У москвички Инны Мазловой — двое детей. Тимур — под опекой, а Савва — гражданин другого государства, и Инна пока еще не может оформить опеку над ним. Малыш — в процессе получения гражданства России. Инна рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь» Дмитрию Хазиеву о том, как получилось, что три совершенно разных человека стали одной дружной семьей.

«Мне тоже очень хочется, чтобы у Тимура и Саввы был папа». Фото — Антон Карлинер.

«Любовь – единственная вещь, которая скрепляет нас. Без любви мы не стали бы семьей», — говорит Инна, обнимая двух веселых мальчишек. У всех – разные национальности, но это нисколько не мешает маме и детям чувствовать себя родными.

«Семья – это дети, — добавляет Инна. — А дети иногда спрашивают меня о том, когда у нас появится папа, когда наша семья будет полной? В этом я согласна с ними. Мне тоже очень хочется, чтобы у Тимура и Саввы был папа, чтобы он любил и уважал нас».

«Давай уедем отсюда!»

Раньше Инна как волонтер ездила в интернаты, помогала ребятам «подтягиваться» в учебе. «Мы часто устраивали чаепития с детьми, привозили им фрукты, сладости. Общались преимущественно с подростками, — рассказывает она. — Вскоре мне предложили поехать в дом ребенка. Там я, можно сказать, «присмотрела» одного мальчика, прошла обучение в ШПР, стала собирать документы. Но того ребенка забрала другая семья…»

Инна не скрывает, что тогда очень расстроилась и решила взять «полугодовую паузу». Однако документы у нее были готовы, и вскоре ей позвонили из опеки и предложили взять двухлетнего малыша.

«Поначалу я сомневалась, смогу ли справиться, ведь мальчик был возвратным, да к тому же маленьким. Я понимала, что придется оставить работу, чтобы полностью посвятить себя ребенку», — вспоминает Инна.

Тогда она запросила у опеки подробную информацию о малыше: кто он, откуда, почему его вернули прежние приемные родители.

Тимур в доме ребенка. Фото из семейного архива Инны.

«Люди не рассчитывают собственные силы, пугаются трудностей, поступков ребенка», — так говорит Инна о возможных причинах возвратов. Перед принятием решения о воспитании ребенка, нужно оценивать свои возможности, ресурсы.

Получив информацию о малыше, Инна поехала на встречу с ним в столичный район Медведково, в дом ребенка.

«Помню, как привели мальчика восточной национальности, — рассказывает приемная мама. — И мы с ним пошли на прогулку. Я приезжала к нему каждый день, и мы все время гуляли. Однажды он подошел к калитке и сказал: «Давай уедем отсюда!» В этот момент я поняла, что ребенка пора забирать домой».

Шоковое состояние, успокоительные и прогулки в парке 

Первый месяц, по словам Инны, и она сама, и приемный сын — оба находились в шоковом состоянии. Малыш вел себя неадекватно: разбивал посуду, бил дверь, шкаф… В те дни успокоительные у Инны были всегда под рукой.

Тимур. Первые дни дома. Фото из семейного архива Инны.

«Я боялась, что мальчик сейчас проснется и начнет громить квартиру «по полной». В буквальном смысле у меня тряслись руки», — рассказывает она об адаптации. Но мама с сыном продолжали много гулять, благо, рядом с их домом был большой парк. И благодаря, отчасти, прогулкам, они начали сближаться и отходить от шока первого месяца совместной жизни.

«Через полгода сын полностью восстановился без участия психологов, сопровождающих служб, лекарств, невропатологов,  — вспоминает Инна. — Мы просто начали понимать друг друга. Наверное, тогда и пришла любовь».

Тимуру сейчас 6 лет, он абсолютно адекватный ребенок, у него первая группа здоровья. «Я его люблю, а он меня. Для меня он — самый лучший», — говорит приемная мама.

Тимур занимается боевыми искусствами, мечтает работать в МЧС. Фото — Антон Карлинер.

Она делится советом с теми приемными родителями, в семье которых только начался период адаптации: «Все приходит вовремя к тому, кто умеет ждать. Всем остальным скажу: дети больше всего нуждается в нашей любви как раз тогда, когда они меньше всего ее заслуживают. Научиться любить детей — не просто, но в этом смысл жизни, их и нашей! Без любви ничего не получится!»

Как дети научили долготерпению

Почти два года назад Инна стала мамой Саввы. Как это случилось? Взяв Тимура, она поняла: сил может хватить еще и на второго ребенка. Правда, не рассчитывала, что им окажется грудной младенец.

Знакомство с Саввой. Фото из семейного архива Инны.

«Саввик появился на свет недоношенным. Подкидыш… Через две недели после знакомства с ним, я забрала его домой. В марте 2019 года ему исполнится 2 года», — говорит приемная мама. Она помнит, как еще во время учебы в ШПР одна из преподавательниц сказала: «Если у вас есть какие-то страхи, то нам не по пути».

Приемная мама от себя добавляет: «Если человек принял решение стать приемным родителем, то он должен отмести все страхи и сомнения. Либо не ввязываться в это дело вообще».

