Видеооператор Андрей Абрамовский – о том, как создаются видеоанкеты

— На одном из фото, которым вы поделились с нами, вы стоите на берегу Белого моря. Расскажите, как и куда вы ездите, чтобы записывать видеоанкеты детей?

 — Командировки в отдаленные регионы – не редкость. К примеру, сейчас я нахожусь в детском доме, в одном из поселков Архангельской области. После выдвигаюсь в Костромскую область.

В мою зону ответственности входят 25 регионов, в том числе Архангельская область, Северная Осетия, Брянск, Орел… Так что практически все свое время провожу в поездках.

Андрей на берегу Белого моря. Съемки ребят проходят в Архангельской области.

Количество командировок в фонде несравнимо больше, чем на ТВ, где я работал когда-то. Чаще приходится бывать в маленьких населенных пунктах, порой столь отдаленных, что там нет даже гостиницы. Подобная ситуация была в Астраханской области.

— Давно ли вы работаете с фондом «Измени одну жизнь»? Изменилось ли за это время ваше мнение о том, кто такие дети сироты, что такое детский дом?

— С фондом сотрудничаю около 8 лет. У меня всегда было понимание, что такое «детский дом». Работа и постоянные командировки не изменили его.

Детям, безусловно, нужна семья, родительская забота, опека, защита, тепло. У них нет понятия «дом».

— Как ваши родные, друзья относятся к вашей работе? О чем-то спрашивают?

— Мы с женой вместе работали операторами на телевидении в свое время, так что особенности моей нынешней работы и она, и друзья, знакомые понимают.

Кстати, тексты и озвучку ролика, монтаж делает наша коллега, подруга Юлия (журналист по профессии).

— Помните первую съемку? Какие эмоции у вас были, как вы с ними справились?

 Это было в кировском доме ребенка. Снимали, если мне память не изменяет, шестерых детей. И снимали очень долго, поскольку поначалу я не понимал, каким образом построить процесс.

Важно суметь разговорить ребенка, заинтересовать, поймать в кадре эмоцию.

Конечно же, волновался. Как без этого? Я работал на телевидении, но общение с детьми и съемка – работа, которая требует от тебя еще и быть психологом.

Ребенка нужно заинтересовать, сделать так, чтобы в кадре он не чувствовал себя зажатым. Раскрепостить.

— Можно ли привыкнуть к такой работе, не принимать близко к сердцу?

Эмоции надо оставлять дома. Я выполняю свою работу и сосредоточен в первую очередь на том, чтобы сделать ее качественно. Да, я общаюсь с детьми.

К примеру, сегодня подбежала одна девочка, мы обнялись, поговорили, пошутили, посмеялись. У нас с женой 4 собаки породы хаски, показал фотографии, заинтересовал детей.

Некоторые ребята бываю совсем «буки», не хотят разговаривать. В этом случае нужно искать ключик к сердцу ребенка.

— У вас есть какие-то свои «ключики»?

— Приезжаю в детский дом, начинаю разговаривать с ребятами. На какие темы? Я обожаю компьютерные игры, и с подростками мне точно есть о чем поговорить.

А более младшие дети, как правило, не замыкаются, рассказывают о себе.

Могу сделать пару кадров, потом показываю на мониторе. Ребенок видит это и начинает вести себя более расслабленно, ему становится интересно.

Если же он совсем замкнутый, то к работе подключается воспитатель, начинает задавать вопросы. В этот момент я ставлю камеру подальше и начинаю снимать.

— Как ведут себя педагоги, что делают, чтобы как можно лучше представить детей?

— Не всегда воспитатели присутствуют во время съемки, потому что дети стесняются. Иногда, наоборот, в отсутствии педагога ребята начинают баловаться.

Дети часто спрашивают Андрея, откуда он приехал, зачем, в каких регионах побывал.

Основная сложность состоит в том, чтобы поймать ребенка в нужном ракурсе, его эмоцию и успеть композиционно выстроить кадр.

— Случалось такое, что дети во время записи забывают о том, что идет съемка?

