Наталья Суворинова, будучи подростком, безуспешно предлагала родителям взять в семью ребенка из детского дома. Спустя годы с такой же просьбой к ней обратилась ее собственная дочь. Наталья исполнила мечту и дочери, и свою собственную.  О том, как не бояться своих желаний, приемная мама рассказала фонду «Измени одну жизнь».

Как узнать о жизни в детском доме

Впервые мысль о приеме в семью ребенка из детского дома у меня появилась, когда я была еще школьницей. В старших классах на летних каникулах я две недели работала санитаркой в доме ребенка. Впервые я столкнулась с реальной жизнью детей, не имеющих рядом с собой сильного и любящего взрослого.

Дети по утрам просыпались по команде воспитателя. На стульчиках лежала их одежда. Ребята одевались почти самостоятельно, мы только немного им помогали застегнуть пуговицы и завязать шнурки. Потом был день, строго подчиненный расписанию – завтрак, прогулка во дворике, обед, тихий час… Тоска.

К малышам никто не приходил, хотя у большинства были кровные родственники. На детских лицах застыло выражение недоверия к жестокому миру и наивной детской обиды.

Тане семь лет,  в семье она уже два года. Фото — Антон Карлинер.

Я совершила безумную попытку уговорить своих родителей взять хотя бы одного малыша из дома ребенка. Но попытка была безуспешной. Разумеется, мои папа и мама ни на минуту не допускали для себя возможности стать приемными родителями. Их жизнь подчинялась совсем другому ритму, как и жизнь большинства их современников.

Во времена моего детства ребята из детских домов почти никогда не попадали в семьи, а если такое и случалось, то про эти семьи долго шептались соседи и знакомые.

Стать приемным родителем было чем-то совсем уж необычным,  представлялось экстравагантным поступком.

Как не бояться собственных желаний

Жизнь шла своим чередом. Учеба в школе и в институте, работа, замужество, кандидатская диссертация. Я родила старшую дочку Анну. Однажды, когда дочери было около четырех лет, она впервые услышала о детях, растущих без родителей.

Ее это открытие поразило, и она начала просить меня забрать ребенка из детского дома. Детская просьба взять ребенка в семью совпала с моей мечтой.

Я вспомнила о том, как сама с подобным предложением приходила к своим родителям… И  начала уговаривать мужа стать замещающей семьей. Он сильно сомневался, но меня это желание не оставляло.

Таня в первые дни дома. Фото — из семейного архива Сувориновых.

Я записалась в Школу приемных родителей (ШПР). Многое на занятиях меня удивляло, казалось странным и неправильным. Какие-то вещи просто пугали. Я думала: «Смогу ли я принять чужого незнакомого ребенка? А если он будет плохо себя вести, кричать, не слушаться? Как мы переживем адаптацию?»

Психологи из ШПР считали, что моя мотивация к приемному родительству невысокая, да я и сама во многом сомневалась. После окончания ШПР прошло почти два года. И тут я решилась окончательно. Собрала документы, оформила заключение о возможности быть опекуном. К этому времени муж согласился с моим решением, но активного участия не принимал.

Как найти ребенка

Поиски ребенка заняли около двух месяцев. Я обзванивала опеки Москвы, встала на учет к региональному оператору Московской области. Я сразу для себя определила, что возьму девочку, чтобы по возрасту она была младше моей дочки. Также решила, что ребенка с инвалидностью не потяну.

Искала девочку от года до двенадцати лет с первой-второй-третьей группами здоровья. Вскоре поняла, что в своем регионе ребенка найти будет трудно.

Таня уезжала из приюта со слезами после расставания со старшей сестренкой. Фото — из семейного архива Сувориновых.

Для меня было удивительным открытием узнать, сколько людей, как и я, хотят забрать ребенка домой! Как изменилось видение проблемы сиротства в нашей стране, как много взрослых, самостоятельных людей стремятся помочь детям обрести семью и свой дом!

ПОМОГИТЕ ДЕТЯМ-СИРОТАМ НАЙТИ РОДИТЕЛЕЙ

 

Я расширила зону поиска и стала вставать на учет в регионах. Мысленно очертила круг с радиусом примерно сто километров и начала объезжать соседние города. Довольно быстро я нашла свою дочку. Она жила как раз за сто километров от моего дома. Мне выслали ее фотографию, и малышка мне сразу понравилась. Но девочка устраивалась в семью вместе с сестрой. Пришлось переделать заключение на двух детей.

