Марина Глазкова
Марина Глазкова 9 августа 2019

Екатерина Зимарева: «Искали девочку, а взяли в семью пятерых ребят»

1
1478
3

Матушка Екатерина и протоиерей Андрей Зимаревы из Краснодарского края, родители троих кровных детей, хотели взять в семью девочку до пяти лет. На сайте фонда «Измени одну жизнь» Екатерина увидела видеоанкеты сначала троих, а потом еще двоих подростков. Многодетная мама рассказала в интервью нашему фонду, как видеоанкеты помогают детям найти родителей, и почему надо слушать свое сердце, а не верить сухим характеристикам.

Как от мечты перейти к «активным действиям»

Наше приближение к теме приемной семьи началась с того, что мы около трех лет воспитывали племянницу, так сложилась жизненная ситуация, мы просто оказались вовремя рядом. Когда девочка вернулась к родителям, я ощутила, что у меня появился внутренний ресурс взять ребенка из системы.

Однако мой супруг пришел к этому не сразу: он боялся, что не сможет полюбить чужого ребенка и принять его как своего. У нас было трое кровных детей, и он надеялся, что мы родим еще, но время шло, а этого не происходило. Тем временем я читала мужу книги Людмилы Петрановской за ужином и в любой свободный момент, и это помогло ему разобраться в своем отношении к этому вопросу.

Мы с мужем всегда были единомышленниками, поэтому, взяв благословение у нашего духовного отца, перешли к «активным действиям». Окончили ШПР, построили большой дом, потому что до этого жили не в тех условиях, которые бы позволяли брать приемных детей.

Мы тогда не думали, что наша семья станет настолько большой, как получилось в результате.

Как и многие кандидаты, мы хотели взять в семью девочку до пяти лет, а когда в ШПР рассказывали о подростках, я просто пропускала эти лекции мимо ушей. Но наши дети просили, чтобы мы взяли в семью их ровесников, поэтому я и заинтересовалась темой подростков, много общалась с семьями, которые взяли ребят старшего возраста, и, наконец, мы решили попробовать.

Как видеоанкеты помогают детям

Мы увидели видеоанкету наших будущих детей на сайте фонда «Измени одну жизнь». Егору было 12 лет, Яне — 10, Полине – 8. Их старшей сестре Эмилии, которая, в итоге, захотела остаться в детском доме, было на тот момент 16 лет. Так, ребята были практически ровесниками наших кровных детей: Федору было 15, Александре – 12, а Николаю – 10.

Ярославская опека встретила нас гостеприимно, детский дом оказался небольшим и даже уютным. Когда я увидела своих будущих детей, они показались мне очень маленькими для своего возраста, худыми и бледными. В детском доме они провели полтора года, так как их родителей лишили родительских прав из-за алкоголизма.

По видеоанкете мы поняли, что дети живые и общительные, так это оказалось и в действительности. Мы познакомились, поговорили и погуляли с ребятами. Общаться было легко, мы чувствовали себя комфортно в обществе друг друга.

ПОМОГИТЕ  ДЕТЯМ-СИРОТАМ НАЙТИ РОДИТЕЛЕЙ

 

Опека была готова отдать нам детей на гостевой режим на осенних каникулах. В ожидании встречи мы доделали ремонт в доме и купили дополнительные кровати. Дети прожили у нас 10 дней,  и им уже не хотелось возвращаться в детский дом, за исключением лишь старшей сестры. Однако ребятам пришлось на один день вернуться в учреждение, пока опека оформляла документы.

Егор, Яна и Полина переехали к нам в ноябре 2018 года. Кровных детей мы подготовили к появлению новых сестер и брата, рассказывали о том, как тяжело живется ребятам в детских домах, почему они туда попадают, чем отличаются от своих сверстников, выросших в семье.

Яна, Полина и Саша с Екатериной. Яна и Полина — месяц  в семье.

Дети сразу стали называть нас «мамой» и «папой». Первое время они все время проверяли, есть ли шампунь в ванной комнате и колбаса в холодильнике, «отмокали» в ванной, уплетали вкусняшки и никуда не хотели выходить из дома.

Высокая тревожность ко всему новому у детей сохраняется и сейчас.


Они долго держались и старались вести себя хорошо, но через три месяца началась адаптация, которая продолжается до сих пор. Когда они успокоились и привыкли, мы начали вводить семейные правила и традиции, что стало вызвать у них сопротивление.

