Дмитрий Хазиев
Дмитрий Хазиев 22 июня 2016

Олеся Лихунова: «Я год уговаривала мужа взять ребенка в семью»

2
3100
5

Олеся и Александр воспитывают семерых детей: кровных Машу, 12 лет и Тимура, 8 лет, и приемных: Галю, 10 лет, Кирилла, 8 лет, Нину 8 лет, Вадима 5 лет, Кристину 3 лет. Вадим, Кристина, Галя, Нина и Кирилл — дети с особыми потребностями здоровья.  Двоих — Галю и Кирилла — Олеся с мужем взяли в семью, увидев их видеоанкеты, снятые фондом «Измени одну жизнь». Это история о смелости и желании помочь, об отсутствии иллюзий и осознанном подходе к усыновлению.

6d0ea21e-e266-40f8-b863-a720fb836e18

Похож на меня

«На одном из сайтов я увидела Вадима. Тогда ему было шесть месяцев. Мои кровные дети на меня не очень похожи, сын вообще голубоглазый и светлый, а я темноволосая. А когда увидела Вадима, мне показалось, что он похож на меня.

Я показала мужу его фото, сказала: посмотри, какой хорошенький, давай заберем в семью. Муж даже разговаривать отказался на эту тему. И потом я целый год читала форумы, рассказы приемных родителей, смотрела видео про приемные семьи и ему все рассказывала. Постепенно он пришел к решению взять ребенка. Начали вместе готовиться.

Потом я пошла в опеку, где сразу дали перечень документов. В этот же день меня записали в школу приемных родителей. В ШПР потребовали, чтобы мы ходили на занятия вместе с мужем.

Вадиму уже на тот момент исполнилось полтора года. Я приехала к нему и увидела, что у малыша была уже сильнейшая депривация»: он качался, не смотрел в глаза, на людей мало реагировал. Мальчик был маленького роста, отставал в физическом развитии. В полтора года его рост был всего 70 сантиметров. Когда мне впервые посадили Вадима на колени, он был ужасно перепуган. Я тоже была в растерянности, но уже не сомневалась, что его нужно срочно забирать домой.

Перед принятием такого важного решения мы много разговаривали с кровными детьми: рассказывали им, что есть такие дети, у которых нет мам и пап. Поэтому наши дети с самого начала были включены в этот процесс: вместе с нами смотрели фотографии Вадима, выбирали вещи, кроватки-стульчики. Они с радостью приняли нашу идею.

6ffea4be-cfad-44fd-950b-8ca0158577c8

К счастью, у Вадима не было какой-то сложной адаптации. Дети тоже очень хорошо отнеслись к нему. И с какой радостью мы наблюдали, как Вадюша начал улыбаться, расти и развиваться ускоренными темпами. Зубы росли сразу по четыре. Он, наконец, поверил, что теперь кому-то нужен. Это и нашу жизнь наполнило каким-то особым смыслом».

Александр, папа: «Моя первая реакция, когда Олеся предложила взять ребенка из детского дома, была отрицательной. Она рассказала мне про Вадима, но я не был готов к этому. Наверное, страх всегда имеет место. Я сам из семьи, где было трое детей и понимаю, что такое большая семья. Возможно, это сыграло какую-то роль.

Сейчас не представляю жизни без него. Вадим повсюду ходит за мной, повторяет: папа, папа.

Для нас с Олесей гораздо сложнее было решиться забрать Нину. У нее был диагноз: спинномозговая грыжа. Мы много общались с другими родителями, принявшими таких детей. В итоге, решение было принято. Конечно, с Ниной непросто, но мы ни разу не пожалели о том, что теперь она с нами. Нам с женой нравится возиться с детьми, заниматься их воспитанием».

Научная база


В свое время я училась на детского психолога, но не доучилась, так как на четвертом курсе ушла в декрет. Но база знаний по детской психологии у меня хорошая.

Таким образом, я пыталась первый год максимально себя напугать, чтобы быть готовой к предстоящим трудностям. И мужа готовила. У нас не было иллюзий, что дети из детдома – это обычные дети, просто ничьи. Очень важно понимать, что это травмированные дети. Мы старались подготовить себя к трудностям.

Наверное, поэтому в школе приемных родителей мы чувствовали себя уверенно, хотя мой муж еще год назад был далек от всего этого. Мне казалось, что по складу характера он не из тех мужчин, кто сможет принять неродного ребенка. Но когда Вадим пожил у нас первые полгода, муж сказал, что не ожидал, что мы так привыкнем друг к другу.

948abeb4-d838-48b1-a8ec-718e0cbb9615

Что было дальше

Вскоре мы задумались: а не взять ли нам в пару к Вадиму мальчика, с которым они бы играли. С моим кровным сыном разница в возрасте была существенной.