В момент принятия решения стать приемной мамой второй раз, Инна понимала, что ее жизнь переменится, от многих вещей ей придется отказаться. «К примеру, мужчины стали иначе смотреть на отношения со мной, поскольку у меня уже двое детей, — признается она. – Вновь возник вопрос: как совмещать воспитание двоих детей с работой? Здесь пригодились услуги няни. Таким образом, моя жизнь существенно изменилась, чему я несказанно рада».

Савва — шкодный малыш, но во время фотосъемки был серьезен. Фото — Антон Карлинер.

Инна говорит, что дети помогли ей открыть в себе новое качество — терпение. Даже долготерпение. «Адаптация со старшим ребенком, например, была долгой. Раньше у меня на многое просто не хватило терпения, но дети научили меня ждать, работать над этим. В первое время я могла ужаснуться от того, что Тимур перевернул тарелку, а сейчас воспринимаю подобное спокойно».

Чтобы стать гражданином России

Никакой информации о биологических родителях мальчиков нет, оба ребенка, по словам Инны, подкидыши. Если дети подрастут и захотят разыскать кровных пап и мам, то она готова сделать все возможное, чтобы помочь им в этих поисках. «Я не думаю, что на этом наша связь прервется, ведь Тимур и Савва – мои сыновья», — добавляет приемная мама.

Савва — гражданин другого государства. Нет ли угрозы того, что его родные найдутся и потребуют отдать им ребенка? Фото — Антон Карлинер.

Савва — гражданин другого государства, и Инна пока не может оформить опеку над ребенком. «Родных его трудно найти. Я отправляла запросы, но никакой информации не получила, — говорит Инна. — Сложность заключается в получении гражданства России. К сожалению, в ШПР юридическим аспектам уделяют, может быть, 5% от общего времени.

Сейчас мне приходится обращаться к знакомым, друзьям за консультациями. Что касается возможной репатриации малыша, то в миграционной службе об этом мне ничего не говорят, в МФЦ тоже. В Москве детей, подлежащих репатриации, не отдают в семьи. Но Савву я взяла в Калуге, а там ничего про это не знали.  Будем надеяться, что вопрос с гражданством и опекой все же удастся решить».

«Я их воспитываю, как братьев»

Тимур занимается борьбой, и Инна верит в то, что паренек со временем может стать чемпионом страны или мира. А еще у него прекрасная память, мальчик может пересказать слово в слово практически любой текст. Тимур также интересуется разными странами, животным миром. Знает, к примеру, наизусть все виды крокодилов.

«Бытует мнение, что няню вызывать не нужно, ребенок должен быть с матерью. Я считаю, няня необходима». Фото — Антон Карлинер.

Мальчик говорит, что хочет работать в МЧС. «Вообще, он хотел стать пожарным, но я посоветовала задуматься об МЧС, поскольку это более обширная деятельность, и Тимур согласился», — говорит Инна. Ее младший ребенок – Савва – очень шустрый и шкодный мальчуган. За ним нужен глаз да глаз.

«Я их воспитываю, как братьев, — говорит Инна. — Если покупаю подарки, то сразу обоим. С самого детства они должны знать, что они – братья».

В трудные моменты Инне помогала няня. «Бывало, что я больше не могла выдержать истерик Тимура, тогда звонила няне, она сидела с ним, а я выходила на улицу, чтобы побыть одной, — рассказывает приемная мама. — И возможность отвлечься на пару часов, позволяла избежать нервного срыва в период адаптации. Бытует мнение, что няню вызывать не нужно, ребенок должен быть с матерью. Я считаю, няня необходима. Не может мать 24 часа в сутки находится возле ребенка. В любом случае нужно хотя бы несколько часов личного времени».

«Я думаю, что собственных сил мне хватило бы еще на третьего ребенка. Но не больше». Фото — Антон Карлинер.

Что касается финансов, то основная часть семейного бюджета, по словам Инны, уходит на питание, учебу, игрушки и медицину. «Тимур любит всяких роботов, а это крайне недешевое удовольствие. Государственное пособие на Тимура — 10 300 рублей, этого хватает на ежемесячную оплату двух секций, в которых он занимается, — тхэквондо и самбо», — говорит приемная мама.

Почему возник миф об огромных суммах, которые получают приемные родители? «Наверное, существуют семьи, которые берут детей для получения пособий. Помню, что во время учебы в ШПР у некоторых пар возникали вопросы о том, сколько государство им будет платить за опеку. И корысть видна сразу… Однако ребенок требует больших финансовых вложений, гораздо больше, чем заплатит родителям государство», — говорит Инна.

Как быть счастливой

«Ощущение счастья я испытываю каждый день. Знаете, приходишь вечером с работы, а дети спрашивают: «Мама, ты устала? Все будет хорошо. Прими душ, потом чайку попьем. Мы тебя любим». Это — самое ценное, когда дети спрашивают, как у тебя дела», — признается Инна.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый

1 комментарий

  • Татьяна

    Вы большая молодец, дай Господь бог вам сил, а сердце наполненное любовью у вас и так есть, здоровья вам и вашим родным

    9 февраля 2019