Чемпион мира по рукопашному бою Виталий Дериглазов и его супруга Анастасия взяли из детского дома в семью двух сестренок. Решение «родить сердцем» пришло не сразу и далось непросто. Анастасия рассказала в интервью фонду «Измени одну жизнь», что с поддержкой мужа она пережила все стадии депрессии от отрицания до принятия, чтобы стать приемной мамой. Своим опытом она делится в блоге в Инстаграме @anastasiaderiglazova

 

«Мы оба отбросили все сомнения и сделали этот шаг вместе, взявшись за руки».

«Впервые я заговорила с мужем о приемных детях года три назад, после пяти лет брака. Супруг ответил, что не отрицает такой возможности, но считает, что нам стоит попробовать еще самим. Мы пробовали.

Спустя полтора года Виталий сказал мне: «Хватит. Хватит этих слез и больниц. Я хочу, чтоб ты жила полной жизнью. Будем усыновлять».

У меня в тот момент это вызвало ступор. Как? Он согласен? Он готов? А я, оказывается, не готова. И мы ждали, пока не пришло обоюдное желание, когда мы оба отбросили все сомнения и сделали этот шаг вместе, взявшись за руки.

Было сложно. Очень. Надо было пройти немало государственных муниципальных заведений, прежде чем собрать необходимый пакет документов, а также школу приемных родителей, собеседования с психологами, дать ответы на вопросы, зачем нам это надо и зачем же сразу двоих детей.

5 ШАГОВ ПРИНЯТИЯ РЕБЕНКА В СЕМЬЮ — УДОБНЫЕ ИНСТРУКЦИИ

Но самое сложное началось после того, как мы получили на руки заветное заключение на усыновление, — это был просмотр Федерального банка данных о детях-сиротах. Поймет только тот, кто сам видел этот магазинный аттракцион из брошенных детей… Листаешь фото, как в онлайн-магазине, пытаешься прислушиваться к тому, что там внутри, когда на ком-то задерживаешь взгляд.

Показываю фото ребенка супругу — слышу «угу». Угу и все… В результате наших девочек нам предложила посмотреть опека по телефону. Мы так обрадовались, что не стали просить никакие фото и побежали знакомиться с детьми сломя голову.

«Наверное, надо сказать, что мы согласны?»

Ночь перед первой встречей с девочками была бессонной. Выбирали с мужем двухэтажную детскую кровать, двойняшки же, а у нас детская небольшая. Интересно, какие они? Мы не видели фото, но кровать выбрали… Заснуть так и не смогла.

Самым сложным для супругов оказался просмотр Федерального банка данных о детях-сиротах.

Приехали в дом малютки. Ноги не слушаются. В пакете несу двух белых плюшевых музыкальных медведей, которых мне когда-то подарил муж. Дети гуляют на улице. Ищу глазами двойняшек. Воспитатель зовет: «Арианна, Даша, бегите сюда!». Подбегает Арианна, смотрит мне в глаза пронзительно.

— Кто это к тебе пришел? — спрашивает воспитатель.

— Мама, — отвечает она робко.

У меня смешанные чувства. Думаю о том, что для нее, наверное, все мамы, и привязанность будет сложно сформировать. Даша стоит вдалеке и не подходит. Смотрит настороженно, потом приближается нехотя. Протягиваю пакет — девчонки одним движением достают плюшевых медведей и быстренько решают, кто какого забирает. Гуляем, держась за ручки, вокруг здания.

«Сейчас я вижу, что реальная жизнь с приемными детьми намного легче и приятнее, чем та, к которой мы себя готовили».

Я иду с Арианной, впереди Даша с Виталиком. Ноги, руки трясутся. В голове непонятная каша. Рядом воспитатель, который рассказывает о девочках. Арианна называет цвета на одежде медведя. Про себя думаю: «Неплохо говорит, знает оттенки – здорово!». Пытаюсь изучить и запомнить их. Кожа у них бледная-бледная, в каких-то укусах. Волосы коротко острижены у обеих, а у Даши почти под мальчика. Грязь под ногтями. Локти, коленки в зеленке. Зубки желтые. Воспитатель говорит: «Пообщайтесь, подумайте…»

Виталик повернулся ко мне и говорит: «Наверное, надо сказать, что мы согласны?» Все. Трясло меня очень. От счастья. Такой длинный путь к этим словам…

Фото мы их не видели, карты здоровья не успели посмотреть. Просто эти глаза и маленькие ладошки в наших.

Прощаясь, я присела на корточки возле Арианны и спросила: «Можно тебя обнять?» Та легко согласилась. Я обняла ее, но ничего не почувствовала, отметила лишь, что она очень худенькая. Даша не разрешила мне себя обнять, только Виталику. Домой ехали молча со слезами на глазах.

«Девочки начали проверять границы дозволенного всеми способами»

Когда в августе 2017 года мы забирали девочек из дома малютки, они весело помахали ручкой воспитателям и детям и сообщили, что поехали с папой и мамой на машине домой. Воспитатели, помню, возмутились еще, как, мол, просто с ними расстаются.

Домой!

Только машина тронулась с места, буквально через пять минут веселая улыбка исчезла с лиц девочек. Казалось, они вот-вот расплачутся. Уже ближе к дому сказали, что им плохо. В квартире с опаской смотрели на все, спрашивали, когда вернутся в группу, и первую неделю-две периодически вспоминали о детском доме.

Наверное, уже на следующий день девочки начали проверять границы дозволенного всеми способами, о которых они могли додуматься. Дрались, кусались, царапались, били друг друга по голове, таскали за волосы и делали это с такой злой гримасой на лице, что становилось страшно. Могли подраться из-за игрушек или даже одинаковых штанов… Таким образом, каждая из них пыталась перетянуть наше внимание на себя.

Несмотря на мои объяснения и запреты, они падали на пол, бились головой и рыдали в истерике. Однажды Арианна в таком состоянии ползала за мной по дому. Меня в этот момент трясло, но я стояла на своем.

Иногда могли просто смеяться в лицо. Бесконечно хлопали дверьми, выключателями, включали воду, смывали рулоны туалетной бумаги, ходили в уличной обуви по квартире, намеренно выливали компот на скатерть и выжидательно смотрели в глаза: отвезем назад или нет?

«В первую ночь мы укладывали девочек в разных комнатах»

Сосредоточить девочек на чем-либо дольше пяти минут было практически невозможно, даже мультики они не смотрели. Чтение книг превращалось в какой-то ужас: ползали по мне, изворачивались, перебивали через каждое слово, могли подраться. Первые недели дети часто надрывно плакали во сне. Когда увидела это впервые, очень испугалась. Наладить сон было одной из самых сложных задач, об этом я вспоминаю с содроганием.

Первый месяц дома.

Первые купания приводили девчонок в невероятный восторг, до дрожи. На следующий вечер спрашивали: «Опять купаться?! Мы же вчера купались!» Выяснилось, что в детском доме «купают» раз в неделю. Где-то на второй неделе до нас дошло, что ежедневные ванные процедуры перед сном перевозбуждают детей, и они потом еще пару часов находятся в этом состоянии, поэтому на какое-то время ограничивались душем.

В первую ночь мы укладывали девочек в разных комнатах, сидели с каждой и потом переносили на нашу кровать. Муж спал в зале, а я спала с детьми. Спала, конечно, условно, потому что всю ночь они ползали по мне.

Следующие ночи пробовали всевозможные варианты: сидеть с ними, петь колыбельные, гладить, ложиться рядом, рассказывать сказки, я пробовала даже укачивать. Но результат был один: девочки смотрели на нас широко раскрытыми глазами и спать не собирались даже в час ночи.

Посоветовавшись с приемными мамами, мы решили уходить из комнаты и оставлять их одних. По-другому они, к сожалению, засыпать не привыкли.

Укладывали в разных комнатах, потому что Даша гиперактивна, и должно было пройти немало времени и потратиться моих нервов, прежде чем она заснет. Арианна засыпает практически всегда без особенных проблем. Когда засыпали обе, вторую переносили в комнату к первой.

«Муж повез девчонок к себе на тренировку побегать»

Мы продолжали терпеливо объяснять детям, что такое хорошо и что такое плохо, учили их просить прощения, твердо стояли на своем, бесконечно обнимали, целовали и говорили о любви.

Первый день рождения с родителями. 

Спустя недели три напряжение внезапно спало. Помню, как муж повез девчонок к себе на тренировку побегать. Потом рассказал мне о том, что они по дороге попросили сделать музыку погромче, пели песни, болтали обо всем, что видят, и смеялись. В тот момент мне очень полегчало.

У нас прекрасная, счастливая семья, и я очень была рада услышать от мужа: «Спасибо за твое терпение и настойчивость. Это все благодаря тебе. Я так счастлив!»

Несмотря на все сложности, сейчас я вижу, что реальная жизнь с приемными детьми намного легче и приятнее, чем та, к которой мы себя готовили, а любовь помогает нам все преодолеть. Мы стараемся придерживаться правил «не навреди» и «мы в ответе за тех, кого приручили», строим нашу ежедневную жизнь таким образом, чтобы дочки выросли максимально психически здоровыми людьми.

Все фото — из семейного архива Дериглазовых.

ПОМОГИТЕ НАМ ПОДДЕРЖАТЬ ДЕТЕЙ-СИРОТ. СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ!

4 комментария

  • Натали

    Я в ночь перед получением направление тоже выбирала кровать))) счастья вам

    19 марта 2019
    • iolanta_kachaeva

      Как это трогательно, спасибо за комментарий!

      20 марта 2019
  • Екатерина

    Умнички Дериглазовы! Большого счастья их семье!

    16 марта 2019
    • iolanta_kachaeva

      Екатерина, спасибо за комментарий! Мы тоже очень рады за семью Анастасии и Виталия!

      16 марта 2019