«Хочу стать мамой», – ответила шестилетняя Даша на вопрос, кем она хочет быть. А ведь девочку предали дважды. Кровная мама, которая злоупотребляла алкоголем и позволяла своим знакомым водить дочку на поводке, однажды просто забыла малышку в детсаду. С тех пор о ней и не вспоминала. Вторая мать – приемная – вернула Дашу в опеку. Третьей мамой девочки стала АленаОна рассказывает в интервью фонду «Измени одну жизнь» и в своем блоге в Инстаграме о том, насколько легким было принятие Даши в семью, а также о том, насколько сложным стал процесс адаптации девочки после возврата.    

Алексей и Алена с детьми.

«Родители отговаривали меня и мужа от усыновления»

Принять в семью ребенка, который остался без мамы, — было моим искренним желанием с самого детства. Этот вопрос я обсуждала со своим молодым человеком, Алексеем. Позже он стал моим мужем. «Когда мы поженимся, мы же возьмем приемного ребенка?», — спросила я у Алексея. На момент этого разговора мне было 14 лет, а ему 19.  «Конечно, да», — ответил он, и меня этот ответ очень устроил.

После того, как мы поженились, хотели взять ребенка из детского дома, однако мы не нашли поддержки у моих родителей, которые нас всячески отговаривали от усыновления.

Это стало одной из причин, почему мы пошли на этот шаг, когда нам обоим было за 30, и мы уже были родителями троих кровных сыновей.

Как только мы решили, что пора осуществить свое желание, нашу приемную дочку долго искать не пришлось. Началось все с того, что я нашла в Интернете ближайшую к дому Школу приемных родителей, записалась на занятия, потом собрала документы на усыновление, все шло очень легко.

«Если вы готовы взять ребенка, то берите и уходите, только быстро»

Помню, как сижу я 10 января 2016 года и думаю: «Последний день рождественских каникул, надо мне хорошо отдохнуть», а на следующий день мне звонят из опеки и сообщают, что у них – возврат. Приемные родители привели шестилетнюю девочку, а возвращают ее потому, что она не слушается, а еще очень много ест.

Я почти тут же пришла в опеку, увидела плохо одетую девочку, которая не очень-то мне и понравилась. У нее были разбитый нос и кривая челка.

Рядом с ней была женщина за 60, она кричала: «Заберите ребенка! Я не справляюсь, потому что она не слушается!» Как только я предложила взять Дашу к себе в гости, женщина потребовала, чтобы с нее сняли все обязанности над этой девочкой по документам.

Даша во второй день в семье Алены и Алексея. На третий день начались сложности.

При этом Даша тянула за руку брата этой женщины со словами: «Папа, пойдем гулять, пойдем домой!» Мужчина отвечал: «Ты никуда больше не пойдешь».

Все это продолжалось до тех пор, пока передо мной не стал стеной один из представителей опеки и не сказал: «Если вы готовы взять ребенка, то берите и уходите, только быстро», что мы с Дашей и сделали.

ПОМОГИТЕ НАЙТИ РЕБЕНКУ ЛЮБЯЩУЮ СЕМЬЮ

 

Брат ее бывшей приемной мамы кричал нам вслед с крыльца: «Даша, зачем ты уходишь с чужим человеком?» Я сказала: «Даша, побежали!» И мы с ней побежали.

«Медовые дни»


Оказавшись у нас, Даша тут же стала демонстрировать свои лучшие стороны: помогала мне по хозяйству, рассказывала, что она умеет считать.  На следующий день я сообщила опеке, что мы оставляем ребенка у себя.

В первые дни все шло хорошо, Даша общалась с моими сыновьями, которые ей показывали все в доме и играли с ней. С третьего дня начались сложности, так как девочка оказалась очень упрямым ребенком. Наверное, именно благодаря этому она не сломалась в детском доме, где провела год.

До детского дома Даша жила с кровной мамой, которая очень сильно пила. Знакомые мужчины матери водили Дашу на поводке, чтобы не потерять ребенка. Однажды девочку просто не забрали из садика. Позже Дашу перевели в детский дом. Спустя год она попала в семью,  там прожила всего месяц, а затем девочку вернули в опеку…

Как пережить истерики

Когда я сказала Даше, что принимать ванну три часа – это очень долго, она ответила мне, что она здесь решает, как ей поступать. При этом шестилетний ребенок смотрел на меня наглым взглядом подростка. Мы спустили воду, чтобы она выходила. Но Даша посидела в пустой ванной, потом вышла и села на пол. Я ее обняла, она начала меня бить и кусаться, упала, стала биться головой об пол. Наши дети испугались, забились в углы и закрыли двери.

Мы с мужем перенесли Дашу на кровать, я ее держала минут 40, так как она не могла успокоиться, мычала, потому что не умела плакать, кусалась и брыкалась. Когда она уснула, мы поняли, почему ее вернула прежняя приемная мама, и даже задумались о том, насколько девочка психически здорова.