Как вести себя на первой встрече с детьми

По дороге в приют я купила смешного синего зайца и желтую собачку. Взяла с собой карандаши, фломастеры, какие-то настольные игры. Когда я впервые увидела Таню, она была очень напугана и все время плакала. Вначале мне даже показалось, что она не разговаривает, но меня уверили, что это не так.

Мы сидели на маленьком диванчике в коридоре, я пыталась разговорить Танюшу. Мы во что-то играли, я помню, как обводила фломастером ее ладошку на листке бумаги.

Когда я попыталась усадить девочку к себе на колени, она застыла, оцепенела. Я поняла, что пока этого делать не следует.

В конце нашей встречи Танюша немного успокоилась и даже повеселела, но по-прежнему избегала смотреть на меня. Мне показалось, что она меня забыла сразу же, как за мной закрылась железная дверь приюта.

Таня сразу полюбила сестру Анну, а девушка поначалу ревновала маму к новой сестренке. Фото — Антон Карлинер.

Вновь мы с мужем приехали через несколько дней. В этот раз мы планировали познакомиться с обеими девочками. Едва мы вошли, как навстречу нам попалась группка ребятишек. Одна из малышек подняла голову и с изумлением и какой-то радостью уставилась на меня. Это была Таня.

Как изменить жизнь


Моим большим испытанием и потрясением стала старшая Танина сестричка. Девочка сразу же забилась в угол и отказалась от общения. Всю нашу встречу она просидела молча, отвернувшись к стене. Так же молча она развернула принесенную нами шоколадку, быстро ее съела и опять отвернулась к стене.

Так продолжалось раз за разом, каждую встречу. Два раза в неделю я одна или вместе с мужем ехали за сто километров, и каждый раз старшая девочка сидела, отвернувшись, уткнувшись в стену и молчала. Я была в отчаянии! Глядя на нее, Танюша тоже замолкала и замыкалась в себе. Я не знала, что делать. Контакт явно не получался.

После двух месяцев мытарств мы ничего не добились. Дети к нам не привыкали и отвергали все наши попытки сблизиться. Таня была не против общения, но глядя на сестру, предпочитала повторять за ней все, что та делала.

Я пыталась поговорить с маленькой упрямицей, но она только ниже наклоняла голову и молча улыбалась довольно ехидной улыбкой: «Ну? Что же ты теперь сделаешь?» Мои нервы были на пределе. Мы топтались на месте и не видели выхода.

Однажды я решила, что надо отказаться от этой затеи и оставить детей в покое. К сожалению, готовился их перевод из приюта в детский дом. Меня эта перспектива очень огорчала, но изменить я ничего не могла, поскольку разделять братьев и сестер не рекомендуется. Я написала отказ и призналась самой себе в собственной несостоятельности.

Примерно через две недели я получила по электронной почте письмо из опеки. В нем сообщалось, что сестер решено разделить по состоянию здоровья. Мне предлагали забрать Таню.

Уже на следующий день я стояла с пакетом вещей на пороге приюта. Сборы были стремительные. Синего зайца мы забыли, и Таня о нем потом долго вспоминала.

Всю дорогу домой Таня сидела молча и тихонько плакала. Я, как могла, ее утешала. На душе было тревожно. Сразу хочу рассказать, что через несколько месяцев Танина старшая сестра тоже попала в приемную семью. Сейчас мы общаемся с ее опекуном, обмениваемся новостями и фотографиями. К счастью, все закончилось хорошо.

Как пережить адаптацию

Наша адаптация началась только через четыре месяца жизни в семье и протекала очень тяжело. Танюша бунтовала, капризничала, не слушалась, провоцировала и все время плакала. Были дни, когда я находилась на грани отчаяния.

Однажды Танюша устроила бурную многочасовую непрекращающуюся истерику со слезами и криками. Я обняла ее, прижала к себе, уложила на кровать, и мы долго лежали в обнимку. Я повторяла, как заведенная, что люблю ее. После этого случая Таня стала спокойнее. Я постепенно перестала бояться ее истерик.

Летом мы отдыхали на море. Именно там я полностью приняла Таню и почувствовала, что она моя дочка.

Сейчас меня не пугают ее капризы и истерики, я точно знаю, что они никак не влияют на мою любовь к ней. Со временем слез  стало намного меньше, Таня признала в нас свою семью.

