Валентина Кудрикова
Валентина Кудрикова 1 сентября 2017

«Аист с Мамаева кургана принес Даниила не в ту семью»

0
834
0

Приемные дети нередко плохо учатся в школе: сказывается детдомовская педагогическая запущенность и психологические травмы. Однако есть исключения: среди годовых отметок 11-летнего Даниила, приемного сына Людмилы и Андрея Миллер из Волгограда, лишь одна «четверка», а остальные — «пятерки». О том, как вырастить умного, разностороннего и тактичного мальчика из травмированного жизнью, агрессивного и сквернословящего малыша, корреспонденту фонда «Измени одну жизнь»  рассказала Людмила Миллер, приемная мама и ведущая свадеб. Людмила – победительница конкурса «Я супермама» среди многодетных семей, награждена дипломом за активное участие в ежегодном фестивале волгоградских мам «Материнское сердце» и другими наградами.

vM0UBNqBqEU

Людмила с мужем и детьми. Все фото — из семейного архива. 

«Педагоги из детдома отговаривали нас: мальчик трудный, хлопот не оберетесь»

«В 2012 году мы переехали в свой дом, и сразу задумались о том, что теперь можно завести еще одного ребенка, – вспоминает Людмила Миллер. – У нас уже были кровные дети: сын Андрей (тогда ему было 7) и дочь Юля (ей было 2 года). Родить еще одного ребенка самим оказалось невозможно. Ни я, ни муж тогда ничего не знали об усыновлении – мы просто нашли в интернете базу данных о детях-сиротах и поняли, что без оформления документов не сможем получить информацию о ком-то конкретном. Прошли школу приемных родителей, получили заключение отдела опеки и стали подбирать ребенка».

Это оказалось непросто. Супруги не раз ездили знакомиться с детьми, но ни к одному из них, по словам Людмилы, «сердце не позвало». «Было очень трудно. Жалели всех деток, но понимали, что мы не можем помочь каждому, что нужно найти «своего», – рассказывает приемная мама. – Говорят, что тяжело собрать документы для опеки, но на мой взгляд, хлопоты с оформлением бумаг – это ничто по сравнению с подбором ребенка. Каждый раз, подписывая отказ от приема ребенка в семью, я как будто сама бросала его в детдоме. Сердце кровью обливалось».

Однако семья была тверда в своих намерениях. Удивительно, но поддержал их 7-летний Андрей – посмотрел передачу, в которой искали семью малышу, и предложил родителям: «А давайте возьмем этого мальчика себе?» «Мы тогда как раз искали ребенка и поняли, что пришло время для серьезного разговора с сыном. Рассказали ему о наших планах и убедились, что он не против пополнения семейства», – говорит Людмила.

52cHyI5b9PQ

Рисунок Даниила маме — Людмиле.

На момент знакомства с приемными родителями Даниилу было шесть с половиной лет. Его мать лишили родительских прав: она сильно выпивала, надолго забывала о ребенке, не кормила его, а когда вспоминала, то принималась за воспитание – избивала, выставляла раздетым зимой на балкон… Однажды, «устав» от материнских трудов, она просто отдала ребенка своей подруге-алкоголичке со словами: «Забирай и делай с ним что хочешь».

В результате такого «воспитания» Даниил закономерно отставал в развитии от сверстников, был гиперактивным и даже агрессивным. «Педагоги в детдоме отговаривали нас – мол, мальчик трудный, хлопот не оберетесь, – вспоминает Людмила. – Но мы с мужем сразу, с первого взгляда поняли, что он «наш». Даниил даже внешне был на нас похож! Мы переглянулись и сразу, без долгих раздумий, подписали согласие».

Пока оформлялись документы, семья несколько раз навещала Даниила в детском доме. Приходили с детьми, гуляли на площадке, играли, разговаривали, все вместе перекусывали принесенными из дома «вкусняшками». Уже на третий день Даниил назвал Людмилу и Андрея мамой и папой.

«Ты мне не мама!»