Даша не способна подолгу сидеть на месте.

Дальше, если что-то было не так, Даша бросалась на пол, на спину и начинала биться головой об пол и мычать. Чего только мы не делали, чтобы с этим справиться: сначала я пыталась ее обнять, потом мы перестали обращать на это внимание. Биться она перестала быстро, ведь когда зрителей не стало, не для кого было это делать.

Но она не переставала мычать, и как только это начиналось, мы сразу видели ее взгляд, обращенный в себя. Я стала говорить ей: «Даша ты сейчас в истерике, когда ты успокоишься и будешь готова разговаривать, скажи». Истерики длились по два-три часа. Минимум час она могла сидеть на месте и мычать.

Это длилось полтора года, мои ресурсы иссякали, но постепенно истерики стали проходить. Даша научилась плакать, а к плачу прибавлять разговор с самой собой. Она говорила: «Даша, маму нужно слушаться, мама тебя любит». Я не один раз заставала ее за этими разговорами и видела, как ей тяжело.

«Хочу стать мамой»

Несмотря на все это, мы ни разу даже не подумали вернуть Дашу. Когда она только оказалась у нас, я спросила ее, кем она хочет быть, когда вырастет. «Хочу стать мамой», — был ответ, который меня невероятно тронул. Дашу бросили к тому моменту уже две мамы… Она очень хозяйственная девочка и моя большая помощница. К моему приходу с работы она может приготовить салат, перемыть всю посуду, подмести квартиру.

Сейчас ей девять лет, она учится во втором классе. В школе Даше не нравится, учеба идет плохо, у нее серьезные проблемы с математикой, но по сравнению с первым классом она делает большие скачки. По-хорошему, ее бы надо было бы оставить на второй год. Но тогда пришлось бы сменить коллектив, а она и так уже в жизни много от этого пострадала…

Сейчас она, наконец-то, адаптировалась, девочки из класса стали приглашать ее на дни рождения. Даша очень трогательно готовится к праздникам, рисует открытки для именинниц. Я боюсь забирать ее из этого класса.

С нашими кровными детьми Даша не подружилась, мальчики ее не приняли, и это моя большая боль. У меня очень спокойные дети, которые не переносят шума, они просто тихо сидят и занимаются своими делами. А Даша не способна усидеть на месте, ей нужно разговаривать 24 часа в сутки.

Даша с удовольствием занимается гимнастикой, у нее для этого есть чудесные природные данные.

И обе стороны оказались в ситуации, когда им нужно научиться принятию человека, который на них совершенно не похож. Старшему сыну 16 лет, ему это дается легче, сейчас он уже защищает Дашу. А вот у среднего, которому 14 лет, сложный переходный возраст. Младший иногда зовет ее играть, так что я надеюсь, что есть свет в конце тоннеля. Даша же очень любит братьев, заботится о них.

Несмотря на все это, я довольна результатом, но это не тот результат, который я могла предполагать. Изначально я хотела спасти ребенка, стать героем и получить от него благодарность, а получила нечто другое, не менее ценное.

Даша — недостающий кусочек пазла для нашей семьи, человек с характером, совершенно непохожим на наши. Если бы она была такая же, как и мы, то всем нам было бы не так  интересно.

Все фото — из семейного архива Алены и Алексея. 

4 комментария

  • Ирина

    У нас было все то же самое с нашим приёмным сынулей. Мы его нашли, когда ему было 5 с половиной лет. Добрый, абсолютно не агрессивный ребенок, но два года ужасного упрямства. Было не мычание, но какой-то громкий бесслёзный рёв по два-три часа. Сидение в ванне часами, хорошо, что у сына своя ванная. Замечательный помощник, ласковый, отзывчивый, душевный. Были проблемы с учебой, сейчас все выровнялось. Я сразу заметила, что у него проблемы с восприятием речи и чтением/speech and language processing disorder. Через три года это диагностировали. Если автор подозревает , что-то подобное у дочери, то я с удовольствием расскажу ей все, что знаю сама.

    15 июня 2019
    • Иоланта Качаева

      Ирина, спасибо за очень интересный опыт и ваше желание им поделиться. А вы можете рассказать об этом у нас на сайте? Может быть, в своем блоге? Или рассказать для статьи, если есть проверенные способы решения такой проблемы? Как вам удобнее? Я — редактор сайта, меня зовут Иоланта Качаева. Моя почта iolanta.rene@gmail.com

      16 июня 2019
  • Наталья Федотова

    Здравствуйте!
    Очень трогательная история.
    Зацепило насчёт учёбы. Проверяли Дашу у специалистов? Логопеда, невролога. Читает и пишет хорошо?
    Описание неусидчивости и поведения напоминает сдвг.

    15 июня 2019
    • Иоланта Качаева

      Наталья, спасибо за вопросы! Постараемся передать их Алене, чтобы она ответила.

      15 июня 2019