Мы публикуем окончание рассказа, главным героем которого стал маленький мальчик Макар. Как вы думаете, что ждет в будущем этого ребенка? Поделитесь, пожалуйста, своими мнениями в комментариях.   

На самом деле, эта история реальна, но случилась она много лет назад. Я не только услышала рассказ, но и некоторым образом, совсем краем, прикоснулась к этой истории. Я изменила многие подробности, перенесла ее в день сегодняшний, поменяла данные так, что папа, до сих пор человек вполне известный в некоторых кругах, никогда себя не узнает, потому что в этой истории многие несущественные детали просто придуманы мной. Таким образом, получился художественный рассказ. Но главного ужаса, лежащего в основе этой истории, это не отменяет — это было на самом деле. Все имена изменены, диалоги вымышлены, совпадения с реальными персонажами случайны.

Читать первую часть рассказа. 

Часть 2.

Макарку поселили в ясельную группу. Каждый вечер, когда других детей родители увозили домой, малыш оставался один. По ночам он долго и безудержно плакал. Ночная нянечка, тетя Света, все чаще стала переносить мальчика в свою комнату, где жила с поварихой Катей. Там Макарка чувствовал себя спокойнее, лучше спал.

Повариха уезжала домой на выходные. А у ночной няни сгорел дом, где она раньше жила со своей престарелой мамой. Маму взяла к себе старшая сестра Светы. А Свете идти было некуда, она фактически поселилась в детском саду, работая без выходных. Лишь изредка брала недельный отпуск, чтобы навестить родных.

К году Макарка научился уверенно ходить, привязался к Свете и даже стал называть ее мамой, каждый день стараясь сбежать из группы в ее комнатку.

Мама Алина в первое время приезжала часто. Потом ее визиты стали становится реже и реже, а в последние полтора месяца и вовсе не приезжала. Правда, деньги на счет детского сада перечисляла исправно.

Надежда директора Анны Петровны на поток богатых клиентов сменилась разочарованием. Она узнала, что никакой новой жены у Геннадия не было, он жил с той, что и 10 лет назад. В своих интервью Геннадий никогда не рассказывал, что у него есть иные дети, кроме тех, что пестрели на обложках журналов. В какой-то момент Анна Петровна даже усомнилась, не обманула ли ее Алина, что это сын Геннадия, но, глядя на Макарку, точную копию отца, ее сомнения отступали.

К концу второго месяца, когда Алина перестала приезжать в детский сад, Анна Петровна забеспокоилась. Она решила узнать, как скоро Алина навестит ребенка, но не смогла до нее дозвониться. Поиск в социальных сетях вывел на Инстаграм Алины, где она в купальнике красовалась с пожилым мужчиной на фоне пальм. Были там фото в ресторанах, дорогих машинах, самолетах.

На одной из фотографий был сам Макарка. Под снимком стояла подпись: «Мой любимый сынок. Нам годик! Пожелайте нам счастья». Счастья Алине и Макарке желали активно, и никто не догадывался, что эта фотография была скопирована с сайта детского сада.

***

Шло время. Макар рос, и чем старше он становился, тем больше напоминал своего отца. Мама появлялась редко, привозила щедрые подарки директору и воспитателям, бегло целовала ребенка и исчезала. Судя по внешнему виду и дорогим автомобилям, дела у нее шли неплохо.

Папа тоже навестил сына однажды, приведя персонал в неописуемый восторг. Правда, фотографироваться для доски «Жизнь детского сада» категорически отказался. Он очень настоятельно просил не афишировать его приезд.

Макар скучал. Он уже понимал, что есть другая жизнь. Она протекала там, за забором детсада, откуда приезжали машины с родителями и увозили детей домой. Элю, Катю и Стаса, детей из его группы, забирали каждый день, Ваню и Зою – только по выходным. А его не забирали никогда. И из других групп детей тоже забирали. Он проверял.  В выходные дни ему разрешали бродить по всему детскому саду, заходить в другие группы, брать игрушки. Детей нигде не было.

