В 2015 году Наталья и Виктор Белоусовы переехали из Москвы в Вологодскую деревню. Детей родить им так и не удавалось, а ЭКО супруги делать не хотели.

Виктор предложил жене усыновить ребенка. О том, как дальше развивались события, Наталья рассказывает в интервью фонду «Измени одну жизнь» и в своем блоге.

«Мы переехали поближе к школе и детсаду»

После того, как муж предложил взять ребенка, я сказала, что не против. Только почему-то думала, что буду готова к этому лет через пять-десять. Но уже на следующей неделе муж сказал, что надо идти в органы опеки по месту жительства, чтобы узнать какие документы потребуются для усыновления.

Наталья с мужем  вместе решили растить приемных детей, уговаривать никого не пришлось.

Так как мы жили в глухой деревне Вологодской области, где совсем нет детей, живут одни пенсионеры, где давно не ходят школьные автобусы, нет ни больницы, ни детского сада, мы даже не рассчитывали на положительный результат.

Однако в опеке нас встретили приветливые сотрудники, они уверили нас в том, что наши деревенские условия совершенно нормальны для этих мест.

Мы начали сбор документов, а со временем поняли, что переехать нам все-таки придется, что мы и сделали, оказавшись на 40 км севернее, в чуть более населенной деревне, ближе к школе и детскому саду.

«Даня забронировал билет в нашу семью»

У нас с супругом тот удивительный случай, когда оба не видят проблемы в том, чтобы воспитывать приемных детей. Я всегда думала над этой темой, а Витя еще на этапе знакомства говорил, что непременно хотел бы воспитывать детей из детского дома. Проходя ШПР, мы выяснили, что никаких страхов у нас нет, а все мифы для нас так и оставались мифами.

Больше всего меня веселил миф о наследственности: над моей наследственностью можно было бы слезы проливать, тем не менее, на сегодняшний день я не имею дурных привычек.

Наши родители — прекрасные люди. Их тактичное отношение к нам и к нашему решению взять приемных детей очень нас поддержало.

Читать также — 5 навыков будущих опекунов и усыновителей

А вот ребенка мы искали очень долго. У нас постоянно что-то не получалось. Изначально мы хотели брать в семью не малыша, а ребенка от десяти лет. Однако органы опеки настояли на том, чтобы мы задумались о детях от трех до пяти.

Супурги переехали в другую деревню, поближе к саду и школе, ведь теперь это нужно для их сына. 

Я понимала их переживания, ведь подростковый возраст — это сложный период, а мы, не имея опыта, могли бы не справиться и однажды вернуть ребенка. Но как мы ни пытались доказать, что это не про нас, свои слова нам нечем было подтвердить. Зато так был забронирован билет в нашу семью четырехлетнему Даниилу.

«Я боялась маленьких детей»

Опыта общения с маленькими детьми у меня не было, и, признаюсь, я их боялась, хотя благодаря учебе в ШПР хотя бы знала, чего ожидать. Забегая вперед, скажу, что все эти сложности настигли меня почти с первых же дней. Одно дело — грудничок, с которым плавно переходишь к осознанию, кто такой ребенок, или человек лет десяти, который уже понимает слова. Другое — вечно лезущий в опасные места непонятный маленький человек, к которому нужен особый подход. Таким и оказался наш сын.

Понять, как себя с ним вести, мне удалось не сразу — я больше всего боялась навредить ему, как-то ранить Даню в первый и самый сложный период нашей жизни…

Даниила я увидела на видео в одной из групп детей-сирот, и он мне очень понравился. Хотя с момента записи видео прошло больше четырех лет, мне было достаточно информации, чтобы понять, что собой представляет этот ребенок.

«Момент встречи – как рождение»

В феврале 2019 года мы поехали знакомиться с ним в другой город. По дороге мой муж сказал: «Ну, я не знаю, что там с ним такое должно быть, чтобы мы проехали тысячи километров туда и обратно просто для того, чтобы поздороваться».

Момент встречи — как рождение. Ты еще не знаешь, сколько проблем нужно будет решить, еще не знаком с адаптацией, а бумажная волокита, как тебе кажется, почти вся за плечами. И вот он самый волнительный и светлый момент — знакомство.

Папа и сын быстро подружились. 

Мы зашли в комнату и ждем, когда к нам приведут Даню. В коридоре слышится: «Не пойду!» Но воспитатель уговаривает, и ребенок заходит. Он в этой комнате впервые и шарит глазами по полкам, игрушкам — столько всего!

