Марина Игнатенко
Марина Игнатенко 17 июля 2018

«Спасите, тетя Лена! Меня переводят в детский дом»

0
3072
0

Девятилетний Олег подошел к Елене и сказал: «Спасите, тетя Лена! Меня переводят в детский дом через 3 дня. Я уже сдал  все анализы… Я очень этого боюсь». Елена Фесовец не знала, что ответить мальчику. Она в тот день пришла в приют, чтобы навестить шестилетнего Богдана. Попросила Олега немного подождать. В итоге усыновила обоих ребят. О том, как далось ей непростое решение, Елена рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».

Папа Елены Фесовец был военным, семья часто переезжала. В одном из военгородков их квартира находилась на первом этаже, дом стоял близко к частному сектору. «Каждые выходные родители уходили на рынок, я оставалась одна, — вспоминает Елена. — А еще к нам часто приходили люди, которые нуждались в помощи. Родители впускали их, кормили.

Вот и в этот раз в дверь постучали, а родители еще были на рынке. На пороге стояла цыганка с ребенком, завернутым в одеялко. Она сказала: «Возьми ребенка, я пойду по делам, пусть он пока побудет с тобой». Я взяла. Родители, придя домой, испугались: «Что ты наделала! Надо идти в милицию!» Я говорю: «Вы что, не надо в милицию, он же потеряет свою маму, его заберут!» Милицию мы не вызвали, ждали. И цыганка действительно пришла, забрала ребенка… Почему-то этот случай врезался в память».

Позже, когда Елена уже была подростком, познакомилась с девочкой Женей, у которой не было папы, а мама покончила с собой. Она жила с бабушкой и дедушкой. С тех пор Женя с Леной – лучшие подруги, дружат до сих пор… «Рядом с домом Женьки был детский дом, и мы ходили туда вместе, дружили с детьми, — рассказывает Елена. — Помню, познакомились с мальчиком, пообещали его забрать оттуда… Как я себе представляла это сделать? А еще я запомнила, как у забора там все  время сидели дети и смотрели на прохожих».

Олег и Богдан — едут домой из приюта. Все фото — из семейного архива Елены Фесовец. 

Сейчас Елена – мама уже взрослого кровного сына и приемная мама еще двух мальчишек – 9-летнего Богдана и 13-летнего Олега. Первый ребенок Елены, сын Антон, погиб в детстве, муж позже умер, так и не оправившись от горя, за месяц до рождения второго сына Юры.

«Юра — очень интересный парень, хотя, с непростым характером. Когда ему исполнилось 20 лет, я поняла, что он уже живет своей жизнью. Я чувствовала, что во мне много нерастраченной любви, сил, ресурсов, которые я могу дать кому-то. Как-то однажды мы сидели семьей – мой папа, мой брат с женой. И мы решили, что наши дети выросли, и нужно взять в семью приемных детей. И мой папа сказал: «Какие вы молодцы, как здорово, что у вас есть такие мысли!»

Когда Лена брала мальчишек, ей было 53 года: «В ШПР у нас весь курс был какой-то «старородящий». Но мне люди нашего поколения кажутся очень открытыми, бесхитростными».

Читайте раздел на нашем сайте – 5 шагов к принятию ребенка в семью.  Он создан для тех, кто думает о том, чтобы взять ребенка из детского дома. Подробные инструкции написаны в удобном формате. С чего начать? С шага №1!

Елена в то время работала в Московском хосписе. «Если я что-то задумываю, иду как танк, — рассказывает о себе Елена. — Работа в хосписе отнимала все силы, но у меня складывалось все легко, как по маслу. Я составила себе план, какие документы надо собрать, встала на очередь на учет в 20 опеках Москвы! Правда, везде говорили, что «детей нет и не будет». Зато ничего не говорили про мой возраст и неполную семью».

Богдан

Однажды Лене позвонили из опеки и сказали, что есть маленький мальчик. И когда она напомнила,  что вообще-то девочку хотела, ей ответили, что «он как раз, как девочка, очень хорошенький!»

У мамы Богдана это было уже четвертое лишение прав. По словам Елены, женщина била своих детей. Богдан был в шрамах. «Все самое плохое в жизни, что может быть, он испытал. И поэтому приют воспринимал хорошо. И даже сейчас иногда вспоминает тепло об этом приюте», — говорит Елена. До встречи с ней мальчик провел там 20 дней и был уверен, что это ненадолго.

«Богдан в свои 6 лет был ростом 98 см и всего 12 кило веса, — рассказывает Елена. — Я в него влюбилась с первого взгляда. Спросила через какое-то время: «Ты пойдешь ко мне в гости?»  А он ответил: «Ну, ты же понимаешь, надо ведь моей маме дать твой адрес и код от подъезда». То есть, считал, что он ненадолго в приюте, да и ко мне ненадолго пойдет», — говорит Елена.

Олег и Богдан на занятиях.

Психолог сказала будущей маме о Богдане, что у него развитие года на три. Богдан не знал ни букв, ни цифр, ни даже своего имени. Елена не испугалась: «Ничего страшного, будем заниматься». «Да вы что! Будете всю жизнь в него вкладывать, а взамен ничего не получите!» — отреагировала психолог. Елена говорит, что почувствовала: психолог была почему-то разозлена на нее, на такое упорство.