ДАЙТЕ ДЕТЯМ ШАНС НА ЛЮБЯЩУЮ СЕМЬЮ

 

Пока в саду работала тетя Света, Макару было легче, он искренне привязался к этой женщине. Но однажды тетя Света собрала вещи, расцеловала Макара и навсегда уехала на родину, помогать сестре и больной маме.

Макар затосковал. Он перестал общаться с другими детьми, все больше проводил время в одиночестве, вяло ел и неохотно играл. Некогда пухлые щеки ввалились, под глазами появились синяки.


Штатный педиатр Ирина склонялась к мысли, что это на нервной почве, но, на всякий случай, посоветовала Анне Петровне госпитализировать мальчика для полного обследования.

Директор понимала, что без разрешения мамы ребенка в больницу не примут, поэтому позвонила Алине. Трубку сняли сразу.

— Добрый день, это директор детского сада Анна Петровна. Алина, я хотела с вами поговорить. В последнее время нам не нравится, как выглядит Макар. Надеюсь, ничего серьезного, но он так плохо ест, стал худеть. Температуры нет, ничего не болит, но он такой вялый, бледный, нам бы хотелось его обследовать в больнице.

— Окей, кладите, конечно, раз надо, — ответила Алина. Тревоги в ее голосе Анна Петровна не услышала.

— Дело в том, что госпитализация возможна только вместе с родителем. Вы могли бы подъехать?

— Ой, — удивилась Алина. — Я не могу. Мне сегодня подарили котеночка. Я его сейчас везу на прививку, а потом… Я же не смогу его оставить одного дома? Ну, вдруг он что-то порвет? А я только ремонт сделала. Вы знаете, такие котики, у них ушки висят? Хотите, я вам пришлю фотографию? Он такой милый!

— Но… — Анна Петровна потеряла дар речи. — А как же Макар? Ребенку надо в больницу, вы должны быть рядом! В конце концов, надо подписать документы, что вы согласны на госпитализацию, в больнице без этого не примут.

— Ой, Анна Петровна, ну вы бы могли с ним сами полежать? Я вам заплачу. Если надо будет, передайте трубку директору больницы, я скажу, что я согласна. Вам же правда не будет это трудно, да?

Анна Петровна опешила. В ее многолетней практике подобного не случалось.

— Алина… Алина Викторовна, вы поймите, у меня работа, дети, своя семья. Я не могу полежать с вашим ребенком, при всем моем к вам уважении. Вы не могли бы подъехать? Может быть, вы хотя бы заберете его на пару дней и понаблюдаете за ним дома?

— Простите, но точно не могу, — начала злиться Алина. — Решите этот вопрос сами как-нибудь, пожалуйста, я плачу вам деньги. У вас есть нянечки, положите кого-то с ним. Или пусть сам полежит, один, он уже не маленький. И вообще, я завтра улетаю. Мне еще надо решить, с кем котика оставить. Позвоните мне, пожалуйста, потом, когда его выпишут.

В трубке послышались гудки. Все еще держа телефон около уха, Анна Петровна медленно опустилась на стул.

***

Прошло еще три года. Макару исполнилось 6. Алина появлялась все реже и реже. В последний раз она была в детском саду полгода назад. Анна Петровна безуспешно пыталась до нее дозвониться.

За Макаром в саду как-то незаметно закрепилась кличка «сирота». Анна Петровна, сжалившись над мальчиком, в последнее время стала забирать его иногда на выходные домой. «Пусть хоть жизнь нормальную увидит», — рассуждала она.

До школы оставался один год, и Анна Петровна мучительно думала, что будет с мальчиком дальше. Однако даже самые мрачные ее фантазии оказались далеки от реальности.

В январе платежи за Макара перестали поступать. В первое время это никого не удивляло, задержки случались и раньше. Когда и в феврале оплаты не пришло, Анна Петровна всерьез забеспокоилась. Почти месяц она пыталась дозвониться до Алины по всем телефонам, которые у нее были, писала сообщения в Вотсап, Инстаграм, Фейсбук – везде, где смогла найти аккаунты мамы мальчика.