Первые десять минут я не могла вымолвить ни слова: в горле комом стояли слезы. Супруг тем временем расспрашивал ребенка о чем-то…

Очень хотелось потрогать Даню, взять на руки, да хотя бы  дотронуться до него, но не хотелось его пугать. Сам он на контакт не шел. После встречи мы с супругом, не договариваясь, спросили: «Когда можно его забрать домой?»

«Медовый месяц длился один день»

Примерно через месяц Даня был у нас дома. Наш медовый месяц оказался одним днем. Выходные мы провели втроем, а в понедельник супругу надо было выходить на работу. Он до сих пор вспоминает мой испуганный взгляд в воскресенье вечером, когда я передавала ему ребенка чуть ли не со слезами на глазах, говоря: «Я его боюсь».

Даня чувствовал себя дома замечательно с самых первых дней. Он такой человек, что везде чувствует себя хорошо, лидер с волевыми качествами. У супруга тоже практически не было никаких переживаний и адаптации.

Виктор с первых дней полюбил сына и долгое время не понимал, почему для меня это так сложно. А вот моя адаптация длилась волнообразно и достаточно долго, около полугода.

Первые дни были кошмаром. Даня сразу начал проверять мои границы: бросал в меня вещи, бил, обзывал, угрожал. Все это выглядело немного как в фильме ужасов, когда маленький ребенок еле-еле выговаривает слова, но при этом произносит ужасные, страшные вещи. Именно в эти моменты я не знала, как себя вести.

«Казалось, я черпаю море ложками»

Я уставала от ребенка-юлы, переживала за его жизнь. Он был везде и сразу, раз 15 я ловила его около розеток и с острыми предметами. Проводила много времени с ним, но все равно он отталкивал меня, а вечером бежал к папе. Мне казалось, я черпаю море ложками, выкладывалась эмоционально и старалась угодить, чего, как я думаю, делать не надо было.

По словам Натальи, Даня везде чувствует себя хорошо, он лидер с волевыми качествами.

Сначала я говорила, что отдам все его игрушки и выносила их за порог. Тогда Даня выносил их вместе со мной: привязки у него ни к чему не было, авторитетов тоже.

Он очень боялся Бабы-Яги, волков и постоянно спрашивал об этих персонажах, которыми пугали его в детском доме. Но теперь-то он в семье — не могу же я позволить ему чувствовать себя здесь в опасности?

В поисках границ и доверия

Однако две недели такой жизни расставили все по своим местам, и ключ был подобран. Случайно у одной из приемных мам прочитала о стульчике, на котором ребенку надо посидеть в тишине, и с этого момента наша жизнь стала превращаться в нормальную.

Даня гиперактивный, и провести в бездействии и молчании хотя бы несколько минут для него — самое страшное из всех событий на земле.

Стул, на котором надо посидеть без общения и каких-либо дел, сыну не нравится, он его избегает, старается не нарушать правил, установленных в семье. На начальных этапах это была очень хорошая помощь в воспитании и расстановке границ.

Читать также историю усыновления и советы по воспитанию гиперактивных детей — Юлия Осторожная: «Сын сказал нам: «Я вас ждал»

Сейчас, спустя девять месяцев, у нас появилось послушание, авторитет, границы, а еще доверие, любовь, дружелюбное общение и понимание причинно-следственных связей.

«У любви свои сроки»

Всему свое время. У любви тоже есть свои сроки. Хорошо, что в реальности все оказалось лучше, чем я себе представляла. Самыми трудными были первые три месяца, когда ты ищешь подход, узнаешь человека и стараешься его полюбить.

Наталья с мужем планируют взять еще детей в свою семью.

И ни одно из действий нельзя назвать ошибкой. Я готовилась к более долгим срокам адаптации (три-пять лет), на возникновение привязанности тоже закладывала не меньше года. В результате же сложный период у нас закончился спустя шесть месяцев.

Сейчас, когда адаптация позади, нам опять захотелось взять ребенка: хочется снова увидеть перерождение совершенно чужого человека в твоего любимого. Выбирать его мы не будем, так как первый опыт показал: не мы выбираем – посылает Бог.

Людям, думающим об усыновлении ребенка, я бы посоветовала посмотреть фильмы, почитать статьи на эту тему — не о счастье, а о сложностях. Это один из лучших способов подготовиться. Также надо пройти школу приемных родителей: она поможет разобраться с вашей мотивацией и даст ответы на многие вопросы.

Все фото — из семейного архива Белоусовых. 

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!