Вера Рыклина
Вера Рыклина 16 января 2015

Что такое деньги?

0
218
0

pocket-money

У Елены Владимировны из Москвы четыре сына – два родных и два усыновленных. Она души в них не чает, семья у них дружная, мальчишки, все как один, вежливые, нормально образованные, с целью в жизни. «У нас усыновление прошло совершенно безболезненно для всех», — хвастается она. Единственная сложность, про которую сейчас вспоминает Елена Владимировна, весьма неожиданная: тяжелее всего ей было объяснить «новым» мальчикам про то, что такое деньги.

Владимир и Александр попали в дом к Елене Владимировне, когда им было 9 и 8 лет соответственно. Они были практически здоровые, но с очень непростой судьбой. В детдом оба попали, когда им было по два с половиной года: от одного после гибели матери отказался отец, другого просто подкинули в милицию и установить его родство с кем бы то ни было так и не удалось. Несколько лет назад они попали в один детский дом и сдружились как братья. Елена Владимировна ехала за Владимиром, но нянечки уговорили взять обоих: разлучить мальчишек было бы очень неправильно.

Детский дом, в котором жили мальчики, считается «хорошим» и чуть ли не образцово-показательным. Елене Владимировне посоветовала его знакомая, которая работает в одном из фондов, помогающих потенциальным усыновителям. Сказала, что там очень хорошие воспитатели, хорошие условия и хорошая атмосфера. И дети тоже хорошие.

Так и оказалось. Мальчики попали к Елене Владимировне не забитыми, отлично воспитанными и по возрасту образованными. Но вдруг Елена Владимировна заметила, что Вова и Саша странно реагируют на любые разговоры о деньгах: смотрят удивленными глазами и всегда многозначительно замолкают при любом упоминании о стоимости тех или иных вещей. А однажды после похода в магазин Вова прямо сказал «Я не очень понимаю, зачем ты даешь им деньги?». А Саша добавил: «И откуда ты их берешь».

Сначала Елена Владимировна растерялась, но потом почитала в интернете специализированные сайты и поняла, что перед ней типичная для усыновителей проблема: бывшие детдомовцы с трудом понимают суть товарно-денежного устройства общества – просто потому, что никогда с ним не сталкивались.

Детдомовцы не бывают в магазинах. Еда у них всегда в столовой, одежду выдают, игрушки общие, личных вещей практически не бывает. По сути это – одна из главных составляющих асоциального поведения воспитанников детских домов, говорит психолог Алексей Норин. Эти дети не видят перед собой родительский пример: перед ними нет взрослых, которые каждый день ходят на работу, они не бывают в торговых центрах, где можно тратить деньги, не присутствуют при обсуждении самых банальных или крупных трат. «Понятия «дорого» и «дешево» для них весьма условны, — объясняет психолог. – Для них не существует подобной модели поведения, и именно поэтому они испытывают серьезные трудности, когда сталкиваются с реальностью».

В случае с детьми, вроде Вовы и Саши, проблема не очень большая: мальчики попали в семью в юном возрасте, они восприимчивы ко всему, что идет от «новой мамы», и смогли быстро разобраться и привыкнуть к новым правилам. Елена Владимировна говорит, что через 3-4 месяца мальчишки усвоили все азы финансового поведения, без проблем ходили сами в магазин по мелким поручениям и даже вывели собственную стратегию накопления карманных денег.

По словам Екатерины Борисовны, бывшего руководителя детского дома в Подмосковье, воспитатели понимают такую проблему и в силу возможностей стараются по максимуму рассказать детям о том, как устроена жизнь за стенами детдома. «К сожалению, мы можем дать им только теорию, — сокрушается педагог. – И она часто сильно отличается от практики». У Екатерины Борисовны было много случаев, когда новоиспеченные родители звонили ей и разводили руками: дети не в состоянии понять материальную ценность тех или иных вещей, и потому абсолютно неадекватны и неуправляемы.

12-летний приемный сын москвича Бориса Кагорлицкого долго воровал в магазинах. По сути воровством это не было, он просто брал то, что ему было нужно и не задумывался о необходимости за это платить. Борис и его жена с трудом отлавливали мальчугана, а потом на некоторое время перестали брать его с собой в магазины. «Детям вообще сложно понять, почему папа должен идти на работу, а не играть с ними, или почему мама не может купить вот ту прекрасную большую куклу прямо сейчас из-за того, что она слишком дорогая. – говорит психолог Норин. – Но у детей, которые растут в семье, это так или иначе сызмальства становится естественной частью реальности. Более-менее взрослому ребенку неожиданное столкновение с такой реальностью дается тяжко».

Семье Кагорлицких помог психолог, который долго – через игры и подобранную художественную литературу – приучал мальчика к правилам обращения с деньгами. На самом деле ничего сложного, говорил психолог: главное методично и не спеша моделировать ситуации и постепенно начинать вовлекать ребенка в финансовую жизнь семьи. Сейчас сын Бориса помогает вести еженедельную бухгалтерию маме и рассчитывает накопить к лету на новый компьютер.

Дети, попавшие в семью, приспосабливаются, учатся и адаптируются. Другое дело те детдомовцы, которым так и не случается обрести маму и папу. В 18 лет те из них, кто признается годным для самостоятельной жизни, отправляются в свободное плаванье. Государство предоставляет им жилье и льготы на образование. Некоторые отправляются в вузы, некоторые в колледжи. По словам Ольги Тихомировой, директора Центра равных возможностей для детей-сирот «Вверх», в 23 года, когда стипендия заканчивается, молодым людям приходится принимать первые самостоятельные решения и искать работу. И вот тут начинаются сложности. Потому что, во-первых, человеку, который до 23 лет жил по строгому распорядку и уставу, сложно самому принимать решения, а во-вторых, хоть вроде головой и понятно, для чего работать, принять эту незнакомую жизненную модель неимоверно сложно, и многим не под силу. Поэтому, рассказывает Тихомирова, 80% выпускников детских домов сдают квартиры и живут у оставшихся 20% своих бывших одногруппников.

Многие из них так и не начинают работать или работают от случая к случаю. Один из таких выпускников, 28-летний Арсений, теперь мечтает открыть с своем бывшем детском доме магазин. Он сам выучился на повара и мог бы печь всякие сласти, чтобы продавать их нынешним обитателям детского дома. Он уверен, что ребятам это пошло бы на пользу. Но он пока никак не может придумать, чем покупатели будут с ним расплачиваться. Денег, говорит Арсений, у него и так достаточно (от сдачи квартиры), одежда есть, курить он недавно бросил. «Вот как только придумаю, — обязательно договорюсь с директором», — говорит он.

Если вы — приемный родитель, поделитесь своим опытом: расскажите, как приучали своих приемных детей к деньгам. Как объясняли, что это, и как их правильно расходовать. Может быть, ваши советы, помогут кому-то из наших читателей! 

Piggy_bank2

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!