Ответа не было. Последние фотографии датировались серединой декабря. «Наверное, отдыхает где-то, где нет связи», — успокаивала себя Анна Петровна. Однако ее терзали сомнения, что такие места, где обычно проводит время Алина, могут быть «без связи». Не в тайгу же она уехала на два месяца?

Тревога раскатилась по детскому саду. Даже уборщицы, приходя на работу, первым делом спрашивали, нет ли новостей от Макаркиной мамы. Время шло, но новостей не было. В социальных сетях друзья и подписчики девушки активно обсуждали ее исчезновение.

Кто-то предполагал, что она вышла замуж и навсегда уехала в другую страну, кто-то писал, что в последнее время девушка спуталась с криминальной компанией, кто-то распускал слухи, что она умерла, когда ей делали очередную пластическую операцию где-то за рубежом. Правды не знал никто.

Анна Петровна через цепочку общих знакомых нашла телефон Геннадия, отца, и решила набрать ему.

— Геннадий, добрый день. Вас беспокоят из детского сада, у нас проблемы. Ваш сын Макар…

— Алло! Алло! — закричал в трубку Геннадий. — Вас плохо слышно! Какой Макар, вы не туда попали!

В трубке послышался торопливый топот и звуки открываемой двери. Наконец Геннадий снова вернулся к разговору, на этот раз он говорит быстро и тихо:

— Если не хотите неприятностей, а я могу вам их устроить, больше никогда, ни при каких условиях мне сюда не звоните. И нигде не упоминайте мое имя. Меня не интересуют, какие у вас там проблемы, решайте их сами. До свидания.

Через несколько дней Анна Петровна вызвала полицию и органы опеки.

— Прощай, Макарка, — провожала полюбившегося ей мальчика Анна Петровна, — Сейчас ты поедешь в детский дом. Ты не бойся. Он как наш детский сад, только другой. А знаешь, что? Возможно, это твой единственный шанс найти свою настоящую семью. Прости меня за все, Макарушка, прости, — вдруг совсем потеряв самообладание, разрыдалась Анна Петровна.

За ее спиной плакала врач Ирина, спешно вытирала слезы повариха Катя. Молча, понурив головы, провожал Макарку весь персонал детского сада.

6 комментариев

  • Ольга

    Я думаю директор детского сада будут очень тосковать, испытывать чувство вины перед мальчиком и заберёт его себе.

    25 июля 2019
    • iolanta_kachaeva

      Ольга, интересный финал!

      25 июля 2019
  • Светлана

    Я думаю, что ребёнка забрала бабушка ( мама Алины).

    21 июля 2019
    • iolanta_kachaeva

      Интересный вариант! И очень хороший для Макарки. Спасибо, Светлана!

      21 июля 2019
  • Всеволод Андреев

    Продолжение…
    Положим, что мать погибла, отца в метрике не указано, соответственно, у ребенка полный статус. Скорее всего, развитие в возрастной норме, но здоровых не бывает, однозначно найдут отклонения в психологии. Если опека нормальная, передадут под предварительную. А вообще возраст шесть лет хороший, начало самого спокойного возрастного периода 6-11 лет. Скорее всего попадет быстро в семью, хорошо, если адекватную.
    Если мать не умерла, то тогда сложнее, приют, детдом, суд по ОРП, дальше год ожидания и ЛРП. Но всё равно возраст хороший, и без братьев/сестёр, возьмут быстро. Главный минус, что в детдоме будет ещё меньше внимания, но будут постоянные шпыняния.
    Есть ещё один, сказочный вариант: когда у мальчика будет статус, отец-миллиардер может его с мпомпой усыновить, но, скорее всего, это нереально, жена не даст, женщины вообще менее расположены к «чужим» детям.

    18 июля 2019
    • iolanta_kachaeva

      Спасибо за такой подробное описание возможных вариантов! Вы приемный папа, Всеволод?

      18 июля 2019