Мария Родюшкина взяла в семью малыша, когда родила второго сына. О том, как гормональный фон молодой мамы влияет на решение помочь другим детям, как работа над дипломом по психологии помогает пережить адаптацию, как объяснить ребенку о том, что он — не родной, Мария  рассказала фонду «Измени одну жизнь».

У Марии Родюшкиной из Красногорска четверо детей: Василий (16 лет), Григорий (11), Алексей (11 лет) и Алиса (9). Алексей – приемный ребенок, он пришел в семью 11 лет назад, спустя несколько месяцев после рождения Гриши.

Как решиться на приемство

Мысль стать приемным родителем появилась еще в молодости. Никаких конкретных ориентиров и дат я перед собой не ставила. Мне казалось, что для начала нужно поднять своих  детей, создать крепкую материальную базу и только потом взять ребенка из детского дома.

После рождения Гриши, второго сына я случайно увидела фотографию ребенка-сироты и поняла, что нужно действовать здесь и сейчас. Озвучила идею мужу, он взял время на размышление, оценил  ресурсы и дал согласие.

Того ребенка, на которого я обратила внимание на фото, забрала другая семейная пара. Одновременно с получением документов от опеки мы получили от знакомых волонтеров предложение навестить другого малыша, который томился в больничных стенах и был совершенно никому не нужен.

ПОМОГИТЕ НАМ ПОДДЕРЖАТЬ ДЕТЕЙ-СИРОТ. СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ!

 

Окружающие крутили пальцем у виска, когда узнавали о том, что мы хотим взять ребенка, поскольку я пару месяцев назад родила Гришу и вместе с ним бегала, собирала документы на оформление другого грудного мальчика.

Потом, конечно, я анализировала свои чувства, так как мое желание было достаточно сильным, я бы даже сказала, жгучим. Я думаю, что и тематические психологи, в общем, того же мнения, что это — гормоны.

Мой гормональный фон тогда был сильным и устойчивым, это «много любви», скорее всего. Все это послужило благодатной почвой для зерна, которое уже было посеяно в моей душе ранее.

Как познакомиться с будущим сыном

Со стороны ситуация, наверное, выглядела странно. Но в семье была полная поддержка   со стороны мужа и старшего сына Васи. В итоге, мы поехали знакомиться с Лешей. Мне не пришлось пересматривать данные десятков детей, переживая, насколько морально делать такой выбор.

Леша в детском доме. Фото из семейного архива.

Я просто приехала, увидела Лешу и поняла – это мой ребенок. Не могу сказать, что это была любовь с первого взгляда.

Алеша был самым обычным малышом, уже было видно, что слегка запущенным, так как слюни текли, постоянно бутылочка во рту и прочее. Но, повторяю, самый обычный. И никаких чувств особенных у меня не вызвал. Ни екнуло, как говорится. Я думаю, что, скорее всего, на тот момент я бы приняла любого ребенка.

Когда мы привезли малыша  домой и посадили посреди комнаты, то сразу стало понятно,  что обратно мы его уже никогда не отправим.

К слову сказать, забирать Алексея и оформлять различные документы нам здорово помогали волонтеры, это была очень своевременная помощь, так как с грудничком путешествовать со справками очень затруднительно.

Мать мальчика – наркозависимая, отец просто не интересуется судьбой сына. У Леши есть братья: старший живет с бабушкой, второй ушел в приемную семью (тайна усыновления). Я обязательно помогу найти сыну свою кровную маму, если он захочет. Но принципиально в более старшем возрасте, не сейчас. Пусть пока подрастет.

Как пережить адаптацию

В тот момент, когда происходила вся эта история, я получала психологическое образование. Для дипломной работы выбрала редкую по тем временам тему «Адаптация приемного родителя». Литературы было крайне мало: выручали книги Людмилы Петрановской, остальную информацию добывала буквально по крупицам. Тем не менее, работа получилась хорошей. Сей факт меня воодушевил, я считала, что абсолютно готова к адаптации.

Леша — спортивный ребенок, увлекается футболом. Фото — Антон Карлинер.

На деле оказалось все не совсем так. Адаптация была очень тяжелой и длительной.  Никаких служб сопровождения не было. Сейчас тебя окружают фонды, волонтеры, психологи. Но 11 лет назад я переживала адаптацию одна.

Включились животные инстинкты: «ребенок пахнет не так, не тобой», «не могу его принять», «не оправдывает мои ожидания» и так далее.


Одним словом, просто психологического образования не хватило для понимания очевидных вещей. Мальчики подрастали, Алексей отстаивал свои права, территорию и место рядом с мамой. Иногда лупил Григория. У меня это вызывало в буквальном смысле ярость. Чужой еще пока ребенок бьет моего родного сына! Я переживала целую бурю эмоций, вплоть до того, что готова была ударить Лешу.

Меня накрывало, да. Я подготовила к адаптации своего старшего ребенка, он участвовал во всем, даже в сборе документов, вообще, он большой молодец! Старший сын был первым, кому Алеша улыбнулся. И это было такой радостью, таким чудом!  Средний сын был еще мал, и все было естественно. Муж адаптировался очень легко. Принял и все.

Только моя адаптация была тяжелой. Я теперь понимаю, что, скорее всего, против меня сыграли те же гормоны, что и повлияли на положительное решение. Потому что хорошо помню, что меня раздражали больше всего именно какие-то биологические моменты, типа пахнет не так, на ощупь не такой и прочее. Ну, и классика жанра — не соответствие ожидаемой красивой картинки и реальности.