Дома выяснилось, что педагогическая запущенность Даниила сильнее, чем казалось: до школы оставалось совсем чуть-чуть, а мальчик не знал ни дней недели, ни времен года, ни день своего рождения. «Скандалил по любому поводу – есть не буду, спать не буду, жить с вами не хочу, буду беспризорником, – вспоминает Людмила. – Несколько раз убегал от меня, приходилось искать – помню, ходила по гаражам с коляской с малышом… А однажды даже избил маленькую Юлю ремнем – большим таким, с пряжкой. Я в этот момент была во дворе, а зайдя в дом, увидела жуткую сцену: малышка рыдает, а Даниил стоит над ней с ремнем и объясняет мне, что она плохо себя вела».

Gm28QRtlQzY

Братья заботятся о младшей сестренке. 

Эмоции захлестывали, но родители нашли в себе силы понять, что мальчик просто не знает, что такое поведение ненормально: он не видел другой модели семьи и копировал взрослых из своей прошлой жизни.

Постепенно исправить поведение помогли спокойные длительные беседы с родителями, многократные терпеливые объяснения и ежедневное наблюдение уклада семьи. «У нас дома даже есть специальная совещательная комната, как мы ее называем, – делится опытом Людмила. – Я в любой момент бросаю дела, если кому-то из детей нужно со мной поговорить, обсудить что-либо наедине».

Как-то, когда маленький Даниил в очередной раз что-то натворил, приемная мама, чтобы остановить его гнев и обиду, сказала: «Раз так, то ты мне не друг!» А мальчик тут же ответил: «А ты мне не мама!» «Тогда я объяснила ему: я ведь не сказала, что ты мне не сын, я сказала, что не друг, а это совсем другое, – вспоминает Людмила. – Он подумал и все понял. Мы обсудили ситуацию, и Даниил извинился».

Плавание, футбол, английский и… поиски клада

Справиться с гиперактивностью Даниилу помогли дополнительные занятия. Дети в семье Миллер сами выбирают себе кружки и студии и с удовольствием занимаются. Сейчас Даниил увлекается плаванием, футболом, современными танцами, учит английский. И у Андрея, и у Даниила, и у Юли только один свободный от занятий день – воскресенье.

Qs1fp6fEDR4 (1)

Оба сына радуют успехами родителей.

– У нас во дворе нет грядок, зато есть батут, качели, бассейн, всякие «лазалки» и горячо любимый всеми детьми домик на дереве, – комментирует приемная мама. – У нас играют не только мои, но и все соседские дети, и я этому рада. Главное – мои дома, я знаю, что с ними все в порядке.

Детские дни рождения в семье Миллер проходят весело – так, что потом гости еще долго вспоминают подробности. Людмила – известная в Волгограде ведущая свадеб. Прежде чем примерить на себя роль тамады, она немало лет отработала юристом в компании, но потом поняла, что хочет больше времени уделять детям, и выбрала для себя другую профессиональную дорогу. Так что придумать и провести яркий детский праздник для Людмилы Миллер – своего рода профессиональный вызов.

– Как-то накануне дня рождения Даниила мы с мужем глубокой ночью, в полной темноте, закапывали во дворе клад, – смеется приемная мама. – Мы тогда проводили пиратскую вечеринку, и дети на следующий день вдохновенно искали клад по карте. В другой раз мы организовали олимпийскую вечеринку – проводили соревнования, поднимали олимпийский флаг, муж даже соорудил пьедестал почета – первое, второе и третье места. Был и праздник по мотивам мультфильма «Маша и медведь» — наряжались, все вместе пекли пироги…

gfiexUsAuk4

Дети очень любят домик на дереве.

Людмила Миллер регулярно устраивает небольшие торжественные чаепития в честь достижений кого-то из детей – это стало семейной традицией. «Например, почему бы не наградить сына за успехи в учебе? Это ведь нетрудно и недорого организовать – испечь что-то вкусное, пригласить бабушку, тетю, всем вместе порадоваться за ребенка, поиграть во что-то. И ему приятно, что его старания заметили и оценили», – делится опытом Людмила.

Важным для Даниила моментом оказались и его крестины. Родители устроили их вскоре после прихода мальчика в семью. Мама даже сама сшила ему крестильную рубашку. Никто и никогда раньше не делал ничего подобного для мальчика, и он еще долго был под сильным впечатлением от события, организованного специально для него.

Почти отличник

Почувствовав такую заботу, Даниил постепенно стал ощущать себя частью семьи. Он во всем, в том числе и в учебе, тянется за старшим братом Андреем. «Так было не всегда, – говорит Людмила Миллер. – И дрались, и делили друзей – и сейчас у каждого своя компания. Но постепенно они стали настоящими братьями. Даниил уже хорошо понимает, что его лучшие друзья на всю жизнь – это папа и брат».

