Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 14 февраля 2018

«После принятия ребенка вся семья нуждается в сопровождающей поддержке»

0
818
0
Фото - estiva.ru

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, выступая на коллегии ведомства, заявил о необходимости вернуться к теме декриминализации домашнего насилия, считая, что уличная преступность переместилась в приемные семьи. По его словам, СК РФ был против изменений в законе, касающихся вопросов о домашнем насилии. «Исключили, я так понял, эту тему из уголовного законодательства? Вот, мы уже пожинаем насилие», — посетовал Бастрыкин. «Мы задушили уличную преступность против детей. Мы побороли, маньяков на улице уже нет, но они переместились в семьи, причем в приемные семьи», — добавил глава ведомства, предложив вернуться к этой теме. Эксперты и приемные прокомментировали выступление Бастрыкина – специально для фонда «Измени одну жизнь».   

Яна Леонова, директор БФ «Измени одну жизнь»:

— Меня, безусловно, очень беспокоит подобная риторика, бьющая по всему институту приемных семей. Ни у кого нет сомнений, что дети не должны страдать и, тем более, погибать в семьях, кровных или опекунских. Но если говорить об опекунских семьях, то весь разговор я бы строила вокруг двух основных блоков: отбор, подготовка кандидатов в опекуны/усыновители и сопровождение семей опекунов/усыновителей.

Необходимо быть уверенными в качестве преподавания абсолютно каждой школы приемных родителей (ШПР) в стране. Если учесть, что основное количество отказов от воспитания опекаемых детей обеспечивают кровные родственники, то обязанность прохождения школы приемных родителей, на мой взгляд, должна быть у каждого. Для родственников можно указать обязательный период, в течение которого ШПР должна быть пройдена.

Я вообще серьезнее бы начала говорить на тему подготовки будущих родителей в принципе. Родительство — это не интуитивное знание. Мы обычно опираемся на наш опыт, и каждый день обучаемся навыкам родительства. В ряде случаев необходимо получать дополнительные знания.

Помимо этого, важно наделить органы опеки и попечительства компетенциями, утвержденными методиками и правами при принятии решения о возможности кандидатов быть опекунами/усыновителями. В противном случае сложившаяся ситуация выглядит таким образом, что органы опеки кроме сверки состава документов никакого участия в отборе кандидатов не принимают, но при этом отвечают за выдачу заключения о возможности быть опекуном/усыновителем.

Это что касается этапа подготовки и отбора кандидатов. Очень важно, чтобы специалисты организации для детей-сирот осуществляли работу по подготовке самого ребенка к жизни в будущей семье. Необходимо, чтобы осуществлялась диагностика ребенка с целью определения наиболее важных требований к ресурсам будущей семьи.

Здесь нельзя забывать еще и о такой проблеме, как отсутствие порядка подготовительных и сопровождающих действий при отказе опекунов от воспитания ребенка.

Что касается вновь созданной семьи, то после принятия ребенка вся семья нуждается в сопровождающей поддержке. Потому что самое важное происходит именно в этот период. Меняется состав семьи, меняются роли, происходит реформа конкретной семейной системы. В этом процессе важно не оставлять родителей и детей одних, это действительно непростой период для всех. Доброжелательная и профессиональная помощь способна предотвратить конфликтные ситуации и помочь разобраться с возникающими сложностями.

Александра Марова, директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства:

 

http://fondpcc.ru/about/team.html

— Система поддержки замещающих семей действительно требует изменений, однако только лишь усиление контроля не только не решит вопрос, но и будет способствовать оттоку желающих принять сироту в семью.

К сожалению, страшные случаи в приемных семьях есть и в тех регионах, где система неплохо выстроена и работает эффективно. Это обусловлено тем, что просто невозможно построить идеальную систему, никому в мире это еще не удалось, и какой бы конструктивной она не была, периодически она дает сбой.

При этом, безусловно, есть вопросы, на которые необходимо обратить пристальное внимание. Во-первых, это достаточно простой способ взять ребенка в семью. Для этого необходимо собрать несложный перечень документов, который, с одной стороны, включает в себя медицинские справки, в том числе и от психиатра. С другой стороны, если кандидат — с расстройством, но на учете при этом не стоит, обращается за справкой не в стадии обострения, то это, скорее всего, никак не будет продиагностировано и учтено, человеку поставят штамп, что он не состоит на учете у психиатра. А этого недостаточно для составления адекватной картины именно об этом человеке. Кроме того, стоит обращать внимание и на тех граждан, которые проживают на одной площади с потенциальным родителем, сегодня им всего лишь достаточно написать согласие на прием ребенка.

Во-вторых, в 90-х годах количество детей в банке данных зашкаливало, и актуальной на тот момент задачей было устроить в семьи хотя бы часть, на всех остальных особо и не смотрели. С тех пор тянется путаница между имеющимися формами устройства, часто ни опека, ни тем более родители не представляют задачи каждого из них, и оформляется то, что проще, а потом родители недовольны тем, что государство предъявляет к ним претензии, пытается как-то влиять на ситуацию с детьми в семьях, «навязать» свое видение.

Но если государство платит деньги опекунам, то имеет полное право выступать заказчиком для родителя, как и на каких условиях у него находится ребенок. В этом смысле профессиональное воспитание необходимо закреплять. При изначальных договоренностях «на берегу» все будут готовы жить по единым правилам, а пока же, действительно, непонятно, в отношении кого именно надо ужесточать контроль? Кому можно, а кому — нет делать заказ на воспитание и развитие ребенка. И это вызывает сопротивление многих приемных родителей, которые добросовестно выполняют свои обязанности и, правда, не понимают, почему они все оказались под подозрением?

В-третьих, надо, наконец, осознать, что подавляющее большинство приемных родителей имеют дело с глубоко травмированными и тяжелыми детьми. Это требует, как денег, так и ресурсов для эффективного решения задач воспитания. Поэтому проводимая политика финансовой поддержки приемного воспитания – правильная. А вот остальные ресурсы необходимо развивать, и это является одним из ключевых факторов эффективной работы системы.

Родители не должны оставаться наедине с тем адом, который они часто переживают в воспитании приемных детей. В подростковом возрасте приемные подростки часто пускаются во все тяжкие, прогуливают школу, гуляют, выпивают и попадаются на кражах. И во всем этом винят, зачастую, приемных родителей, которых начинают вызывать на различные комиссии, прилично мотая им нервы. Вместо такого подхода должна быть поддерживающая инфраструктура во всех ведомствах, должна быть сильнейшая система реабилитации таких подростков, в том числе, стационарная, но гуманная, с элементами серьезной психиатрической помощи.

Сейчас ничего этого нет, и некоторые родители просто в какой-то момент не выдерживают и срываются, потому что у каждого человека есть предел. И вместо того, чтобы испытывать родителей на прочность, надо сделать все, чтобы помочь им в их нелегкой работе.

Светлана Строганова, приемная мама:

— На каком основании было сделано заявление о том, что в приемных семьях живут маньяки?

Да, к сожалению, печальный случай с избиением ребенка есть. Но, во-первых, речь о насилии, а не о маньяках. Во-вторых, статистика говорит о том, что насилие, в том числе и сексуальное, происходит в кровных семьях тоже.

Откуда дети попадают в детский дом? Не те, которых оставили родители в роддоме, а те, что постарше? Правильно. Из семей, где их не кормят, бьют, а иногда и сдают случайным знакомым в сексуальное пользование за выпивку или дозу. Приемные родители берут на себя труд по реабилитации таких травм у детей, поскольку в детдомах это сделать невозможно.

Я не оправдываю избиение или убийство ребенка. Это ужасно. Если один полицейский стреляет в людей в магазине из пистолета, это не значит, что все полицейские маньяки.

Государство в течение многих лет вело кропотливую работу по изменению общественного мнения в пользу приемных родителей и детей. Много написано о том, что это важный и нужный труд — это и экономия государственных денег (не секрет, что в приемных семьях содержание детей в десятки раз дешевле для казны), и социализация детей, которая невозможна в детских домах. Не нужно обвинять приемных родителей во всех смертных грехах. Необходимо поддерживать и создавать профессиональные службы на местах — школы приемных родителей, опеки, службы сопровождения приемных семей. Чтобы цифры по семейному устройству детей росли, но и качество подготовки приемных родителей и специалистов служб сопровождения и опек было выше.

Как нам воспринимать слова Бастрыкина сейчас? Как изменение государственной политики в сторону «дети должны жить в детском доме»? Или это его личная инициатива, которая, на мой взгляд, должна привести, как минимум, к принесению им извинений перед приемными семьями. Я бы очень хотела услышать комментарии официальных органов власти.