Первые серьезные проблемы начались, когда мы попытались составить график дежурств. Тогда Егора накрыло по полной программе, и мы поняли, что пока это делать рано. При этом православные традиции нашей семьи они восприняли легко и сразу, стали ходить вместе с нами храм.

«Зачем вы нас забрали из детского дома?»

Дети оказались очень депривированными. У них большие сложности с учебой, и они ходят в классы не по возрасту. Спустя два месяца дома они согласились взяться за букварь, но каждый раз уроки чтения предваряются слезами и нежеланием заниматься. У них слабая память и маленький словарный запас, они не знают значения простых слов. К примеру, фраза: «Принеси пару огурцов» вызывает у них недоумение.

Яна и Полина — полгода в семье.

С другой стороны, они достаточно социализированные, приветливые и активные, заботливые и внимательные. В ответ ты получаешь от них очень много добра и любви, но, когда обостряется адаптация, накрывает их очень сильно. Любые замечания в их адрес вызывают продолжительные и частые истерики.

Полина на эмоциях может сказать: «Зачем вы нас забрали из детского дома? Там было хорошо!» Когда девочка успокаивается, говорит: «Я знаю, зачем вы нас забрали! Чтобы любить».

Характеристика не понадобилась

Когда Егор, Яна и Полина оказались у нас, я по привычке продолжала смотреть базу и нашла там мальчика Диму, который похож на друга моего младшего сына. У него оказалась взрослая сестра Татьяна, красавица и умница.

В видеоанкете фонда «Измени одну жизнь» девушка рассказала о своих жизненных планах. Мне очень захотелось помочь этим ребятам, но было тяжело на это решиться, особенно на фоне адаптации недавно появившихся в семье детей, однако мы решили попробовать.

На Таню мы получили плохую характеристику от регионального оператора, нам долго не хотели ее отдавать из интерната. В результате на весенних каникулах нам все-таки удалось взять Таню с Димой домой. Оказалось, что дети просто замечательные, а характеристика, данная региональным оператором, не соответствовала действительности.

Таня и Дима с родителями после гостевого режима.

Брат с сестрой неожиданно быстро влились в «детский коллектив». Таня с удовольствием нянчилась с младшими. Но с их появлением у первых приемных детей усилилась адаптация, которую, я надеюсь, мы скоро преодолеем.

Дети меня очень сильно изменили: я стала мудрее, терпеливее, стала проще относиться ко многим вещам.

«Вам тяжело, но детям еще тяжелее», — часто вспоминаю я слова Людмилы Петрановской. Это сейчас девиз нашей семьи.

Я очень много времени уделяю и кровным детям, обсуждаю с ними возникшие проблемы. Они не привыкли к тому, как общаются наши приемные, которые часто дерутся между собой, объясняю, откуда это и что это со временем пройдет.

«Нас так много, мы все вместе»

Несмотря на все сложности, мы просто наслаждаемся тем, что сейчас нас так много, что мы все вместе. От приемных детей получаешь гораздо больше, чем даешь им. Это чувство полноты и счастья от того, что мы с мужем осознали и выполнили одно из своих предназначений в жизни – стать родителями большой семьи.

«Вам тяжело, но детям еще тяжелее» — слова Людмилы Петрановской стали девизом семьи Зимаревых.

Дети очень меня поддерживают и говорят мне: «Мама, у тебя все получится, ты самая лучшая». Супруг добавляет: «У матушки с каждым ребенком появляется все больше и больше сил».

Отдельное спасибо хочется сказать фонду «Измени одну жизнь» за прекрасные статьи на сайте: из них мы узнаем о жизни других семей и находим для себя много полезного, а видеоанкеты помогают лучше узнать ребенка уже на расстоянии.

Все фото — из семейного архива Зимаревых.

3 комментария

  • Татьяна Перякина

    Помоги, Господи!

    12 августа 2019
  • Нина

    Я восхищаюсь отцом Андреем и матушкой Екатериной!
    Столько любви в их глазах и заботы к детям!
    Мира, Добра и Любви вашей семье!
    Бог в помощь!??

    9 августа 2019
    • Иоланта Качаева

      Нина, спасибо вам за добрые слова! ПРиемным родителям очень важна поддержка!

      10 августа 2019