Елена Мачинская
Елена Мачинская 21 июня 2019

«Детопад». Почему все сложнее найти родителей для «возвратных» детей?

0
2292
5
Фото - tolknews.ru

Почему становится все сложнее найти родителей «возвратным» детям? Психолог фонда «Измени одну жизнь» Елена Мачинская рассказывает о помощи несостоявшимся приемным родителям, оказавшимся в кризисе, о поиске новых мам и пап для «невыносимых» ребят и о причинах того, что дети все чаще после возврата попадают в детский дом.

Как-то так вышло, что за мной закрепилась слава человека, который успешно ищет «возвратным» детям новые семьи. Не без оснований, конечно, она за мной закрепилась, в целом раньше так и было, когда какая-то приемная семья заявляла о своем желании отказаться от ребенка.

Первое, что я пыталась сделать – помочь родителям справиться с кризисом и сохранить семью. Но если я видела, что все возможности исчерпаны, родители к попыткам сохранить семью не готовы или ситуация такова, что самому ребенку в той семье плохо, я просила родителей подождать с возвратом хотя бы пару дней (иногда удавалось и больше), а сама в экстренном порядке пыталась найти ребенку подходящую семью.

Мне везло: семья находилась моментально, именно такая, какая нужна ребенку. Практически все дети, которых характеризовали как «невыносимых», в новых семьях успешно адаптировались и своей «тяжелой психиатрии», на которую так жаловались многие несостоявшиеся приемные родители, не демонстрировали.

ПУСТЬ У  ДЕТЕЙ-СИРОТ ПОЯВИТСЯ СЕМЬЯ! СДЕЛАЙТЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ!

 

Кроме одного случая, когда бывшая приемная семья и опека скрыли реальное положение вещей, представив все в «розовом цвете». Меня попросили найти семью Вике, ей было 15 лет. По мнению родителей и сотрудников органов опеки, «возвратная» девушка во всех отношениях была прекрасна. Проблема была лишь в том, что опекуны «слишком старые», с обязанностями не справляются.

А то, что у девушки был целый букет реальных психиатрических диагнозов, от нас скрыли. Среди них были подтвержденная шизофрения и еще несколько объективно сложных диагнозов, связанных с агрессией и сексуализированным поведением.

Все закончилось очень печально. Новая семья не справилась по объективным причинам – агрессивного подростка, ярость которого была направлена на маленьких детей, нельзя было помещать в эту многодетную семью с большим количеством малышей. После второго возврата Вика окончательно сорвалась, теперь она вынуждена жить в психиатрической клинике. В приемной семье  серьезно пострадали маленькие дети, а мама из-за всего происшедшего попала в отделение кардиологии.

Спасти семью от возврата


После того, как люди узнали, что я помогаю возвратным детям искать новые семьи, ко мне стали обращаться сопровождающие специалисты из разных регионов:

— Лена, у нас опять возврат, помоги с пиаром ребенка!

Иногда обращаются сами родители, но, как я уже писала выше, первое, что я делаю, это пытаюсь сохранить семью, а не удовлетворить запрос пап и мам.

К счастью, примерно одну треть семей спасти удавалось – помогало участие, «плечо», помощь в поиске специалистов и т.д. Со многими родителями я встречалась лично, тянула время и пыталась стабилизировать отношения в семье. Часть родителей были готовы внутренне на работу в этом направлении.

Сложнее приходилось с теми, которые «все уже решили». Они действовали ультимативно: «Найдите семью, иначе я в пятницу сдам ребенка в опеку». Сохранить семью в этом случае удавалось значительно реже.

«Не больше трех в одни руки»

Запросов на помощь с каждым годом становилось все больше. Теперь ко мне приходит по несколько просьб в неделю, а родителей, готовых принять возвратного ребенка, все меньше и меньше. Почему?

Во-первых, стало больше информации, как сложно возвратные дети адаптируются в новой семье. Поэтому люди боятся рисковать.

Во-вторых, во многих регионах пошла тенденция «не больше трех в одни руки». Очень часто именно опытные приемные родители были лучшими кандидатами для возвратных детей, и быстро приходили на помощь.

— Привет, Лен! — писали мне они. — Мы тут увидела на твоей страничке, что ты Маше/Саше/Мише ищешь новую семью. Если никого нет, давай, мы возьмем.

— Да, совсем беда, — отвечала я, — возврат уже завтра, а кандидатов нет.

— Диктуй адрес, куда приехать, встречаемся в опеке.

Занятно, что в большинстве случаев опытные кандидаты даже не имели действующего заключения о возможности быть опекунами, и еще утром не помышляли, что вечером примут такое решение.

И сотрудники опеки, как со стороны кандидата, так и со стороны ребенка, шли навстречу, документы оформлялись в процессе.

Теперь правила ужесточились: под разными предлогами практически перестали выдавать заключения семьям, в которых уже воспитываются несколько приемных детей. Поэтому искать новые семьи стало труднее. Хотя вру, «труднее» — не то слово. Кандидатов просто не стало.

По понятным причинам, лучше, если сложный ребенок, от которого отказались, попадет именно в опытную семью, а не в семью «неофитов». Теперь выходит, что действующим замещающим семьям не дают расширяться, а неопытным семьям «вручать» такого ребенка чревато новым отказом.

Точка невозврата

Конечно, каждый последующий возврат для психического состояния ребенка становится все более губительным. Исследования показали, что количество смен опекунов напрямую коррелирует с тем, что у ребенка появится тяжелое, практически неизлечимое расстройство привязанности расторможенного типа, посттравматическое стрессовое расстройство, депрессия и т.п.

На этой неделе случилось то, чего я больше всего боялась. Сразу пятеро родителей попросили помочь с поиском приемных родителей для возвратных детей. Я смотрю на фото ребят и не знаю, как им помочь. На горизонте ни одного родителя. Ни одного.

Это очень страшно, когда ты не знаешь, что делать. Когда от тебя ждут чуда, а волшебная палочка сломалась. И вот уже Сашу отвезли в детский дом. Машу привезли в больницу и оставили там. Она еще не знает, что родители написали на нее отказ, и ждет, когда мама заберет ее домой.

Как сложится дальнейшая судьба этих детей, остается только гадать. Детей, которые, как листья во время листопада, пролетают мимо тебя с легким шорохом.

А ты стоишь с протянутыми руками, пытаешься их поймать и не можешь. А они все падают и падают…

5 комментариев

  • Марго

    Что свои кровные, что приёмные — всё проходят определённые возрастные кризисы. Разница лишь в наличии поддержки семьи. И чем дольше малыш был вне круга семейной жизни, тем ему труднее привыкнуть к семье, её устоям правилам. Понять, что он не один, нужен, любим. На всё это уйдет не мало времени и труда. Не все готовы это понять и принять.

    26 июня 2019
  • Джина

    Неужели так много отказов?:(
    Какая трагедия.
    Что все же тому основной причиной? Приемных родителей недостаточно информируют от сложностях конкретных деток? Это розовые очки?
    Уж меня то с моими простыми детьми и то пытались устрашить здоровьем и тд,
    Либо шпд стали халтурить?

    21 июня 2019
    • iolanta_kachaeva

      ДЖина, спасибо за вопрос! Причин, действительно, много. Об этом как раз и говорит автор, Елена Мачинская. Подождем ее комментария.

      22 июня 2019
    • Елена Мачинская

      Много причин: это и отсутствие комплексной поддержки, и недостаточное количество рессурсов у родителей, и слишком низкие пособия на детей в некоторых регионах, не позволяющие родителям обращаться к хорошим платным специалистам за помощью, и растущий контроль, давление со стороны проверяющих органов, и недостаточный уровень подготовки в ШПР, и личностые качества кандидатов, и….
      С чем-то можно работать, конечно, но либо нет специалистов, готовых делать это, либо нет финансирования.

      22 июня 2019
      • Вера

        Нам а шпр (учусь в данный момент), говорили, что по 7-8 возвратов в неделю только у них в центре. Ужас.

        25 июня 2019