Муж и сын оказались не готовы к приемному ребенку. Разговоры - это одно, а реальный малыш и утонувшая в нем жена и мама - другое.

Марина Лазарева взяла из детского дома мальчика с особенностями развития. Приемная мама приложила множество усилий для того, чтобы усыновленный младший сын Дима научился сидеть и ходить. Муж Марины не выдержал адаптации, супруги развелись. Об этом приемная мама рассказывает в интервью фонду «Измени одну жизнь» и в своем блоге в Инстаграме.

Марина с сыновьями.

Сделаем что-то доброе

У меня двое сыновей, и я давно хотела взять девочку из детского дома. Однажды я увидела в Инстаграме фото сирот, брата с сестрой, и задумалась о том, сможем ли мы забрать их домой.

Читать также — 5 шагов к принятию ребенка в семью

Картинка в голове сложилась гармоничная, и я без надежды на согласие предложила рассмотреть такую возможность мужу. Он пару дней подумал и вдруг сказал: «А, давай! Хоть что-то доброе сделаем в жизни!»

Я стала читать о приемных семьях, подписалась на блоги приемных мам, смотрела тематические фильмы и в какой-то момент просто утонула в этом потоке информации.

Дима в доме ребенка.

Я смотрела на малышей, которые укачивают себя сами и не плачут по пустякам, ибо это никому не интересно. Я видела, что дети в системе – это какие неправильные, послушно-удобные дети. А глаза, какие у них глаза!

Смогла бы я?

Самым грустным было осознание того, что многие дети с особенностями развития могли бы абсолютно нормально развиваться в семье. Но в системе развиваться нет стимула!

Читать также — 6 вопросов приемных родителей главному психиатру Москвы

Когда я читала рассказы приемных мам и видела чудесные преображения детей из системы в их семьях, то понимала, что мой мир никогда не станет прежним.

Я вглядывалась в этих женщин и пыталась понять, что такое есть в них, чего нет у меня? Кто они такие, что не боятся взять ребенка с инвалидностью, неврологией, задержкой, в коляске и другими особенностями? Примеряла их детей к себе и своей жизни: смогла бы я?

На тот момент меня пугало, что я не смогу соответствовать параметрам, установленным законом для опекунов и усыновителей, пугала возможная реакция знакомых, друзей и родственников, адаптация. Огорчало и то, что оформление и поиски длятся очень долго.

Дима едет с родителями домой.

Уже во время учебы в ШПР я узнала о своей беременности, мое эмоциональное состояние в тот момент сложно было назвать стабильным. Но беременность закончилась на 6-ой неделе, и все разрешилось само собой.

«Ребенок с 0 до 6 лет»

Осенью 2018 года, по окончании школы, я собрала все документы и отвезла их в опеку. Заключение было готово через неделю с примерной формулировкой «ребенок с 0 до 6 лет, любого пола, возможно с особенностями здоровья».

Читать также — Вы готовы принять особого ребенка? 10 вопросов для самооценки

Мне сразу показали в базе детей из нашего города, подходящих по этим параметрам. Я хотела именно девочку, но с девочками было сложно, поэтому мне дали направление на нашего Диму.

Почему он? Во-первых, маленький, 6 месяцев, во-вторых, с патологиями, так что очереди за ним не было, и кто если не мы, в-третьих, он был в нашем городе и нуждался в помощи здесь и сейчас.

Поэтому мы решили не бегать за мифической девочкой, а помочь именно этому ребенку найти семью и попытаться его реабилитировать. Плюс с мальчиками мне все уже было понятно.

Первое утро дома.

Когда я увидела его, нигде ничего не екнуло и не потекли слезы. Вот я, вот ребенок, тот, ради которого проделан такой долгий путь сомнений и беспокойства, обучения, сбора документов.

Не розовощекий, упитанный, улыбающийся малыш, тянущий ко мне ручки с надеждой, а мальчик без чувственных реакций, без запаха, без радости, без страха. Его просто вынесли незнакомой тетке и оставили с ней. Ноль эмоций. Просто рефлексы.

Держать Диму на руках было практически нереально: прижиматься ко мне он отказывался, откидывался назад, отталкиваясь ручками, и сползал, как будто складывался, вниз.

Сейчас я думаю, как хорошо, что мои чувства в тот момент были отключены. Для принятия решения нужна была холодная голова, иначе страх одержал бы верх над жалостью.

В группе крутились около меня с вопросами: «Ну как?» Я молчала. Я была в шоке. Нужно было принять единственно правильное решение. Тяжело решать, чью-то судьбу.

В первый приемный день подписала согласие


Домой я пошла пешком, чтобы спокойно подумать, потом позвонила в опеку и сказала, что согласна на 70%. Впереди были выходные дни, время переварить. В первый приемный день подписала согласие.

Диме один год, он уже шесть месяцев живет в семье, дома.

Первые дни с Димой дома я ощущала себя, как будто это я его родила и принесла из роддома, разве что моя физическая форма никак от этого не пострадала. Он был маленький, с большим недобором веса и развития. В свои 6,5 месяцев выглядел на 1-2 месяца.

Читать также — Приемный ребенок в семье. Что дальше?

Через неделю мы угодили в больницу с бронхитом. Я связываю это с тем, что на Диму обрушилась лавина незнакомых микробов в новой, непривычной атмосфере. Но и забирали мы его с небольшим кашлем.

