Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 5 сентября 2018

«Терпение не зависит от диагнозов»

0
1384
3
Авигея, Богдан и Диана. Все фото - из семейного архива Вахрушевых.

«Наша дочь Ксения родилась глухой, — рассказывает Яна Вахрушева из Краснодарского края. — И когда она выросла и стала жить отдельно, мы с мужем решили взять в семью ребенка с нарушениями слуха. Ведь мы уже знали и потребности детей с такими особенностями, и проблемы воспитания». Сейчас у Яны — трое приемных детей. О том, как находить их самые лучшие стороны и способности, несмотря на особенности здоровья и возвраты, как пережить адаптацию —  в материале фонда «Измени одну жизнь».

Богдан

У Яны Вахрушевой из Краснодарского края — четверо детей: кровная Ксения  (21 год), приемные Диана (9 лет), Богдан (4 года), Авигея (3 года).

«Наша дочь Ксения родилась глухой, — рассказывает Яна. — И когда она выросла и стала жить отдельно, мы с мужем решили взять в семью ребенка с нарушениями слуха. Ведь мы уже знали и потребности детей с такими особенностями, и проблемы воспитания».

Супруги искали ребенка на сайте фонда «Измени одну жизнь», на форумах, в родительских группах в сети. Когда увидели фотографию Дианы, прочли ее историю, узнали, что у нее глухота, как и у их дочери Ксении. И девочку уже брали в приемную семью и вернули обратно.

«Мы стали собирать документы на Диану, но ее забрали другие приемные родители, мы не успели, — рассказывает Яна. — Одна из женщин (в родительской группе в сети) предложила нам посмотреть Богдана, у которого были проблемы с речью».

Кровная мама Богдана сама жила в детдоме, родила его, когда ей было 19 лет. У мамы диагноз «легкая умственная отсталость», в графе «отец» в свидетельстве о рождении мальчика  стоит прочерк. По словам Яны, когда Богдану было 10 месяцев, мама его сильно избила. Так он попал в дом ребенка.

«Во время нашей первой встречи двухлетний Богдан всего боялся, прятался за педагога, был не очень общительным, — вспоминает Яна. – И я решила для себя: если мальчик меня узнает в следующий раз, то я подпишу согласие. И он меня узнал, потихоньку начал открываться».

Яна говорит, что, может быть, с его стороны была адаптация, а с ее — точно не было. Но с первых дней и до сих пор Богдан ни на шаг не отходит от приемной мамы.

Мальчику поставили диагноз алалия (отсутствие или недоразвитие речи у детей при нормальном слухе и первично сохранном интеллекте), и первое время он вообще не разговаривал. Со временем научился говорить отдельными фразами. А еще он поначалу очень боялся животных, но сейчас этого страха уже нет.

Диана

Яна с мужем взяли Богдана в семью в июле 2016 года. А спустя месяц, в августе, им позвонили волонтеры и сказали, что вторая приемная семья возвращает Диану. Яна посоветовалась с мужем, они решили, что возьмут и ее.

Диана родом из Самары, оба ее кровных родителя – глухие, говорит  Яна. У девочки — две старших сестры и младший брат. Старшие живут в семье их родной тети — сестры отца, причем эта родственница сразу отказалась брать Диану к себе. Девочка осталась в детдоме, а младший брат живет с мамой.  «Семья не асоциальная, — говорит Яна. — Кровная мать участвует в жизни своих детей, но почему-то Диану она не приняла, как родного ребенка».

Первая встреча Яны с Дианой состоялась в предыдущей приемной семье девочки. «Родители приехали возвращать Диану обратно, мы встретились в Самаре, вечером гуляли вместе. Утром девочку повезли в детдом, а я пошла собирать документы и подтверждать согласие».

Диана – не простая по характеру, с умственной отсталостью и серьезными нарушениями в поведении, говорит Яна.  Уже два года длится адаптация. «Помню, как мы шли с Дианой на свадьбу Ксении, — рассказывает приемная мама. – Неожиданно Диана села на тротуаре, кричит,  не соглашается вставать и идти. Прокричалась, потом постепенно успокоилась… В ответ на любое действие, которое происходит вопреки ее желанию, она сразу начинает кричать, топать ногами».

Супруги обращались к психологам, но у Дианы за плечами — два возврата, плюс диагноз «умственная отсталость». Обучение дается ей тяжело, что-либо запомнить  ей тоже сложно. Вся учеба — через рев и крики.

«Но зато Диана невероятно добрая по характеру и ласковая, на этом мы и держимся, — говорит многодетная мама. —  Если бы она была еще и злой, то наши отношения просто рухнули бы. Мы можем и попсиховать, и тут же пообниматься. Это, пожалуй, хорошее средство».

В первое время, по словам Яны, Диана знала всего два жеста: «кушать» и «в туалет». Она не знала дактильную азбуку, а теперь использует около 80 жестов. Диана общается с Ксюшей, старшая сестра для нее очень большой авторитет, многому учит девочку. «Если Диана где-то нашкодит, то просит меня не рассказывать об этом старшей сестре, иногда доходит до рева», — говорит Яна.

Многодетная мама признается, что эмоциональное выгорание у нее было как раз в процессе адаптации с Дианой. «Помню, мы собирались в поликлинику. На улице была поздняя осень, я ей сказала, что надо одеться теплее, — вспоминает Яна. —  Диана не послушалась, пришлось переобуть ее в резиновые сапоги. До поликлиники мы так и не дошли, она упала в лужу, начала кричать. В такие моменты мысли у меня могли доходить чуть ли не до возврата».

Что помогает в борьбе с выгоранием? Яна признается, что сил и уверенности ей придает  общение с приемными мамами на форуме и в закрытых группах соцсетей, а также служба сопровождения приемных семей.

«Я могу даже поздно вечером написать психологам, и мне всегда ответят, расспросят, дадут дельный совет, — говорит она. — В период адаптации, да и вообще, маме обязательно нужно уделять время себе. Чтобы было любимое хобби или увлечение. Даже полчаса наедине с собой дают силы жить дальше».

Авигея

Авигея — родом из Благовещенска, куда Яна поехала в рамках проекта «Летим за ребенком» фонда «Измени одну жизнь». Ростом малышка была всего 66 сантиметров, сейчас уже выросла, прибавилось 20 см.

«Когда я увидела Авигею в детдоме, она болела ветрянкой, с ног до головы была покрыта зелеными пятнами. Постоянно ревела, не отходила от меня с момента встречи в течение двух месяцев, боялась потерять», —  говорит приемная мама.

Авигея – очень активная, общительная. О ее кровной семье известно мало. Девочку изъяли, когда ей был всего год. Еще трое детей из этой семьи воспитываются у приемных родителей, кровный отец сидел в тюрьме, информации о нем мало…

Первое время Богдан ревновал Яну к Авигее, потому что в дом пришла маленькая девочка, которая все время была у мамы на руках. К Диане такой ревности со стороны Богдана не было, рассказывает Яна. Но Богдан до сих пор говорит: «Это моя мама, моя мама».

Первое время Авигея мало с кем ладила, ни к кому от Яны не шла. Очень боялась мужчин, доходило до истерики. Зато сейчас  Авигея — папина дочка. Любит мясные блюда,  с удовольствием играет с куклами.

«Почему же в ШПР нам про это не говорили?»

Яна говорит, что став приемной мамой, поняла, что маленький ребенок может иногда легко вывести из себя. «Когда мы учились в ШПР, то не могли предвидеть всех сложностей приемного родительства, — признается многодетная мама. — Потом уже психологи рассказывали нам про адаптацию, консультировали по разным вопросам. Почему же в ШПР нам про это не говорили? Но я читала много литературы, проводила время на форумах, и морально была готова».

«Важно понять, — говорит Яна, — что проблема сидит в нас, взрослых, а не в детях. Это неприятие ребенка со стороны нас самих, оно — в нашей душе. Ребенок пришел в семью и уже чувствует себя дома, а родители — еще не пришли к этому. Маме и папе еще потребуется время, чтобы принять ребенка».

Что касается детей с серьезными диагнозами, то их, по мнению Яны, берут люди опытные, знающие особенности развития и воспитания.

«Но я хочу подчеркнуть, что особенности развития не столь важны, — говорит она. — Главное для родителя – это терпение. Терпение не зависит от диагнозов».

3 комментария

  • Ольга

    Здравствуйте, как можно пообщаться с Яной? Не нашла ее на форуме, можно ей как-то написать, ищу родителей слабослышащих деток

    10 сентября 2018
    • Анна

      Добрый день. На сайте литлван есть тема Яны «Диана, путь домой». Также там есть темы других приемных мам с слабослышащими детьми

      29 октября 2018
  • Надежда Маркина

    Я знаю Яну много лет. Это мой друг. Самый настоящий и лучший. Я восхищаюсь тем, что она делает. Невозможно передать словами разницу ДО и ПОСЛЕ у ее детей. Многих «прелестей » ДО она вряд ли озвучит. А сейчас это счастливые и умные детки. Дай Бог их семье! Очень хочу, чтобы ее пример сподвиг еще кого-нибудь дать шанс брошенным детям найти семью. Яна, ты — молодчина!

    5 сентября 2018

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *