«Позже муж сказал, что у него «екнуло», когда наша будущая дочка вцепилась ему в бороду и стала перебирать ее пальчиками. А самое удивительное в том, что Николина с Сергеем просто одно лицо», — рассказывает в интервью  фонду «Измени одну жизнь» и в своем блоге  Мария Фоминцева из Ханты-Мансийского автономного округа. Многодетная мама вместе с супругом  воспитывают троих детей, двое из которых — приемные.

Супруги воспитывают старшего сына Марии — Тимофея и двух приемных детей — Николину и Славу.

Был один страх — не справиться

Тема усыновления никогда не была чужда моей семье. Какое-то время в детском доме провел мой отец. Когда детей стало нечем кормить, мать сдала их в приют, и папа много об этом рассказывал… Потом моя двоюродная сестра взяла двух мальчишек из детского дома. И я дала себе слово, что помогу обрести семью хотя бы одному малышу, оставшемуся без родителей.

ПУСТЬ  ДЕТИ-СИРОТЫ НАЙДУТ РОДИТЕЛЕЙ

 

Наш с мужем Сергеем путь к приемной семье начался традиционно — с учебы в ШПР. Я зарегистрировалась на форуме «В семью!», читала много книг по теме приемства и делилась прочитанным с мужем. Когда мы думали о приемной семье, страх у нас был только один — не справиться.

На поиски уходило по несколько дней

Так случилось, что мы взяли двоих приемных детей, и оба раза на их поиски уходило всего несколько дней. Когда мы искали нашу дочку, конечно же, как это часто бывает, у меня была «путеводная звезда», ради которой я хотела быстрее собрать документы, и, конечно же, эту девочку к моменту получения заключения забрали в семью.

Николина в ожидании мамы.

Два дня я обзванивала опеки, съездила в Екатеринбург и Тюмень, брала направление на двух девочек, но ни с одной мне не удалось встретиться. Одна девочка лежала в стационаре, и у нее подтвердился диагноз, к которому мы не были готовы. Вторую девочку посещал ее кровный отец и вскоре забрал дочку. После этого я узнала, что в нашем регионе в доме малютки есть девочка Николина, и мы с мужем тут же поехали к ней.

Как дочка растрогала папу

…Мы сидели в огромном кабинете главного врача, нам зачитали диагнозы и принесли годовалую крошку. Она весила семь килограммов, а ее рост был 67 сантиметров. Много чего еще говорил главврач, но я уже его не слышала. Я взволнованно держала на руках девочку и лихорадочно соображала, сможем ли мы справиться…

Меня спас муж: через 15 минут общения он спросил у врача, где нужно поставить подпись.

Сергей говорил потом, что у него «екнуло», когда дочь вцепилась ему в бороду и стала перебирать ее пальчиками. А самое удивительное в том, что они с мужем просто одно лицо.

Николина в семье.

У мужа нет кровных детей, поэтому для него появление приемных было как рождение своих. Когда мы привезли дочку домой, муж тихо плакал у детской кроватки.

Сергей взял отпуск, я учила его, как заботиться о ребенке, кормить, укладывать спать, переодевать, играть, гулять.

Мы были неразлучны месяц, перестраивали свой быт и распорядок дня.

Славика покорила машинка

Когда мы получили заключение во второй раз, я начала, как обычно, обзванивать регионы, и в одном из них мне вдруг предложили мальчика со второй группой здоровья, но немного старше того возраста, который я предполагала.

Когда мы познакомились со Славиком, я узнала, что мальчику диагностировали аутизм под вопросом (это заставило нас намного дольше принимать решение). Ему было два года, из которых год он прожил с кровной матерью и год — в доме малютки. Это был упитанный, своенравный малыш. Слава боялся мужа, а ко мне подошел уже минут через 10 после нашего знакомства. Мы привезли с собой машинку, она и покорила его сердце.

Славик прожил год в кровной семье, год в системе.

Потом было ещё две встречи, Славик уже активно играл с Сергеем в машинки. После я приезжала на встречу с ним одна, мы ходили гулять, и я записывала видео. Эти видео я отправляла знакомым дефектологам и психологам, чтобы убедиться в том, что прекрасно видела сама: у Славика нет аутизма. Впоследствии это подтвердилось.

После семейного совета, через шесть дней после знакомства, мы приняли решение подписать согласие и забрать Славика из системы.

Первый месяц я сидела с ним дома сама, мы исследовали квартиру, игрушки, еду, одежду, гуляли, а Сергей много времени проводил на работе.

Реальность нас не разочаровала

Если с дочкой конфликтных ситуаций, как таковых, не было, мы были счастливы и испытывали эйфорию, то с сыном все было сложнее, так как его своенравный характер давал о себе знать. Мы старались решать конфликты, как рекомендовали психологи, не изобретали велосипед. С дочкой адаптации не было вообще. С сыном, я думаю, она еще не закончилась.

Сейчас Славику три года,  и Николинке — четыре. 

К сожалению, у дочки значительные проблемы со здоровьем. Мы с ней уже несколько раз лежали в больницах, ежегодно делаем обследования, в том числе и платные, чудом избежали операции. Проходим реабилитацию каждые три месяца, я полностью посвящена ей.

Когда мы готовились к усыновлению, у нас, к счастью, не было идеалистических представлений: мы знали на что шли, поэтому и реальность нас не разочаровала. Важно и то, что мы принимали все решения вместе с мужем и обсуждали их на семейном совете. Сейчас я знаю только одно: это мои дети, я их родила, и никогда никому ни за что не отдам.

Моя сила — это моральная поддержка Сергея, моей мамы и старшего сына. Моя мама очень любит внуков, заботится о них, и свекровь тоже принимает посильное участие в их жизни. А самое главное — это успехи детей, снятие диагнозов, детские улыбки и смех, главные слова: «мама» и «папа»!

Тема усыновления не была чужда семье Марии.

Совет будущим приемным родителям

Если вы хотите взять приемного ребенка в семью, надо понимать, что на никто не даст гарантии, что ваша жизнь с ним сложится безоблачно. Просто осознайте, что сейчас вы рождаете ребенка сердцем и рождаете навсегда.

После этого его нельзя будет вернуть, если он вам не понравится. Счастья вам на пути к усыновлению!

Все фото — из семейного архива Фоминцевых.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!