Потом нашли в сети видеоанкету девочки Гали. На тот момент ей было уже восемь лет, и меня это немного пугало. У Гали было тяжелое хроническое заболевание, в своем возрасте она еще не ходила в школу. Но мы решились.

Вообще все в этот раз получилось спонтанно. Случайно узнали от знакомых о фонде «Измени одну жизнь». Зашли на сайт и увидели видеоанкеты детей. Сначала мы увидели анкету Гали, через некоторое время увидели анкету Кирилла. Идея с видеоанкетами мне понравилась. Это достаточно информативная вещь для людей, которые ищут ребенка.

Когда я приехала знакомиться с Галей, региональный оператор сказала, может, если вы берете такую «больную» девочку, посмотрите еще одну 2013 года рождения? У нас заключение было на всякий случай на двух детей, поэтому я согласилась.

Когда я познакомилась с Галей и подписала согласие, то поехала в соседний городок знакомиться с Кристиной. И влюбилась в этого ребенка с первого взгляда. Позвонила мужу, сказала, что забираю двоих. Девочки быстро стали частью нашей большой семьи. Несмотря на большое отставание в развитии, за три месяца упорных занятий Галя научилась читать, писать и решать простые задачи. И первого сентября, вместе с нашим сыном Тимуром Галя пошла в первый класс. Дети оказались похожими внешне, и в классе их считали двойняшками.

С Кириллом произошла похожая история. Волонтеры искали ему родителей, но из-за серьезных проблем со здоровьем и неславянской внешности ничего не получалось. А он оказался очень смышленым, любознательным, схватывает новое буквально на лету. Когда я привезла домой Кирилла, мы решили, что больше детей у нас не будет. Получилось три девочки и три мальчика, что еще нужно для счастья?

Девочка с лучезарной улыбкой

Но судьба приготовила нам еще один подарок. На сайте другого благотворительного фонда мы увидели девочку с такой лучезарной улыбкой, которая зацепила и не отпускала. По фотографиям было понятно, что Нина – ребенок с диагнозами, и несколько недель мы мучительно думали, взвешивали свои силы, прикидывали, справимся ли.

Было ужасно страшно решиться. Страшно нам – двум взрослым, у которых все в жизни хорошо. Но как страшно такому ребенку, у которого нет ни родных, ни будущего впереди – это даже невозможно себе представить.

И мы решили рискнуть в последний раз. И какое счастье, что мы тогда приняли это решение! Потому, что Нина – это девочка-батарейка. Оказалось, что она может ползать, просто в детском доме не было такой возможности. Мы купили для нее наколенники и защитные перчатки и с тех пор Нина передвигается по дому самостоятельно, свободно залезая на любые диваны и стулья, куда угодно. Так здорово радоваться жизни вместе с ней.

892714d1-fcd3-4ba3-b7f6-8e32720b164d

Готовы ли заботиться, если особой любви нет?

Только благодаря фонду «Волонтеры в помощь детям сиротам» Нина сейчас с нами. Не знаю, решились бы мы вообще на такого сложного ребенка без их поддержки. Как только я попросила куратора от фонда помочь нам с катетерами: в течении недели курьер привез нам четыре коробки по 100 штук в каждой. Когда я попросила помочь с покупкой ортопедической обуви для Нины — через два дня у нас уже стояли две пары. Также фонд регулярно организует консилиумы врачей, консультации с лучшими специалистами. Родители учатся ухаживать за своими детьми, знакомятся между собой, договариваются об обследовании детей. Всего не перечислишь.

Перед тем, как поехать в детский дом, мы спрашивали себя, а готовы ли мы просто жить вместе с этим ребенком (тем более, что мы его и не знаем еще толком)? Готовы ли заботиться о нем, даже если особой любви не возникнет?

И если мы решаем, что да, мы сможем так жить, так как не для любви его забираем, а потому что у нас есть потребность помочь, и силы, и возможности есть; то тогда я еду и привожу ребенка домой. Несмотря на свой опыт, каждый раз мне приходится искать новый подход, думать, как заинтересовать ребенка в занятиях. Это взаимный труд. Непростой, но очень интересный и благодарный.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

5 комментариев

  • Арина

    Олесю давно люблю, читаю и знаю, ее книга — просто потрясающая. Хочется так же выразить огромное спасибо Елене за такой комментарий: я давно думаю об усыновлении и изучаю тему, есть двое своих деток. Ваши трезвые мысли о приемном родительстве помогают лучше понимать ту реальность, с которой предстоит столкнуться: слишком уж много розовых замков и ожиданий мы сами себе строим, думаю о несчастных малышах и о том, как они будут рады оказаться в семье.
    Не знаю, какое мы с мужем решение в итоге примем, но большое спасибо тем приемным родителям, которые не боятся выносить свой опыт в пространство и рассказывать не только о положительной, но и об оборотной стороне медали и о трудностях, с которыми предстоит столкнуться. Зная это заранее, гораздо проще противостоять возражениям со стороны родственников, которые рассказывают совсем «страшные и ужасные» мифы об усыновлении. Да, все не так просто, как в социальной рекламе, но и обычное родительство не так просто, как в рекламе подгузников или детского питания.
    Дай бог сил и терпения всем приемным и обычным родителям! Мы все делаем большое дело!