Первые дни в семье, адаптация Тани. Фото — из семейного архива Сувориновых. 

Таня очень полюбила Анну, мою кровную дочь. А у старшей сестры внезапно случился период ревности. Она начала высказываться, что Таня отняла у нее маму и детство. И это при том, что ей было уже 15 лет! Однажды я спросила, хочет ли она, чтобы Тани у нас не было? Она подумала, и сказала, что нет, не хочет. Пусть лучше будет с нами.

Я поняла, что слишком много времени уделяю младшей дочке. Со временем я научилась выкраивать для старшей ее личное индивидуальное время. Мы занимались «взрослыми» делами: ходили в кино, сидели в кафе или просто ехали за покупками в супермаркет.

Дочка чувствовала себя взрослой и значимой. Я старалась подчеркнуть, что она моя помощница и я ей очень благодарна за поддержку. Постепенно ревность ушла, и девочки подружилось.

«До и после» за два года

Сейчас Танюше семь лет, она очень сообразительная. У нее отличная память, дочка быстро все схватывает. Она очень цепкая и жизнеспособная, крепко стоит на земле. Сейчас Таня любит играть и придумывает свои сюжеты. Еще Танюша очень честная, почти никогда не обманывает. Если это все же случается, то дочка быстро признается в обмане, только просит ее не ругать.

Таня любит животных. Еще она — моя главная помощница по дому, охотно убирает свои вещи в шкаф, игрушки в коробку, помогает протирать пыль, пылесосить, мыть пол.

Я думала, что с учебой у нас возникнут проблемы. Первый год в семье Таня ничему не хотела учиться. Теперь понимаю, что все свои силы она тратила на адаптацию.

На втором году жизни в семье мы начали осваивать разные знания: о временах года, природных явлениях, отношениях между людьми. Сейчас Таня готовится к поступлению в первый класс, уже научилась читать по слогам. Оказалось, что она очень умная и способная.

Еще Танюша научилась рисовать, лепить фигурки из пластилина, собирать Лего. Она может довольно долгое время играть и заниматься самостоятельно, умеет организовать свое рабочее место. С каждым днем дочка все больше радует меня своими успехами.

Как принять кровных родственников

У меня нет негатива к Таниной кровной семье. Но я не могу понять, почему они так легко смирились с потерей детей и ничего не попытались изменить.

Таня иногда их вспоминает, не скажу, что эти воспоминания радостные. Тем не менее, если у дочки в старшем возрасте возникнет потребность встретиться с кровными родственниками, я буду ей в этом помогать. Скорее всего, личного контакта я буду избегать и обращусь к помощи сотрудников опеки или модераторов.

Вначале я боялась контактов с биологическими родственниками Тани, но после того, как дочка увидела фотографии старшей сестры, я поняла, что для нее очень важно знать свою собственную историю.

Наталья Суворинова говорит, что приемство изменило ее. Она стала сильнее, увереннее, у нее появились новые друзья. Фото — Антон Карлинер.

Таня очень скучала по сестре, которая осталась в детском доме. Первый год все мои силы и мысли занимала адаптация, но недавно я нашла опекуна Таниной сестры. Мы обменялись фотографиями. На фото девочки друг друга не узнали. Обе подросли и сильно изменились.

Танюша немного обиделась, что ее сестренка уехала жить в другую семью. Но когда убедилась, что со старшей девочкой все хорошо, то перестала о ней тревожиться. Думаю, когда девчонки подрастут, то смогут общаться по скайпу. Может быть, удастся организовать их встречу.

Советы будущим приемным родителям

Рассчитывайте свои силы! Адаптация ребенка в семье проходит зачастую болезненно и тяжело.

Но в целом, быть приемным родителем очень здорово! Когда проходит период привыкания, и ты принимаешь своего ребенка, то это настоящее счастье. Если у вас есть потребность подарить ребенку свою любовь, возможно, это ваш путь.

Не рассчитывайте решить с помощью приемного ребенка свои внутренние проблемы и противоречия, не стройте воздушных замков. Быть приемным родителем — тяжелый труд, но результат того стоит.

Ошибкой было бы идеализировать саму идею приемства. Травмированные дети зачастую оказываются очень и очень сложными во всех отношениях. Но пройдя однажды этот путь, начинаешь относиться к себе совсем иначе, чем раньше. Я стала сильнее, увереннее, у меня появились новые друзья и открылись новые перспективы.

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!