«Мне пришлось даже пожаловаться в опеку, — говорит Елена. – И оттуда позвонили в приют, спросили, почему потенциального усыновителя отпугивают?» После этого, говорит Елена, ей вообще закрыли вход в приют. С Богданом давали общаться в комнатке без окон, а зимой однажды и вовсе не разрешили встретиться.

Олег

Богдан уже ездил к Елене домой на гостевой режим, а тем временем она познакомилась и с Олегом, ему было почти 10 лет. «Когда я приходила к Богдану, Олег каждый раз подсаживался к нам. Они с Богданом были в одной группе и дружили, хотя были разного возраста. Мне он показался хорошим, светлым мальчиком», — вспоминает она.

Олег как-то попросил: «Тетя Лена, а вы можете в следующий раз принести гостинцы лично для меня, не для всех?» Елену это очень удивило, ведь она всегда приносила в приют на всю группу и яблоки, и соки, и конфеты. Но после просьбы стала приносить угощение еще и отдельно Олегу.

Однажды Олег подошел к Елене и сказал: «Спасите меня, тетя Лена. Меня через 3 дня переводят в детский дом. Я уже сдал  все анализы. Я очень этого боюсь…» Ему было всего 9 лет, а рассуждал он, как взрослый.

«Я не ожидала, — признается Елена. — Сказала честно, что не готова ответить сразу, но постараюсь как-то помочь. А врач из приюта рассказал мне, что Олег – мальчик хороший – его и держали в приюте год вместо полугода, уж очень удобный ребенок, – но у него отец такой агрессивный…  Я тогда совершенно ничего не знала о таких плохих кровных родителях. А когда не знаешь, то и не боишься. Вот и я не боялась».

Открытка от Олега: «Спасибо за то, что я с тобой». 

Елена призналась сыну Юре, что кроме Богдана есть еще мальчик, который просится в семью. «Я ожидала противостояния. Но 22-летний сын ответил: «Мама, конечно, забирай обоих! Что с ними будет, если попадут в детский дом! Пусть они хоть Новый Год встретят нормально, это будет для них памятью на всю жизнь», — рассказывает она. — Вот, оказывается, насколько мы можем не знать, что варится в голове наших детей, молодых людей.  Я очень благодарна Юре за ту поддержку».

Так Олег с Богданом оказались в Новый Год в доме Елены. А вскоре остались в семье.

«Я сделала правильный выбор!»

Когда Елена забрала Богдана, он не знал, что такое краски, гуашь, даже не знал этих слов. Не мог резать ножницами. Мальчику ставили диагноз «задержка развития». «Если ты уже полюбил и принял ребенка сердцем, то уже какие-бы диагнозы не выплыли, это не повлияет на решение. Ведь если у родного ребенка будут такие диагнозы, ты же никуда его не отправляешь», — рассуждает Елена.

Богдан сначала и кусался, и ползал по полу, хотя в этом возрасте дети уже идут в школу. А когда засыпал, каждый раз просил Елену: «Спой мне песенку». И каждый раз беззвучно плакал. «У меня внутри все разрывалось. И я сказала себе: «Даже если он будет отставать в развитии, я его все равно люблю. Это мой ребенок. Мы будем жить с этим. И мне стало гораздо легче. Все диагнозы не подтвердились, но когда ты себе даешь установку, ты уже не переживаешь – просто идешь с этим дальше».

Биологическая мама Богдана оказалась в детском доме, когда ей в 15 лет. Но задатки были у семьи хорошие, девочкой занимались, она была музыкальная, и Богдан явно в нее, считает Елена.  Оба мальчика сейчас поют в Ансамбле песни и пляски им. В.С. Локтева, играют на фортепиано и флейте. А Олег – еще и на тромбоне. Мальчики на домашнем обучении. Богдан во втором классе, и у него за контрольные  — все пятерки.

Привыкать к хорошей, правильной семейной жизни сложно, хотя мальчики в семье уже 3,5 года. Богдан часто подходит к шкафу, гладит вещи на полочке, говорит: «Как же красиво!»  Бывает, что открывает шкаф, где стоят банки с крупами, – и снова радуется красоте и порядку.

Мальчишки на рыбалке — с дядей и с дедушкой.

Богдан и Олег называют Елену мамой. «У меня однозначно есть к ним чувство. Когда им плохо или что-то происходит, я чувствую, словно от меня что-то отрезают. Я сроднилась с ними. И мой 78-летний папа их любит, Богдан его называет папой».

Через полгода после того, как ребята пришли в семью, Елена ушла с работы, совмещать заботу о детях с непростым трудом в хосписе было тяжело. «Я счастливый человек, сделала правильный выбор. Если считать приемное родительство работой, то оно не менее интересно», — говорит она.

Эта статья создана при поддержке компании МегаФон.

«Будущее зависит от тебя» — так называется совместный проект фонда «Измени одну жизнь» и компании МегаФон. В рамках проекта мы публикуем видеоанкеты подростков. Им, как и малышам, очень нужны семьи. Но подросткам намного сложнее найти новых родителей.

 

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!

Добавить комментарий

Оставить комментарий через соц-сети

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *