Видеоанкета на этапе принятия решения и потом на протяжении всего пути к ребенку засматривается мамой до дыр

Каждый поворот головы на видео, вот ручкой взмахнула, сейчас засмеется, потом неловко сядет на ковер… Видеоанкеты — это ниточка в будущее. Еще не с ребенком, но уже что-то о нем знаешь. Спасибо. Спасибо. Спасибо», — такое проникновенное письмо пришло к нам от Лилии Бегловой из Ростова-на-Дону.

Видеоанкета Кристины. Такой девочка была в детском доме.

Лилия — профессиональный логопед-дефектолог, мама 18-летнего сына, недавно взяла в семью 5-летнюю Кристину, девочку с 5-ой группой здоровья.

Лилия рассказала, как видеоанкета, созданная фондом «Измени одну жизнь», стала ниточкой, которая соединила ее с дочерью. Как они встретились, познакомились, стали мамой и дочерью. Сложные диагнозы, которые до сих пор пугают Лилию, лишь укрепляют ее уверенность в том, что она сделала правильный выбор.

— С чего начинался ваш путь в приемное родительство? Расскажите о своей семье, о себе?

— Всю жизнь я прожила в Ростове-на-Дону в полной семье с традиционными ценностями. Южный темперамент и уверенность в любых принятых решениях дали мне разнообразный багаж ошибок и большой жизненный опыт.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Я мама прекрасного 18-летнего сына, который учится и работает. Он моя опора и моя душа.

Мои родители всю жизнь прожили вместе, и сейчас, когда у меня появилась Кристина, я как никогда, чувствую их поддержку.

Я знаю, что мне очень повезло с такой родительской мощью, с сильным отцом и поддерживающей матерью.

— Расскажите о своей профессии?  

— Уже двадцать лет я работаю в логопедом-дефектологом. Начинала логопедом-дефектологом в поликлинике, потом была заведующей детского сада, работала в психоневрологической реабилитации с детьми, имеющими поражение центральной нервной системы.

Кристина очень изменилась в семье. Особенно сразу заметен новый цвет ее волос. 

Сейчас у меня свой консультативный кабинет, куда ко мне приходят дети с особыми потребностями.

Всю жизнь я занимаюсь психоречевой реабилитацией детей и взрослых. Это то, для чего я живу и что меня наполняет.

— Ваша профессиональная деятельность повлияла на ваше решение взять в  семью особого ребенка?

— Мне сейчас очень помогает мой опыт взаимодействия с детьми ОВЗ. И то, что со временем у меня стерлись четкие границы и ненормы. Они расширились до уровня частичного принятия ситуации со здоровьем Кристины.

— Когда вы стали искать ребенка? Сразу ли решили, что будете искать именно дочку?

— Три года назад я увидела анкеты детей в ФБД. Я сразу определила для себя, что у меня будет дочь, и только дочь. Я не хотела конкуренции с сыном.

В некоторых анкетах были ссылки на видеоанкеты фонда «Измени одну жизнь». Видео сразу расширяет представления о ребенке, делает его ближе к потенциальному родителю.

К тому же это дает конкретное представление о состоянии, и нет опасности фантазирования и ошибочных ожиданий по поводу ребенка.

У Кристины была видеоанкета, и только благодаря этому я обратила внимание на эту девочку. В ФБД была фотография, которая категорически не работала на устройство ребенка в семью. Я бы никогда не поехала за тридевять земель за Кристиной, если бы не видела видео, снятое фондом.

— Что особенно «зацепило» вас в видеоанкете?

— Я и сейчас помню те кадры, где Кристину сажают на качели с педалями, и у нее болтаются ножки, как веревочки. Она крутит головкой в стороны, пытается осознать ситуацию, и вместить все счастье, что ей сейчас выпало на этих качелях.

Кристина с мамой в первый день знакомства в детском доме.

С этой минуты я плакала. И потом каждый раз я пересматривала анкету, и каждый раз этот момент разрывал мне сердце.

Этот ролик очень нужен для семейного архива. Это память, и это история жизни Кристины.

Дорогие друзья!

Если вам помогла видеоанкета при принятии ребенка в семью или еще на каком-то этапе, вы можете поделиться вашим мнением. Ваши отзывы очень ценны для всех нас всех!

Если вам нужна видеоанкета вашего ребенка, ее можно получить из архива фонда, оставив заявку.

— Кристина смотрит свои фото, видео из детского дома?

— Сейчас мой ребенок категорически против того, чтобы мы смотрели фотографии из детского дома. Кристина отбрасывает альбом в сторону и не хочет вспоминать детей и то, что она там была.

Это на уровне ощущений. Я ее понимаю, никто не хочет опять проживать боль одиночества, тоску и безысходность.

Но пройдет время, и если она захочет, мне будет что ей показать из ее раннего детства. Белые пятна в биографии наносят реальный ущерб самоощущению, пониманию своего «Я», поэтому мне будет, что ей предъявить.

— Как вы готовились к принятию ребенка, как оформляли документы на дочку, были ли какие-то сложности?

— Документы оформляла быстро и нервно. Лучшей опеки, чем была у меня, быть не может. Я ожидала подвоха и препятствий задолго до посещения.

Много консультировалась с юристом, она помогала собирать пакет документов.

Я серьезно готовилась к приему, ведь мне пришлось продать квартиру и купить большую по площади, с изолированными комнатами. Это заняло почти год, но я сейчас не жалею об этих трудностях.

Это правильное решение: семья не должна быть ущемлена территориально с приходом приемного ребенка. Это базовый комфорт и личное пространство, которое поможет в адаптации.

Хотя сначала я была возмущена тем, что мне предстоят такие трудности и расходы.

Конечно, сложностей добавили ограничения по ковиду, но я этого не особенно замечала, так как душой была уже там, где меня ждала встреча с Кристиной.

— Кристина была первым ребенком, с которым вы познакомились?

— Я не представляла, что когда я увижу Кристину, то смогу в свои сорок лет почувствовать что-то новое. Какой-то коктейль чувств, эмоций ураганом закрутили мою волю и рациональное мышление.

По словам мамы, Кристина очень любознательная.

До поездки в Мценск я интересовалась девочкой в нашем городе, взяла направление на знакомство и в последний момент отказалась от личного знакомства.

Я четко поняла, что не хочу этой встречи. Надо сказать, что дети в Ростовском детском доме очень ухожены, они щекастенькие, а еще видно, что детьми хорошо занимаются.


Многие мамочки говорят о том, что отказ от ребенка на этапе знакомства дается очень тяжело.

У меня такого не было, я легко сказала себе «нет», просто Сабрина не была «моим ребенком».

— Расскажите о знакомстве с Кристиной?

— С Кристиной с первой минуты мы соединились и разлепить нас было трудно, сотрудники с нами намучились. Я подписала согласие на следующий день и ходила в детский дом еще 9 дней, пока делались документы.

Читать также — Первая встреча с ребенком

Так как мой ребенок был истощен из-за сложностей кормления и других особенностей развития, я все время хотела ее накормить.

Это бич всех приемных мам на этапе знакомства. Накормить, бесконечно обнимать, целовать ушки, щечки и т. д.

Выходя за ворота детского дома, я традиционно рыдала. Я выплакала весь лимит слез за год. Я считала дни и после каждой встречи, звонила с отчетом домой Тимуру и бабушке с дедушкой.

Разговор начинался их вопросами: «Кристина съела яблочко? Она выпила сок? Как она смогла прожевать печенье?» … и бесконечные фотографии в телефоне. Мой сын и мама получали ежедневно фото и видео прогулки: «А вот мы на горке», «А вот Кристина на качелях». Мне казалось, что я не должна упустить ни одного момента, и все это отсылать своей семье. Сейчас смешно вспоминать.

— Вас диагнозы будущей дочки не испугали?

— О них подробно рассказал региональный оператор, ничего не утаив. Диагнозы меня пугали частично, но это ничего бы не могло изменить после первой минуты знакомства.

Меня эти диагнозы и сейчас пугают, но это мой ребенок. Я пугаюсь и иду дальше, борюсь, как могу.

Часть диагнозов удалость снять, но те, что остались, оказались серьезнее, чем я думала. Все-таки 5-я группа здоровья — это не просто.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Считаю, что к этому нельзя быть готовой. Никто не знает, что будет дальше со здоровьем, с чем придется столкнуться. И свои силы нельзя рассчитать.

— Ваши впечатления о детском доме, почему дети не должны жить там?

— В детском доме меня поразила тишина. Да, как и всех, кто в них бывал. Для себя я решила, что это место, где жил мой ребенок.

И что бы я ни думала о детском доме, это часть системы. В любой системе нет места человечности, там функционал и инструкция. Потому что в детском доме в ребенке угасает радость и остается только инстинкт выживания.

Плохо, когда твоя душа ни в ком не отражается; ничьи глаза не смотрят в тебя, и ни для кого ты не единственный.

— Первые дни дома – какие они были? Как Кристина привыкала к тому, что теперь есть люди, которые интересуются ей, заботятся о ней?

— Первые дни дома были наполнены суетой, смехом, какой-то беготней.

Ну, как будто новый жилец въезжает, и все пытаются обустроить его быт. Бегали по магазинам, что-то докупали, потому что постоянно оказывалось, что чего-то у ребенка нет.

Дома, в семье Кристина чувствует любовь, заботу, безопасность.

Никаких негативных эмоций, истерик не было.

Кристина отказник с рождения, попала в семью в 4,5лет. Конечно, с первого дня она боялась ВСЕХ бытовых приборов, особенно фена и стиральную машину.

Мы не привыкали как-то особенно, просто сразу стали все вместе жить, и все.

— Родные сразу приняли Кристину?

— На этапе сбора документов мне пришлось трудно с моими родными.

Сыну понадобился год, чтобы сказать, что он согласен на то, что в семье будет маленький ребенок.

Я страдала и ждала, когда он будет готов. Мы говорили о будущем, о его чувствах. Я не хотела ранить его, но я знала, что согласие от него в итоге я получу, потому что он меня очень любит и принимает мои желания, как нечто важное.

Мнение остальных меня не волновало, но родственники приняли появление Кристины, как удивительную данность.

— А вы как адаптировались к новой для себя роли приемной мамы? И как адаптировалась дочка?

— У меня нет осознания момента адаптации, я его не заметила. Это, скорее, связано с тем, что множественные особенности здоровья требовали срочного лечения.

Читать также — Адаптация приемного ребенка: четыре возраста и четыре стадии

Постоянный страх, что я упускаю время в ее реабилитации и лечении, не давал погрузится в адаптацию.

Очень тяжело было соприкасаться с ее одиночеством, тоской. Кристина долгие месяцы была в семье, и в то же время сама по себе.

Одинокая девочка, которая привыкла быть одна. Она забывала обо мне, о том, что можно попросить помощи.

В магазинах она не просит игрушек, не ощущает, что ударилась, и ей больно. Мне было больно это видеть. И она долго не умела плакать.

У Кристины адаптация выразилась в длительной бессоннице, это затянулось на три месяца, сейчас мы все нормализовали.

Мы с Кристиной сразу стали друг другу необходимыми. По разным причинам, но она меня сразу выбрала самым главным человеком и до сих пор не отступает от этого понимания моей функции в ее жизни.

Ничего сложного в бытовом уходе, кроме особенностей пищевого поведения, для меня не было.

То, что это мой ребенок, я поняла сразу и считаю так и сейчас.

— Быть приемной мамой непросто, а быть приемной мамой особого ребенка еще сложнее. Бывают очень тяжелые моменты? Как справляетесь?

— Когда мне хочется рыдать, я с удовольствием это делаю) Это первое правило приемного родительства.

Руки не опускаю из-за того, что я ответственный человек. Я не могу подвести своего ребенка и бросить ее лечение, хотя мне трудно даются постоянные посещения поликлиник, больниц.

Читать также — Вы готовы принять особого ребенка? 10 вопросов для самооценки

Но я верю, что мы справимся. За помощью я не обращалась ни к кому, но мне очень комфортно делится своими мыслями и переживаниями на форуме приемных родителей.

— Спасибо вам за то, что поделились своей историей. Вы читаете истории приемных семей на нашем сайте? Какие вам близки, может быть?

— Да, я читаю на сайте фонда истории семей.

Выбираю тех, кто раскатывает про принятие отказников, а еще про то, как в семью взяли именно девчонок, потому что эта тема мне близка.

— Что бы вы посоветовали будущим приемным родителям, которые только готовятся взять детей в семью?

— Я считаю, что каждый сам знает, как для него лучше. Но могу сказать, что четко поняла важный момент:

«Если бы я струсила, побоялась множества диагнозов и ориентировалась на мнение людей о Кристине, и не взяла бы ее, то это была бы ошибка, которая мне бы дорого стоила. Я могла бы взять другого ребенка без проблем по здоровью, но тогда бы у меня была сложная адаптация, долгое привыкание и другие проблемы. То, что я выбрала ребенка, который откликнулся в душе с первой минуты, было одним из самых правильных решений в моей жизни».

Фото — из семейного архива Бегловых.

Дизайн — Юлия Добровольская.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

3 комментария

  • Ольга

    Когда хочется мне рыдать, я с удовольствием это делаю))) золотые слова! Очень! Понимаю!

    28 апреля 2022
    • Вика

      Еще помогают бесплатные консультации от психологов фонда Измени одну жизнь. У меня была одна консультация с Джессикой Франтовой. Изумительный психолог которая направляет приемного родителя когда ему совсем уж навыносимо. Хотя надо бы и рыдать попробовать))

      29 апреля 2022
      • Юлия

        Полностью согласна)) Джессика Константиновна спасает нас с мужем уже 2 год! Даже момент, когда совсем сложно, теперь звучит как «кажется, пора поговорить с Джессикой»)))

        2 мая 2022