Муж был не готов к адаптации

Моя адаптация длилась один день, потом было не до нее. Муж и сын оказались не готовы к приемному ребенку. Разговоры – это одно, а реальный приемный ребенок и утонувшая в нем жена и мама — другое.

У Димы так таковой адаптации не было вообще, только несколько эпизодов с истериками, когда он словно пытался выплеснуть через крик то, что накопилось в домике. Сын постепенно принял Диму, старший сын с нами уже не живет, а вот с мужем начались конфликты из-за недостатка внимания, и спустя год мы развелись.

В год и пять месяцев Дима пошел сам!

Дима с братом в аквапарке.

У Димы была 3 группа здоровья, множество диагнозов и неблагоприятный прогноз по развитию.

Читать также — 4 главных вопроса о группах здоровья детей-сирот

Вердикт был таков, что ходить он не будет, хотя по диагнозам, написанным в карте, этого заключить было нельзя.

Несмотря на это, дома он начал стабильно развиваться: держать голову, переворачиваться, ползать. Сел в год и месяц, а в год и пять пошел сам!

Это, конечно, стоило нам определенных усилий. За тот год мы немало потрудились, потратили кучу материальных и моральных ресурсов, чтобы вытащить ребенка из тьмы забвения и дать ему возможность нормально развиваться, а именно:

Побывали у:

— двух остеопатов — 6 сеансов (платно) — была ли польза?

— пяти неврологов, из них 2 платных, в итоге нашли платного, но достойного, внимающего и заинтересованного в успехе;

— гастроэнтеролога — платно в Самаре;

— кардиолога плюс две эхокардиографии, частично платно в Самаре;

— троих ортопедов, один и лучший для нас – платный;

— двоих офтальмологов — бесплатно, но один из них в Самаре;

— логопед, психолог, физиотерапевт, педагог раннего развития, лор, хирург и педиатр.

Проделали к настоящему дню:

— 60 сеансов массажа (6 курсов), 4 из них платно;

— 20 сеансов логопедического массажа, 12 из них – платно;

— 17 сеансов КВЧ-терапии (крайне высокочастотная терапия — использование в медицинской практике электромагнитных волн);

—  64 сеанса СМТ-терапии на разные зоны (такой вид терапии помогает быстро доставить лекарственный препарат к очагу патологии);

— 25 раз электрофорез на спину и шею;

— 6 курса уколов для мозгового кровообращения;

— 2 курса ЛФК по 10 раз;

— ходим в бассейн с тренером, учимся плавать, нырять;

— курс кондуктивной педагогики;

— 2 УЗИ головного мозга и тазобедренных суставов;

— 3 рентгена: грудной клетки, позвоночника и ног;

— ЭКГ и ЭЭГ дважды;

— анализы крови на ВИЧ, гепатиты, ЦМВ и прочие.

Марина с Димой. Первое лето дома.

Кроме этого, болели 4 раза бронхитом и так, «по мелочи». Выросли на 30 см и поправились в 2 с лишним раза, причем 90% веса и роста пришли в последние 6 месяцев дома. Вырастили 16 зубов. Встали и пошли!

Чудесная сказка

Тем временем у Димы с моим кровным сыном сложилось полное взаимопонимание. Дима вообще всех умиляет и удивляет. Оглядываясь назад, я вижу, что, несмотря на все сложности, реальная жизнь с приемным ребенком намного лучше, чем я себе это представляла.

Когда я смотрю на результат и на фотографии «до», это очень вдохновляет. Я вижу, как на моих глазах разворачивается чудесная сказка, в которой жалкий, худой воробышек превращается в разумного очаровательного ребенка!

Дима всех умиляет и удивляет.

Его умение быть упорным в достижении цели, не унывать, идти вперед, несмотря на прогнозы и предостережения, жить вопреки капризам природы, погоды и общественному мнению, просто восхищает.

И я по-прежнему хочу девочку, возможно, через пару лет, постарше, но чтобы она была младше моих детей.

Если вы думаете о приемном ребенке

Я советую хорошо подумать и ответить себе честно на несколько вопросов:

  • Что будет с ребенком, если семья распадется? Вернете?
  • Что произойдет, если не будет результата реабилитации или он не оправдает других ожиданий? Вернете
  • Готовы ли вы посвятить свою жизнь этому ребенку в ущерб себе и своим детям, если потребуется?

Эти вопросы часто задают в опеке кандидатам, и они обижаются. Но это реальность, хорошо, если есть ответы и понимание всей ответственности на берегу.

Как можно помочь детям-сиротам найти родителей?

Для начала обратить внимание общества на детей-сирот и объяснить, что проблема существует и что недостаточно дарить таким деткам подарки на Новый год для успокоения своей совести.

Необходимо, чтобы общество воспринимало приемную семью как норму.

И, конечно, сложно переоценить то, что делает  фонд «Измени одну жизнь». Например, Димина фотография в базе была далека от реальности, а видеоанкеты у него не имелось. Если бы у него была видеоанкета, она бы лучше отразила все его очарование.

Читать также — блог Марины Лазаревой на сайте фонда «Измени одну жизнь»

Все фото — из семейного архива Марины Лазаревой (Винокуровой).

Помогите детям и родителям найти друг друга и больше не потерять – поддержите работу нашего портала!

Поддержать портал

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!