— Иногда дети вспоминали жизнь в кровной семье и начинали плакать в кадре.

В этот момент я стараюсь переводить тему разговора. Например, начинаю рассказывать про домашних животных, чтобы переключиться. Сами понимаете, видеть слезы ребенка психологически очень непросто.

— Какие-то истории ребят остаются в вашем сердце?

— Очень много детей остаются в памяти. Многие уже выросли, пишут, звонят. Спрашивают, как дела, рассказывают о своей жизни.

Некоторые уже замуж вышли, сами стали мамами, а ощущение, что видеоанкету снимал вчера.

Мы создаем видеоанкеты, чтобы помочь детям перестать быть «невидимыми» и обрести дом, семью, родителей.

Процесс создания видеоанкет — это слаженное взаимодействие целой команды проекта.

Это общение с региональными властями, изготовление видеороликов по разработанному нами стандарту, координация съемок в более чем 80 регионах страны, размещение видеоанкет в базе и мониторинг корректности и актуальности информации о детях.

На создание видеоанкеты для одного ребенка в среднем уходит 4 тысячи рублей.

Мы предлагаем вам подарить детям из детских домов видеоанкету.

 — Вообще, когда приезжаете в детские дома, как вас встречают дети? Как себя ведут? О чем вас спрашивают?

 По-разному ведут себя. Кто-то сразу соглашается сняться для видеоанкеты, кого-то приходиться уговаривать.

Когда я приезжаю, дети обычно спрашивают, откуда я приехал, в каких регионах побывал. Так как я снимаю от Калининграда до Екатеринбурга, то мне есть, что рассказать.

К примеру, ребятам из Архангельска я рассказывал, что такое степь, что там нет деревьев. А дети мне рассказывали про деревья-исполины в архангельских лесах.

Что вы им говорите, зачем у снимаете видеоанкеты?

 Безусловно, дети спрашивают, для чего нужна видеоанкета. Я объясняю, что таким способом быстрее можно найти семью.

Иногда дети спрашивают: «А вы точно найдете семью?» Я отвечаю: «Не знаю, как получится…»

Кто-то воспринимают этот процесс со скепсисом. Особенно те, кого вернули обратно в детдом.

 Удавалось ли кого-то уговорить, кто отказывался?

 В основном, дети заинтересованы в том, чтобы найти семью. Бывают и те, кто категорически отказываются сниматься.

В месяц Андрей снимает более 100 видеоанкет.

Снимали в одном из детдомов в Центральной России, был парень 16 лет, который наотрез отказывался сниматься. Не помню, как его удалось уговорить, но как-то удалось.

Через некоторое время он радостно пишет мне, что мол семья нашла его.

—  Когда был карантин, какие приходилось принимать меры, чтобы вас впустили к детям? Что было самым сложным?

— Работалось достаточно тяжело. Администрация просила надевать перчатки и маски. Вы же понимаете, что снимать в перчатках крайне неудобно.

Поэтому первое время съемочный процесс шел с трудом. Потом перчатки отменили, оставили маски. В маске тяжело дышать, но деваться некуда.

— Сколько видеоанкет вы создали?

— Цифру не помню, но количество снятых анкет – несколько тысяч. Детей, которым нужна семья, очень много. В месяц мы можем снимать по 150-200 анкет.

Сразу возникает вопрос: «Откуда столько сирот?» Алкоголь и наркотики. И мне кажется, что эти пороки невозможно вычистить из общества.

— Получается, что в месяц вы можете записывать видео более ста детей… Как избежать выгорания, что вам помогает?

— Самый лучший способ избежать выгорания – недельный перерыв в съемках.

После каждой поездки я беру небольшой отпуск и тем самым позволяю себе переключиться.

Фото — из личного архива Андрея Абрамовского.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

1 комментарий

  • Наталья

    Спасибо Вам и Вашим коллегам большое! Благодаря Вашим анкета у нас двое прекрасных мальчишек) 12 и 16 лет)

    23 апреля 2022