Елена Мачинская
Елена Мачинская 28 февраля 2019

«Ах, если б снова все начать!» Ошибки приемных родителей. Часть 14. Про тайну усыновления и родственников ребенка

0
572
0
Иллюстрация — Стас Чужак.

«Моим обоим в садике сообщили. Им было около 3 лет. Причем, я думаю, не лично вот подошла няня и сказала. Просто при них обсуждали», — приемная мама вспоминает, как ее дети узнали о том, что живут в замещающей семье. Почему ребенку так важно знать: родной он или нет, и когда ему сообщить об этом? Как строить отношения с его кровными мамой, папой, бабушкой? Психолог фонда «Измени одну жизнь» Елена Мачинская — о самых распространенных ошибках приемных родителей.

Читать также — «Ах, если б снова все начать!» Ошибки приемных родителей. Часть 1. На берегу

Часть 2. Поиск и выбор ребенка

Часть 3. Про розовые очки

Часть 4. Про внезапные открытия

Часть 5. Про родных и близких 

Часть 6. Про то, как стать для ребенка значимым взрослым

Часть 7. Про «декретный отпуск»

Часть 8. Про здоровье, нарушение сна, пищевые и иные расстройства

Часть 9. Про школу, сад, кружки и развлечения

Часть 10. Про помощь себе

Часть 11. Про кровных детей

Часть 12. Про поведение

Часть 13. Про подростков

Наталья Л.: «Лет с 4-5 моя дочь знает, что в животике у меня ее не было, а я ее взяла из роддома. Теперь сомневаюсь и очень ее жалею: сказали или не сказали бы, большой вопрос, а так она периодически и очень часто задумывается об этом, и ей, мне кажется, страшно. Это при том, что я ее обожаю, и она меня тоже, эти мысли, мне кажется, ее мучают».

Лариса Б.: «Моим обоим в садике сообщили. Им было около 3 лет. Причем, я думаю, не лично вот подошла няня и сказала. Просто при них обсуждали. Я не успела первой сказать. Приходится до сих пор разгребать. В итоге, у старшего (6 лет) — впечатление, что первая мама — очень хорошая, как у Гарри Поттера, и надо ее искать».

Наталья Л.: «Лариса, я своей теперь уже объяснила, что если она захочет узнать, где ее биологическая мама, я дам ей адрес. Нам 12, искать не ищет, изредка спрашивает, рассказываю, но дозированно и очень осторожно, потому что если очернять, то моя будет чувствовать себя, мне кажется, не очень уютно, в смысле, гены и т.п., а если обелять, то будет тосковать и жалеть ее… Не знаю, как правильнее».

 «Человек из ниоткуда» — заключительная серия документального цикла «Измени одну жизнь» Катерины Гордеевой, посвященная двум разным людям, которые выросли в приемных семьях. В обеих историях случились встречи с родными.

Юлия М.: «Я думала, что легко и непринужденно смогу рассказывать дочке о том, как она пришла в семью. Оказалось, что на меня нападает ступор, и эта тема разговора дается мне непросто. Но учусь, говорю, дышу, снова говорю. Не могу представить, как бы это происходило, будь у нас тайна, которая вдруг бы вскрылась в ее взрослом возрасте».

Алина Р.: «Ошибкой было установить слишком близкий контакт с кровной бабушкой ребенка, пустить ее в дом. Никогда больше не повторю такое».

Ирина К.: «И не только с бабушками. Все контакты с кровной родней — на нейтральной территории. Если родственники претендуют на большее, то это решать только через опеку с присутствием третьей стороны. В любом случае, ваш дом должен быть для них закрыт. Даже если отношения, вроде бы, и хорошие.

Если по какой-то причине визиты кровных родственников перестанут вас устраивать (а так, скорее всего, и произойдет), то проще такое правило установить сразу. Потом будет намного сложнее их отлучить от дома. Я сама так пару раз нарвалась. У меня бабушка одной девочки приезжала, когда ей удобно было. И однажды явилась, когда ребенок был в санатории. Начала ругаться, что ее не предупредили. Пришлось объяснить популярно, что если она не понимает, кто кого должен предупреждать, то визиты прекращаются в принципе. А если не научится вести себя в рамках, то может больше не беспокоиться. Она выбрала второй вариант».

Елена Мачинская:

«Обычно, когда мы говорим о «тайне усыновления», речь идет именно об усыновлении, а не об опеке или приемной семье. Хотя я сталкивалась с такими случаями, когда и от опекаемых детей пытались хранить тайну и при этом обманывать их в том, что они — «самодельные». Психологи очень негативно относятся к подобным  тайнам, вне зависимости от формы устройства.

Во-первых, у ребенка рано или поздно возникнет вопрос: «Почему я не похож на своих родителей?» Ребенок может много думать про это, догадываться о чем-то или придумывать «альтернативные» сценарии.

Один усыновленный ребенок до 30 лет был уверен, что мать «нагуляла» его от соседа, а отец делает вид, что не знает. Просто сосед имел такую же форму носа и разрез глаз.

Во-вторых, родители решают хранить тайну обычно ради того, чтобы не узнали «люди»: друзья, соседи, родня. Но по факту тайна усыновления — это обман только ребенка. Все те люди, которые принимали участие в рассмотрении дела об усыновлении в суде, работали в опеке, были медицинскими работниками в той больнице или в доме ребенка, из которого ребенка забирали — все они будут осведомлены об усыновлении.

А сарафанное радио работает очень хорошо, несмотря на тайны. Будет ли здорово, если ребенок узнает правду от одноклассника: «Ха-ха-ха, тебя мамка бросила в больнице, наверное, потому что ты — дурак. Мне моя мама рассказала».

Нет смысла хранить тайну от ребенка, чем дольше будет этот обман существовать, чем глубже его будут прятать, тем большее это ударит по ребенку.

Самая большая ошибка, когда тайну родители решают раскрыть подростку. Тянули, тянули – и дотянули. У ребенка гормоны, прыщи и несчастная безответная любовь, а тут еще это: «Сынок, пришло время поговорить, мы тебе не родители».

Фонд «Измени одну жизнь» проводит бесплатные анонимные консультации для приемных родителей

Ребенку важно знать, кто его родственники, где и как он появился на свет. Чем спокойнее приемные родители относятся к этой правде, тем проще ребенку принять ее. Скорее всего, ребенку будет интересно найти родных или продолжить с ними общение, если он помнит их. Это хорошо и правильно при условии, что такое общение не представляет опасности.

Однако есть некоторые правила: на первых порах лучше, если такие встречи будут проходить в присутствии психолога, причем обязательно — на нейтральной территории.

Стоит сразу договориться об ограничении времени на такое общение, и осуществлять взаимодействие только через посредника. Обычно о такой помощи можно попросить сотрудников службы сопровождения».

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *