Ольга Синяева: Пандусы в головах

0
282
1

Я двадцать пять раз пыталась написать текст о Маше и стирала. Поняла, что если опять начинать копаться в этом белье, надо предоставлять вещдоки, что-то предъявлять, а этого я делать больше не хочу.

sindrom-dauna-460x306


Предыстория:

Убрать Машу.
У нашей учительницы 4 класса есть дочь Маша. У нее Синдром Дауна. Девочке 7 лет. Мама, похоже, растит ее одна, без мужа ( она, конечно, не героиня клипа ‪#‎немолчи‬ ) но от дочери не отказалась. И деть ей ее некуда. И в сад уже не возьмут ( да и есть ли у нас такие детские сады?), и в школу еще не, учитывая отставание в развитии. Девочка все дни проводит с мамой в классе. Мама преподает, Маша сидит на попе ровно, никому не мешает.

Сегодня нас попросили срочно вернуть назад только что отпечатанный фото альбом класса. Альбом весь из себя пафосно глянцевый, со всякими там стихами про школу, дружбу и взаимопонимание, со страницами проложенными пергаментной бумагой.

Так вот, причина по которой детей попросили вернуть этот альбом проста — многие родители не могут перенести фотографию девочки Маши с Синдромом Дауна, дочки классной руководительницы рядом со своими детьми. Она не из их класса. Не из их жизни.

Маша практически живет в этом классе, пытается общаться, всех обнимает, она беззлобна и беззащитна, но дети от нее шарахаются, как черт от ландана. «Это ненормально, что ее ребенок остается на уроках! Это ее проблемы, пусть сама решает!» — говорит одна одноклассница, повторяя интонацию взрослых.

Пятерых детей из этого класса уже перевели в другой.

А ведь совсем недавно Марина Валерьевна, учительница, мама Маши, с нескрываемой радостью мне говорила, что в следующем году Маша пойдет в нашу обычную школу.
Как же ее примут первоклашки, если 10-летние и их родители не в состоянии понять и принять?

Сегодня ни Маша, ни учительница в школу не пришли и трубку не брали. Грустно.

Источник

Я уверена, что наедине с собой все и так все знают. Знают и родители в Православной школе, из которой Машу с мамой-учительницей, проработавшей 9 лет вежливо попросили. Знают и наши родители. Знаю о себе и я. Знают о себе все те, кто нещадно поливают и оскорбляют друг друга, и не понимают, что ЧТО и КАК они говорят, они говорят прежде всего о СЕБЕ. Может нам не надо видеть какой-то очередной бесплатный сеанс саморазоблачения?

Наше общество не толерантно, как ни крути. Ни либералы, ни как называются люди с другой стороны — все мы это ежедневно друг другу доказываем. Как только мы видим что-то для себя отличное, тут же готовы рвать другого на куски. Вот, что нас всех объединяет. Может на этом и сойдемся?

Мы — общество травматиков. С самого рождения, когда нас тут же отбирали от матери и уносили в стерильное светлое будущее нового советского человека, мы пошли против природы и вот теперь огребаем. Новый человек стал моральным инвалидом.

Именно из-за травм привязанности в обществе процветает коррупция, ложь, воровство, и поэтому мы проявляем агрессию и боимся инаких.
Нам всем нужно осознать свои проблемы.

Когда мы поймем, что дети с особенностями развития не несут угрозы, когда мы поймем, что их не надо прятать за бетонным забором, изолировать в интернатах, что болезнь не прячут, ее лечут. А болезнь-то не у детей, а у нас! У нашего единого организма — общества. Это мы без них не можем расти и развиваться, тогда может быть, мы пойдем на поправку.

Давайте строить пандусы в головах.

Моя сфера деятельности, кто не знает, сиротство. Я пишу и снимаю о детях-сиротах почти каждый день. Только эти посты не рвут интернет и телевидение с мигалками не приезжает. Это то, что я пыталась донести всем журналистам.

Более 2500 солнечных детей у нас находятся не в семьях, а в интернатах.

Они и понятия не имеют, что такое школьный фотоальбом…

ФБ Ольги Синяевой

1 комментарий

  • Olga Mnatsaganova

    Ольга , низкий поклон за статью!

    29 октября 2015