ограничение в родительский правах с Киселевых. Многодетный папа ответил на вопросы фонда «Измени одну жизнь». Психолог фонда, приемная мама Елена Мачинская прокомментировала ситуацию, когда дети были вынуждены прожить более полугода в приюте.

— Анатолий, как вам, родителям, удалось восстановиться в правах?

— В законе есть четкая процедура: если обстоятельства, по вине которых суд принял решение ограничить в правах, отсутствуют, то имеет место обратный процесс. То есть, восстановление прав.

Киселевы намерены обратиться в Европейский суд по правам человека. Фото — из семейного архива. 

В нашем случае ограничение было незаконным, ситуация полностью смоделирована. Мы обратились в суд, и он встал на нашу сторону. Судья понимал, что мы перевели детей на домашнее обучение не по собственному желанию, а в силу того, что в школе создавали «все необходимые» условия. Об этом писали уже в СМИ.

— До этой истории у вас были какие-то конфликты с органами опеки?

— С органами опеки до недавнего времени не было конфликтов. Были конфликты со школой и соцслужбой.

— Как вы переживали разлуку с детьми?  

— Как любой нормальный родитель я переживал разлуку с детьми очень тяжело. Благо друзья были рядом, помогали — кто чем мог, поддерживали.

— Вы могли общаться с детьми, пока они жили без вас?

— Когда дети были в Москве, в приемнике-распределителе в Алтуфьеве, то, конечно же, я не мог их видеть.

Увиделись только после перевода детей в Карелию. Нам выделили два часа в день на встречи.

— Кто-то извинялся перед вами, перед детьми за произошедшее?

— Никто не извинился, поскольку эти люди считают, что поступили правильно.

— Вы будете требовать компенсации за моральный ущерб?

— У нас есть большое количество материала, доказывающего факт подлога документов.

Мы будем обращаться в Европейский суд по правам человека, требовать отмены апелляционного решения.

Суд первой инстанции внимательно изучил материалы дела и отказал органам опеки в ограничении прав. Органы опеки подали апелляционную жалобу, будучи заинтересованными в изъятии детей.

— Как дети себя чувствуют после восьмимесячной разлуки?

— Мы обнаружили странности в их поведении после всей этой истории. Дети стали спрашивать у нас с женой разрешение буквально во всем: хотят в туалет — спрашивают разрешение пойти, утром проснулись — спрашивают разрешение встать с кровати. Раньше такого не было.

Недавно дети уронили шуруповерт с полки, я подошел, чтобы поднять инструмент, и в этот момент дочка Мирослава заплакала. Уже потом она рассказала, что испугалась моей реакции.

Было ощущение, что ребенка за подобные вещи в приюте били. До всей этой истории с ограничением прав я не наблюдал такой реакции.

— Они что-то рассказывали о жизни в приюте?

— Сотрудники приюта грубо с ними обращались. Старшие ребята в приюте наших детей обижали. В частности, Алексея один раз даже избили.

ПОМОГИТЕ ДЕТЯМ-СИРОТАМ НАЙТИ РОДИТЕЛЕЙ. СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ!

 

— Как вы считаете, любая семья может оказаться в подобной ситуации?

— В подобной ситуации оказываются именно благополучные семьи, отстаивающие свои права. Изъятие детей – очень мощный инструмент давления местной власти. Ведь органы опеки – структура городской администрации. Соответственно, на любого несогласного у них найдется какой-либо «карательный инструмент».

— Чем планируете заняться в ближайшем будущем?

— Во-первых, мы готовы продолжить обучение детей в лицее. В прошлый раз нам не удалось устроить детей, вследствие чего мы и перешли на семейную форму образования. Параллельно наймем репетиторов, чтобы ребята смогли нагнать своих сверстников.

Как вы понимаете, вся эта история с изъятием сказалась на учебе ребят. Ближе к августу поедем в Крым, на отдых, а потом продолжим учиться. Такие планы.

Комментарий психолога фонда «Измени одну жизнь»

Елена Мачинская:

Разлука с родителями не может не сказаться на ребенке. Насколько я понимаю, в случае с семьей Киселевых, дети отсутствовали дома около восьми месяцев.

Считается, что примерно после полугода жизни в системе психика ребенка претерпевает серьезнейшие изменения в подавляющем большинстве случаев.

Безусловно, это условный срок: некоторые дети могут получить необратимые психические проблемы только в результате того, что они пережили изъятие из семьи. И наоборот, есть дети, которые легко адаптируются к любой ситуации даже в экстремальных условиях, они не имеют очевидных отклонений, возникающих у большинства детей в подобных обстоятельствах.

На мой взгляд, есть смысл найти тематического психолога (возможно психиатра), чтобы он поработал с семьей.

Как вести себя родителям? Нужно проговорить с детьми о том, что произошло, почему это произошло, необходимо спросить о чувствах, фобиях. Обязательно надо сказать, что подобное впредь не повторится. Важно дать ребенку опору, чтобы он не боялся будущего.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *