Мария Никольская
Мария Никольская 8 декабря 2017

Алексей Головань: «Государство борется с сиротами за бюджет»

0
929
0
Фото - cherlock.ru

Многие выпускники интернатов имеют право получить от государства жилье — однокомнатную квартиру или дом в сельской местности. Но так ли просто это сделать в реальности? О болевых точках квартирного вопроса в сфере социального сиротства корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» рассказал исполнительный директор БЦ «Соучастие в судьбе» Алексей Головань.

Алексей Головань.

— С какими  трудностями сталкиваются выпускники интернатов  при получении жилья?

— Обеспечивать сирот жилплощадью  — обязанность субъектов РФ, но средств на эти цели, несмотря на выделяемые субсидии из федерального бюджета, недостаточно. С 1 января 2013 года в законодательство были внесены изменения, и число категорий детей-сирот,  которым  полагается жилье, увеличилось. Это, в свою очередь, привело к дополнительным финансовым обязательствам государства. В большинстве регионов сегодня стоит большая очередь сирот за квадратными метрами.

— Какой максимальный срок ожидания квартиры?

— Самая большая задолженность зафиксирована в Забайкальском крае, в Кемеровской и Саратовской областях. В этих регионах ребята ждут квартир по 8 и более лет. В ряде регионов жилье предоставляется исключительно по судебным решениям.

Федеральное законодательство не содержит указания на срок предоставления жилья, а это означает, что квартиру должны предоставить сироте немедленно  по достижению им 18 лет. Чтобы ускорить процесс обеспечения, многие ребята обращаются в суды, и те, разумеется, подтверждают их право и обязуют местные власти предоставить жилье.

В субъектах выстраиваются 2 очереди: те, кто ждет обеспечения жильем в административном порядке, и те, кто ждет его по решениям суда. За неисполнение судебных решений могут последовать определенные санкции, и региональные власти стараются быстрее исполнить решения суда. В итоге те выпускники детских домов,  которые  ждут жилье, не обращаясь в суд, стоят на месте, их очередь  не двигается. Такая ситуация происходит во многих областях, в том числе в Костромской, Липецкой и других.

— А случаи незаконных отказов  в предоставлении жилья  бывают?

— В последние годы наметилась такая тенденция: некоторые местные органы самоуправления и органы исполнительной власти оспаривают права детей-сирот на получение квартир. Должностные лица, которые должны защищать интересы детей-сирот, наоборот, защищают бюджет и ищут любые поводы, чтобы ничего не предоставлять выпускникам интернатов.

Происходит это потому, что некоторые чиновники по-своему трактуют закон и не несут никакой ответственности за незаконные решения. Они не разъясняют ребятам порядок и сроки обеспечения жильем, не помогают им в сборе документов, а когда те обращаются с заявлениями  о включении их в списки очередников, отвечают: «Не положено».

— И как ведут себя ребята в таких ситуациях?

— Некоторые соглашаются с тем, что им отказали, и прекращают действия по реализации своего права. Они не знают о существовании нашего Центра «Соучастие в судьбе», о том, что  можно обратиться  к нам, и мы постараемся помочь, если есть правовые основания и хоть какой-то шанс. Бывает, что ребята, получив отказ в предоставлении жилья или включении в список, обращаются за помощью к «непрофильным» юристам или адвокатам, которые не знают  специфику законодательства, регулирующего правоотношения по обеспечению жильем сирот, административную и судебную практику, те жизненные и жилищные обстоятельства, которые имеют правовое значение по этим делам.

Эти юристы и адвокаты  берут с сирот приличные деньги и часто просто губят дела. Многие сироты стараются оспорить отказы в предоставлении жилья в судебном порядке. Таких исков очень много. Только в  Москве за еще неполный 2017 год их предъявлено более 100, и 95% из них удовлетворены судами. По этой цифре можно говорить о том, насколько  люди, которые принимают решение «не выдавать жилье», делают  это законно. Как государство в лице своих некоторых уполномоченных чиновников борется против сирот.

— Знаю регионы, в которых выпускникам детских домов выдали квартиры в одном доме.  Такое  соседство подталкивает их сбиваться в стаи, вести себя асоциально, и вряд ли идет им на пользу. Почему так происходит?

— Эта практика появилась в Москве в начале 2000-х годов. Требовалось  предоставить много квартир сиротам, было решено заселить ребят в новостройки Южного Бутова. Уже тогда все поняли, насколько это пагубно.

Все знают, что создавать анклавы из лиц какой-то социально-незащищенной группы — это неправильно, с этим все соглашаются, но государству так проще. В регионах также  нет возможности и особого желания приобретать жилье рассредоточено. Государство не стремится это делать, чиновникам проще приобрести за бюджетные средства один подъезд или построить отдельный дом для сирот и отчитаться:  «Мы обеспечили, а как они  будут жить, значения не имеет».

Но ведь можно давать квартиры в областных центрах или городах, населенных пунктах региона, где не только идет строительство жилищного фонда, причем не в одном доме для всех, но и есть возможность для ребят найти работу, занятость. Гибкий подход к этой проблеме у государства отсутствует.

Помимо вреда для самих выпускников есть очевидный вред для бюджета, который чиновники якобы защищают. Ведь ребята, проживая такими анклавами, начинают разрушать места общего пользования, подъезды, бьют стекла, ломают лифты —  а ведь на это тратились деньги из бюджета.

Когда нам говорят, что мы боремся за бюджет, и при этом приобретают квартиры для ребят в анклавах, это говорит о том, что чиновники лицемерят. Ведь если бы они берегли бюджетные средства, то не допускали бы таких ситуаций.

— То есть, они просто пользуются тем, что кто-то не сможет заявить о своих правах, и жилплощадь останется у  государства?

— Да. Чиновники в принципе  считают, что сиротам «сойдет все». Для строительства домов нерадивые подрядчики используют дешевые материалы, и дома приходят в плохое состояние, иногда даже не успевая  быть предоставленными выпускникам интернатов.

Чиновники  надеются, что ребятам будет трудно оспорить тот факт, что предоставленное жилье непригодно для проживания. И что контролирующие органы посмотрят на  это сквозь пальцы. Ситуация  напоминает нерадивых хозяев, которые говорят, что денег нет, но те средства, которые есть, — тратятся неразумно.

Чтобы защищать бюджет, есть специальные структуры: министерства и департаменты финансов, счетные палаты и т.д. Но у органов опеки, у соцзащиты, у органов образования (в разных регионах вопросами обеспечения жильем сирот ведают разные структуры) — другая задача: защищать не бюджет, а интересы детей-сирот.

Задумайтесь: пять лет назад был принят Закон Димы Яковлева. Тогда депутаты, сенаторы, руководство страны убеждали общество, что российское государство само позаботится о наших сиротах: накормит, оденет, обучит, в жизнь выведет, жильем обеспечит. А что в реальности? Тысячи сирот обращаются в суд за реализацией права на жилье, которое им государство гарантировало законом. Тысячи сирот годами ждут обещанное жилье. Тысячи чиновников государства борются в судах  против того, чтобы сироты получили гарантированное государством жилье.

— Выпускники детских домов часто не проживают в полученных квартирах, сдавая их. Насколько мне известно, в течение пяти лет до перевода жилья в собственность делать это запрещено.  Были случаи выселения владельцев за сдачу квартир?

— В Москве таких случаев не было. В других субъектах есть случаи, когда ребят выселяют, — не из-за того, что они сдают квартиры, а из-за того, что они не платят за коммунальные услуги либо приводят жилое помещение в непригодное состояние. Одно дело, когда ребята  разрушают жилое помещение или не оплачивают коммунальные услуги. Тогда они, действительно, должны нести за это ответственность, но вопрос непроживания в предоставленном жилье — это другое.

Почему они там не живут? В этом нужно разбираться. Одно дело, когда выпускник только вышел из интерната, и ему тут же дали квартиру (как это должно быть по закону), а другое дело, когда  он получает ее через восемь лет. У него уже есть семья, он куда-то уехал и где-то работает. Вдруг ему за несколько сотен километров от того места, где он живет и работает, выдают жилье? Он должен бросить работу и приехать в  депрессивный район, где нет работы, нет перспективы? Часто именно в таких местах жилье и выдают. Выдают там, где удобно чиновникам, где им проще и дешевле, а потом винят выпускников, что они там не живут. Я бы тоже там не жил.

Чиновники  почему-то решили, что жилье нужно давать там, где  человек родился, а не там где  есть какая-то жизнь, работа, будущее, где он окончил учебное заведение. Причем Федеральный закон позволяет это сделать. Жилье предоставляется по месту жительства сироты, а закон под местом жительства понимает субъект РФ в целом.

— Я — собственник квартиры, проживаю в Москве. У меня под опекой находится ребенок, прописанный в регионе. Сотрудники опеки говорят, что квартиру он получит по месту выявления, но ни в коем случае не в Москве.

— Если ребенок  стоит на очереди в списках региона, в котором был выявлен, это подтверждает его право на получение жилья. Но согласно статье 8 Федерального закона № 159-ФЗ, жилье предоставляется детям-сиротам по месту их жительства. Но оно может меняться, и их местом жительства становится место жительства их законных представителей.

Если 17-летний ребенок не заявляет, что хочет вернуться туда, откуда вы его взяли под опеку или попечительство, то обязанность по обеспечению его жильем ложится на субъект, в котором  он находится под попечительством. В вашем случае это — Москва. По таким делам есть позиция Верховного Суда  РФ, изложенная в Обзоре судебной практики №4 за 2016 год. Эту же правовую позицию Верховный Суд РФ разъяснил в специальном Обзоре, касающемся дел по обеспечению жильем сирот от 20 ноября 2013 года.

Органы опеки специально говорят: «Даже не думайте», вводя тем самым людей в заблуждение. В данном случае, они действуют вопреки интересам ребенка. Ваш подопечный столько времени  прожил в Москве, у него установились устойчивые социальные связи, появилась перспектива, а ему говорят: «Нет, теперь ты возвращаешься обратно!»

Насколько это совпадает с интересами ребенка? Поступили бы они так по отношению к своим родственникам? Думаю, что никогда. А еще надо понимать, что не чиновники выдают квартиры, у государства  своих денег нет. Это наши деньги, которыми мы оплачиваем налоги, и распоряжаются ими не органы опеки, а мы — народ.