Мария Игнатенко
Мария Игнатенко 13 декабря 2017

Ирина Гарбузенко: «У нас не разработана система передачи ребенка из приемной семьи в кровную»

0
1480
0

Вы – приемные родители, и вдруг на горизонте появляются кровные родственники вашего приемного ребенка. Их желание — вернуть ребенка себе. Как действовать в таком случае? Советы Ирины Гарбузенко, психолога, многодетной приемной мамы — в материале фонда «Измени одну жизнь».

Общественность взбудоражена случаем в Москве: кровный отец, объявившийся через 4 года после рождения дочери, забрал ее из приемной семьи. Ольга Кивет, приемная мама девочки, говорит, что не успела ни сама подготовиться, ни подготовить ребенка к такому развитию событий – все случилось внезапно. При этом девочка считает Ольгу своей мамой, а биологического отца не знает, никогда его раньше не видела. Психологи отмечают, что сложившаяся ситуация – крайне травмирующая для ребенка.

Подобный случай, правда, без «варварского утаскивания» ребенка из приемной семьи, произошел осенью 2017 года  в Саратове. Тогда суд вернул биологической матери, которая отбыла тюремный срок, ее двухлетнего сына. Мальчик проживал в приемной семье в течение года, свою биомаму он не помнил. Приемная мама подчинилась закону, но до сих пор переживает шок и боль от случившегося.

Читайте также — «Мы не знаем, как долго наши дети будут с нами, какая жизнь им отмерена»

Ситуации, когда кровный родитель вдруг решает забрать своего ребенка из приемной семьи, нечасты, но все же случаются. И каждый раз они болезненны для всех участников процесса. Особенно для самого ребенка. Самое важное, отмечает психолог Ирина Гарбузенко, – не навредить детям. Взрослые должны помнить именно о них, а не о своих интересах и эгоистичных желаниях.

Будьте готовы отпустить ребенка

К сожалению, напоминает Ирина Гарбузенко, приемный родитель все же находится в зыбкой ситуации: если ребенок не усыновлен, а под опекой, то может случиться так, что внезапно объявившиеся кровные родные заходят его забрать. Да, это эмоционально сложно, особенно, если ребенок уже давно живет в вашей семье и даже называет вас мамой и папой. Но к этому нужно быть готовым. «Теоретически мы можем подразумевать любую ситуацию. Допустим, кровная мама может исправиться и забрать ребенка. Или объявится бабушка. Говорить в такой ситуации, что вы «отдаете своего ребенка», не совсем верно. Это не ваш ребенок. Биологические родители его родили. И закон — на их стороне, если, конечно, они не представляют опасности для ребенка», – замечает эксперт.

Не каждый приемный родитель готов к такому повороту событий, это нужно проговаривать на занятиях в Школах приемных родителей. «Часто я слышу: «А что будет, если я возьму ребенка, а они (кровные родители – Ред.) придут и отнимут?». Да, никто вам не даст гарантии. Более того, мы вообще никогда не знаем, что и как будет, и полюбит ли вас ребенок, – подчеркивает Ирина Гарбузенко. – Наша задача как приемных родителей – помочь ребенку, а не делать вид, что мы родили его, и что он — наша собственность. Мы воспитываем ребенка в его интересах. Вообще, фраза «в интересах ребенка» очень важна, а ее часто забывают».

Оторвать от прошлого нельзя

Еще один важный момент – связь с прошлым. Для каждого из нас она необходима. Даже если вы знаете, что кровные родные не претендуют на то, чтобы забрать ребенка себе, – ребенок имеет право знать свои корни. Это важно для психологического здоровья человека.

«Цепь поколений прерывается, когда воспитывают ребенка не в его родной семье, когда он сирота. Все же хорошо, когда род передает свои традиции из поколения в поколение. Недаром говорят: не прерывайте отношений с кровными родственниками», – напоминает психолог. Бояться – значит не ходить в приемные родители, убеждена Ирина Гарбузенко.

Конечно, если вы усыновите ребенка, то вы становитесь родителями по решению суда. Но даже если вы опекун, то вы все равно мама для ребенка. Без чувства — никак. А с годами это чувство крепнет, перерастает в любовь, вы становитесь близкими и дорогими друг другу людьми. Но вот такая непростая роль приемного родителя: иногда приходится заглушить свое материнское чувство. «Да, я могу быть мамой и своему кровному, и приемному ребенку. Но если придет его биологическая мама, то я должна уступить, – говорит Ирина Гарбузенко. – Конечно, это болезненно. Но ничто хорошее не проходит зря. Вы много дали этому ребенку, и это уже хорошо».

Не торопитесь

В случае с четырехлетней Дашей — биологический отец вынес ее из дома без верхней одежды, в платье и носках, – взрослые явно не думали о девочке. Разве любящий взрослый поступил бы так с ребенком? А теперь этот наспех, может быть, даже в состоянии аффекта совершенный поступок отразится на психике девочки…

Если ребенку более 10 лет, он может высказать свое мнение на суде. А маленьких детей не спрашивают. Мы должны помнить: подобное изменение жизни должно происходить постепенно. Не должно быть резкой передачи ребенка из семьи в семью. Ведь это может остаться травмой на всю жизнь, замечает психолог.

«Кровные родители должны постепенно вливаться в жизнь ребенка. Сначала познакомиться с ним, поговорить с приемными родителями, узнать интересы ребенка. Приходить в гости, наблюдать за детским поведением», – советует Ирина Гарбузенко. А первые встречи лучше проводить на нейтральной территории.

Приемные родители, со своей стороны, должны мягко и осторожно подвести ребенка к тому, что он приемный. Чаще дети знают об этом, но если до сих пор не знали – готовьте ребенка. Полезно узнать заранее историю кровной семьи.

Важно: сторонам надо прийти к консенсусу. Иногда, говорит эксперт, бывают ситуации, когда все же лучше не вырывать ребенка из уже сложившейся благополучной приемной семьи, где есть мама и папа – тем более, когда ребенок их и считает таковыми. А кровные родители могут общаться с приемной семьей.

Не хватает взгляда со стороны

«У нас не разработана система передачи ребенка из приемной семьи в кровную, – говорит эксперт. – Нужно, чтобы опека работала с кровным родителем и готовила и его, и приемную семью. Чтобы не получалось, как в данной ситуации, когда кровный и приемный родитель бьются между собой».

За рубежом это делает медиатор – специалист, который ведет переговоры между сторонами.  «Медиатор встречается со всеми участниками конфликта и тщательно исследует жизненную ситуацию каждого. Например, планирует ли кровный отец ребенка вновь жениться, будет ли у ребенка полная семья? Если бабушка хочет забрать кровного внука – справится ли она, каковы обстоятельства ее здоровья и быта? Готов ли кровный родитель уделять ребенку внимание? – рассказывает Ирина Гарбузенко. – Я знаю много случаев, когда папы забирали своих детей (из детских домов или приемной семьи), надеялись на своих мам, бабушек, а потом ребенок оставался без ухода, потому что он был никому из них не нужен. Это какое-то удовлетворение своих амбиций или сиюминутных желаний. Или, скажем, невеста этого биологического отца ребенка сообщит медиатору, что она не хочет быть приемной матерью, а хочет рожать в браке собственного ребенка, – это тоже важный фактор. Или, например, такой важный вопрос: если кровный родитель работает, как он будет заниматься ребенком? Он будет нанимать няню или оставит свою работу? А если ребенок уже учится в данной школе, занимается в секциях, то готов ли новоявленный кровный родитель продолжать возить его на занятия в эту школу и в эти секции? К приемным родителям — свои вопросы, например, готовы ли они смириться с тем, что кровные родители будут постоянно навещать ребенка, если он останется жить в их приемной семье? Или это некомфортно для обеих сторон? И так далее».

В России сейчас тоже появляется профессия медиатора. Такие психологи-переговорщики есть в благотворительных фондах, работающих в сфере социального сиротства, и органы опеки все чаще обращаются к ним в сложной ситуации.

За рубежом также существует ювенальный судья, который разбирает подобные споры. «Судья мог бы, например, дать этому кровному папе испытательный срок. А у нас подобного не предусмотрено. Я считаю, что нельзя сразу передавать ребенка кровному родителю. Что он знал об этом ребенке раньше? Каковы его мотивы? Насколько они искренни? Готов ли биологический родитель на самом деле содержать и воспитывать ребенка? Поэтому нужны судебные решения, в том числе ювенальная юстиция. Сейчас у нас многие боятся ее, но это неправильно».

Психолог советует каждому родителю помнить простую истину: все мы и берем, и рожаем детей на время. Наша задача – дарить ребенку любовь и заботу, а потом – отпустить его, говорит она.

Не каждый может взять ребенка в семью, но помочь может каждый