Помогла мне работа над дипломной работой, это тоже был способ за неимением других. Школы для родителей или какой-либо тематической тусовки очень не хватало. Очень хорошо, что это есть сейчас.

Но время шло, нас сблизили житейские маленькие проблемы: болезни, ночные пробуждения, радости и горести. Всей семьей переживали и радовались и, наконец-то, потихоньку сблизились.

Однажды приехала бабушка, начала проявлять чрезмерное внимание к мальчику, Алешка пополз ко мне, спрятался в коленях в поисках защиты. Наконец-то признал во мне маму…

Это было очень трогательно, потому что долгое время малыш не особо выделял нас, как близких, он шел к любому взрослому, проявившему интерес. И вот потихоньку, совсем не сразу и родилось ощущение, что он мой сын, самый настоящий, родной.

Леша, по словам Марии, с младенчества стремится к самостоятельности. Фото — Антон Карлинер.

Сегодня бывают ситуации, в которых мне с Алешей даже комфортнее, чем с другими детьми, потому что у него замечательный характер, и мы, кажется, очень сильно похожи! Удивительно, но это так.

Леша – коммуникабельный, легко находит общий язык со всеми. А еще – очень спортивный. В любой секции его с радостью принимают. Леша старается сдружиться с ребятами постарше. Занимается футболом и очень неплохо. Соревнования, кубки. Тренер не нарадуется.

Даже в крошечном возрасте он старался максимально самостоятельно вести себя. Помогает братьям, сестре. Возможно, они между собой соревнуются за внимание родителей, но в непростой ситуации Леша всегда придет на помощь. При этом сейчас нас накрыл ранний подростковый период со всеми вытекающими: упрямством, спорами.

Иногда так может взбесить, что начинаешь думать по поводу его генетики. Но у меня есть старший сын, я вижу, что во многом поведение мальчиков совпадает.

Так что речь не столько в генетике, сколько в особенностях подросткового возраста.

Как рассказать ребенку, что он — приемный

Леша знает, что он — приемный ребенок, но мы не делаем на этом акцента. Не нужно бояться говорить ребенку правду. Делать это легко и приятно, когда ты уверен в том, что это правильно. А я уверена. Для всякого возраста — своя форма этой правды.

Будьте артистами, относитесь к вопросу творчески. Малышу — чудесную историю его появления или сказку, ребенку постарше — информации побольше.

Леше историю рассказывала по-разному. Когда был совсем маленький, приходил поваляться, подремать со мной, в такие моменты у нас с каждым из детей случались теплые доверительные разговоры. Дети очень любят слушать истории, как они родились, какие они были.

Мария с мужем. Фото — Антон Карлинер.

Когда очередь дошла до Алеши, то я рассказала ему так: «Знаешь, как интересно ты появился на свет? Ты же вот сейчас у нас хулиганчик (а он хулиган, и знает это). Так вот, ты напроказничал, даже когда рождался. Все дети, как дети, сидели на небе и послушно к мамочкам в животики отправлялись. А ты вот взял, все напутал. Взял и родился не у той мамочки, всех перепутал. Та мамочка удивилась, я тоже удивилась и искала тебя, нервничала. Мы все искали. Да ты и сам уже напугался своего баловства. Как хорошо, что мы нашли тебя». Обнимала его. Все говорила ласково и весело. Алешка очень доволен был! Получалось, что он особенный. Даже гордился, что вокруг него такая суматоха была.

Конечно, это я делала конкретно для Алеши. Может быть, для другого ребенка нужна другая история! И долго потом никаких вопросов не было. Даже и теперь, когда ему 11 лет, я всегда готова обсудить. Каждый раз я понятию не имею, как это будет. Скорее, экспромт.

Но я спокойна и уверена на этот счет, и поэтому все будет хорошо. Дети слышат не слова, а то, что стоит за ними. Не знаю, что бы я делала, если бы хранила тайну или стыдилась бы чего-то — это реально было бы проблемой.

Как меняются приемные родители

Я научилась любить. В Библии написано: «Возлюби ближнего своего». Прежде я не понимала, как можно любить всякого постороннего человека. А с появлением Леши поняла, что значит такая любовь.

Кроме того, я стала более терпеливой и терпимой, поскольку без этого качества приемному родителю трудно придется. Но, если копать глубоко, то мы с Лешей друг друга лечим.

Я, конечно, не жила в детдоме, но детство было своеобразное. Многие болевые моменты вытащил наружу приемный ребенок, он же и помог пережить мне детскую травму.  Есть такое выражение, что люди лечатся друг о друга, возможно, это про нас.

Как понять, готовы ли вы взять ребенка в семью?

Существует модное слово «мотивация». Вы должны покопаться в себе, понять мотивы своего желания. Не нужно торопиться. «Зачем мне это нужно, что я могу дать ребенку, к чему я готов, чего ожидаю?» — ответьте честно себе на эти вопросы!

Я вижу замечательных людей с огромным потенциалом. Они приходят в ШПР, но далеко не все могут стать приемными родителями, потому что не до конца осознают мотивацию. Вы должны быть цельным, проработанным, психологически устойчивым, поскольку по ту сторону вас ждет человек, психологически травмированный, порой, очень сильно. Действуйте исключительно в интересах ребенка — это основное пожелание и правило!

Я думала о том, чтобы еще принять еще одного ребенка. Моя семья не против этого решения. Я окончила недавно ШПР, просто для себя, еще прошла курс наставников для ребят из системы. Думаю взять подростка.

Но есть много моментов, не позволяющих сделать это прямо сейчас. Свои ресурсы надо оценивать реально, чтобы не разрушить то, что есть. Самый тормозящий фактор — это жилищные условия, к сожалению.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!