Сейчас 12-летний Андрей – отличник по всем предметам, а у Даниила по итогам минувшего учебного года лишь одна «четверка».

0W28DVwkgsM

Даниил тянется за старшим братом — Андреем.

– Он очень старается, – рассказывает приемная мама. – Да, поначалу ему было сложно, он пошел в школу не таким подготовленным, как его более благополучные сверстники. Но постепенно догнал одноклассников, а сейчас уже вместе с Андреем ведет школьную линейку 1 сентября. Мы много занимались, иногда даже в ущерб моим кровным детям, но это было необходимо. Моя работа позволяет уделять внимание и Даниилу, и Андрею, и Юле, — все-таки свадьбы бывают лишь по выходным.

Многому учит детей и папа Андрей: например, вместе построить будку для собаки, ухаживать за животными. «Папа у нас спокойный, уравновешенный, очень много работает – дети учатся у него отношению к делу, к домашним обязанностям, уважению к женщине, — подчеркивает Людмила. – Дети знают, когда и как мы оплачиваем коммунальные услуги, как планируем расходы… Видят, например, что папа дарит маме цветы на праздники, и тоже приносят мне букетики сирени».

В семье Миллер есть не только собака, но и два кота и одна кошечка, а еще кролики и рыбки. Дети сами ухаживают за питомцами. «У нас по коту на каждого ребенка, – улыбается Людмила. – Животные гуляют на улице, а перед входом в дом дети всегда моют им лапки. Кормят, ухаживают за ними, приучаются к труду».

IUej-D3gbeE

Даниил хочет взять фамилию приемных родителей.

Составлен и график дежурств: мальчики по очереди пылесосят, выносят мусор, моют посуду. В этом году в дежурства включается и младшая Юля: она идет в первый класс, а значит, по мнению родителей, беззаботное детство заканчивается, и пора взять на себя небольшую часть бытовых забот.

«К Юле у мальчиков очень трепетное, нежное отношение, – рассказывает мама. – В раннем детстве они помогали ей одеваться, присматривали за ней. Юля и сейчас рисует специально для братьев целые картины, а потом дарит им. Она пока не знает, что Даниил ей не кровный брат. При этом они очень похожи, и внешне, и по характеру».

Аист с Мамаева кургана ошибся

Конечно, ни о какой тайне усыновления в семье Миллер нет и речи: во-первых, Даниил многое помнит из своего раннего детства, а во-вторых, формально он находится под опекой, а не усыновлен. «Мы решили оформить опеку исключительно из тех соображений, чтобы по достижении Даниилом 18 лет государство помогло ему с жильем, – объясняет приемная мама. – Все-таки купить квартиры всем троим детям нам было бы чрезвычайно сложно, мы ведь и ипотечный кредит за свой дом еще не погасили».

Fk0Rb16-Sy0

Сыновья с папой.

По наблюдениям мамы, Даниил очень хочет быть частью семьи Миллер и старается не вспоминать прошлое. «В школе он никому не говорит о том, что он приемный ребенок. Однажды он даже попросил меня снять со стены все старые семейные фотографии, потому что на них были Юля и Андрей, но не было его. Тогда я нашла его детскую фотографию – Даниил очень обрадовался, повесил ее на стенку рядом с общими и даже носил в школу».

Людмила и Андрей иногда шутят с сыном, что аист перепутал и принес Даниила не в ту семью. «Аист с Мамаева кургана», — уточнила как-то малышка Юля, и это выражение стало в семье крылатым. Родители двух подростков хорошо понимают, что переходный возраст – это время поисков и осознания себя. «Недавно Даниил сказал нам, что хотел бы взять нашу фамилию, — говорит мама. – Я убеждаю его, что его фамилия тоже очень благозвучная, но он стоит на своем. Возможно, в 14 лет он примет решение и станет Даниилом Миллером. Мы, конечно, возражать не станем».

Даниил уже задумывается о выборе профессии – хочет поступить в военное училище или в кадетский корпус. «Когда я думаю о том, что сын может жить не с нами, то всегда расстраиваюсь, — делится Людмила Миллер. – Не могу представить нашу семью без него».

Не каждый может взять ребенка в семью, но каждый может помочь