    30 июня 2019
    • Иоланта Качаева

      Арина, большое спасибо вам за комментарий! Очень приятно понимать, что вам помогают статьи на сайте нашего фонда! Очень надеемся, что вы придете к верному решению вместе с мужем. И спасибо, что благодарите родителей, это, правда, великий труд!

      30 июня 2019
  • еленаелена

    Я уже не в первый раз читаю тексты, написанные Олесей Лихуновой. По-моему это лучшее, что я прочла за последние 3_-4 года. Она оптимистична, но в то же время достаточно трезво смотрит на трудности адаптации и жизни с приемными детьми. Мне нравилось читать как она внимательна к каждому ребёнку. Каждый для неё отдельная личность, которую она уважает и старается принимать каким он есть. Спасибо вам, Олеся , вы даже не знаете как вы помогаете мне своими правдивыми рассказами. У вас я впервые увидела как это трудно — возиться с приемными детьми, как медленно идут процессы их Развития и как много сил времени и денег на это уходит.

    Мне это очень помогло со своими приемными детьми. Мы с мужем взяли брата и сестру когда им было 3,5 и 4,5 лет. Сейчас им 10 и 11 соответственно. Мы ни разу не пожалели, что взяли их. Мы их очень любим и много возимся с ними. Но то через что мы прошли это было очень трудное время. Их реальные психологические проблемы полностью раскрылись только когда они пошли или вернее, должны были пойти в школу. Я очень много читаю историй усыновления и часто встречаю такие рассказы где у ребёнка поставлен диагноз — отставание психического развития или синдром фас. И при этом в дальнейшем рассказе выясняется что через три месяца ребёнок смог пойти в школу или начал читать. Я честно говоря поверить в это просто не могу. И думаю ро себя что это неправда. С такими диагнозами в три месяца не управишься. Мы только одну букву А учили три месяца. А в школу дочка пошла с опозданием на год. И то логопеды и пологи советовали подождать ещё год. Но мы все — таки решились, казалось , что она будет стыдиться своего несоответствия остальным детям. Но она все равно отстаёт в Психологическом и личностном развитии. А уж про сына так вообще одни только трудности. В первом классе ( пошёл в 8 лет: тянули время как могли) вообще отказывался заниматься, сидеть за партой, срывал уроки. Отдали заново в другую школу опять в первый класс. Повезло с учительницей. У неё тоже приемный сын, она спокойно сказала — не сможет Учиться в нормальной Школе, отдадите в школу восьмого типа. Она прошла такой же путь и билась за своего сына. Сама учительница, но не смогла оставить его в обычной школе. Мы затаив дыхание, наблюдали как наш выдержит свой второй первый класс. При поддержке психотерапевта, Нейропсихолога и психиатра — выдержал. Сейчас уже учится во втором классе. Но все равно видно его отставание по всем параметрам, хотя у него очень высокий интеллект. Но синдром фас его не отпускает. Рассеянное внимание,трудности с эмоциями, высокая утомляемость, непослушание — все это судя по всему останется с ним навсегда. А это при том, что мы все время занимаемся с ними обоими, читаем книжки,заставляем их читать, слушаем музыку, ходим по театрам и выставкам , ездим путешествовать по городам и странам. Психологи и другие специалисты все время Рядом и работают с ними неотступно. Не говоря уже о репетиторах. Кое как справляемся со школьной программой.

    И видимо, все это надолго. Поэтому когда я читаю про три месяца адаптации или синдром фас, я просто не верю. Хочется больше реальности и больше правды как бы горька она ни была.

    С уважением
    Елена С.

    10 мая 2019
    • Иоланта Качаева

      Елена, спасибо вам за подробный комментарий! Я уверена, что блоги приемных мам помогают многим. А вы бы хотели вести у нас блог на сайте фонда?

      10 мая 2019
    • Иоланта Качаева

      Елена, спасибо вам за такой откровенный комментарий! И Олесе, конечно же, будет приятно прочесть такие слова.

      13 мая 2019