Блог Елены Игнатовской. Мои уже родные — приемные дети. Маша

0
1480
2

Сожитель матери жестоко обращался со всеми детьми. Маша не была исключением, хотя ей было всего полтора года, когда органы опеки изъяли детей из семьи.

Часть 15. Мои уже родные — приемные дети. Маша

Читать весь блог Елены Игнатовской.

С Машей мы познакомились 10 октября. А 13 декабря они с сестрой Сашей уже были дома.

Когда я увидела фото Маши в опеке, я спросила специалиста о том, какой национальности эта девочка. Специалист удивленно посмотрела на меня и ответила: «Русская, конечно, по документам. Кроме того, биологическая мама утверждает, что у всех детей один отец (я очень сомневаюсь, что у детей один биологический отец, они абсолютно не похожи друг на друга, если не считать крупных глаз и длинных ресниц – авт.). А вы что, национальных не хотите?»

Я сказала, что мне абсолютно все равно, какой дети национальности, ведь отец моей старшей приемной дочери – армянин, и когда она была маленькой, гордо всем рассказывала, что она армянка.

Просто на фото Машенька вышла уж очень не симпатичная… В общем и целом, ужасное там было фото. Я еще подумала, что с такой фотографией ребенок будет «висеть» в базе год, а то и больше, и вряд ли кого-то заинтересует.

Как только мне предложили познакомиться с малышами, я кинулась искать их видеоанкеты на сайте фонда «Измени одну жизнь», не нашла и немного расстроилась. До этого я просмотрела здесь, наверное, тысячи видеоанкет малышей-сиблингов.

Хотелось помочь именно «паровозикам», ведь мало кто желает увеличить состав своей семьи сразу на три, а то и на пять человек. И получается, что у детишек, попавших в систему всей семьей, намного меньше шансов найти родителей, чем у «одиноких» малышей.

После заочного знакомства мы отправились в реабилитационный центр, где находились сестренки Саша и Маша. Очень приветливый соцпедагог проводила нас с мужем в группу, где крохи обедали.

Мы прошли мимо малышей, и я сразу же узнала нашу Манюню, так мы ее теперь называем. На меня смотрела не «страшненькая» девочка с фотографии, а милая крошка с огромными глазищами (это их семейная особенность, «фирменный знак» моих глазастиков).

С некоторыми страхами Маши мы уже «справились».

Девочек привели в игровую, но с нами они общаться не хотели, на мужа вообще боялись даже смотреть, пришлось ему сесть в дальний угол комнаты и наблюдать, как я рассказываю девчонкам о том, кто мы такие и что это я им привезла.

Честно признаюсь, на протяжении всего времени, что я общалась с девочками, меня терзали сомнения, а правильно ли я делаю, нужно ли мне это, зачем я это делаю, справлюсь ли…

Читать также — 5 навыков будущих опекунов и усыновителей

Что я чувствовала по отношению к детям? Симпатию, я люблю детей… Но больше ничего. Никаких ощущений, что это «мои» дети у меня не было. А тут еще муж «подливал масла в огонь» моих душевных метаний, спрашивал: «Думаешь, мы потянем такое количество детей? Справимся? Нам сейчас наших всех учить, представляешь, какая будет финансовая нагрузка?» И все это на первой встрече.

Дальше мы уже ездили к «нашим» девчатам, и больше ни разу не поднимался вопрос: «Справимся ли мы?» Решение было принято в машине сразу после знакомства с будущими дочками. Оставить в системе мы их уже не сможем.

Маша абсолютно ничего не говорила на наших встречах, только улыбалась и молчала, хотя, по словам воспитателей, разговаривать умела. Она с удовольствием ела все вкусности, которые мы ей приносили и пряталась за меня, как только к ней приближались мой муж или старший сын.

К слову сказать, они с Сашей вообще панически боялись мужчин, позже я поняла почему, когда прочитала их личные дела.

Биологический отец, сожитель матери жестоко обращался со всеми детьми. Маша не была исключением, хотя ей было всего полтора года, когда органы опеки изъяли детей из семьи. То, что я прочитала, конечно, ужасно. Машу отец брал за ножки и швырял по комнате, поэтому в начале она панически боялась, когда ее брали на руки мужчины.

Сейчас уже все хорошо, она сама просит папу «поитять». Это значит, он должен лечь на диван и подбрасывать ее над собой, а она будет заливисто хохотать и кричать: «Моя папа!» С одним страхом мы справились.

Но осталось еще много проблем. Основная — серьезное расстройство привязанности у Марии. На самом деле, я очень переживала, что это будет в большей степени проявляться у Андрюши, ведь он с рождения в системе, но оказалось, что с Машей все гораздо сложнее.

Она до сих пор с удовольствием идет на руки ко всем знакомым и не очень тетям и дядям, обнимается со всеми подряд, берет за руку и свободно может уйти с любым, кто предлагает ей пойти «в гости». Мало отличает «своих» от «чужих».

Мы практически не ходим в гости к друзьям и родственникам, ждем, когда закончится процесс адаптации, но иногда я разрешаю девочкам навестить соседку-ровесницу, так вот забрать Машу потом без истерик не получалось несколько раз. Поэтому мы решили пока ограничиться общением на прогулках.

Кроме того, дочь очень плохо говорит, задержка речевого развития довольно серьезная. Хотя она понимает абсолютно всю обращенную к ней речь. Выполняет просьбы и отвечает на вопросы, правда пока эти ответы назвать словами сложно, обычно это последние слоги слов.

Читать также — Людмила Петрановская: «Задержка психического развития – не приговор»

Очень смешно меняет в словах звуки местами, например, вместо «куп-куп» у нас получается «пук-пук», а вместо «кать-кать» — «тяк-тяк». С развитием речи еще очень много нужно работать. Буквально на днях мы научились, наконец, говорить свое имя и это для нас очень серьезное достижение! Проблемой также остается энурез, рецидивы все еще случаются.

Есть еще один нюанс — Маша просто обожает лекарства, что очень странно для домашнего ребенка, но совсем не странно для ребенка из системы. Все, что она находит, любая таблетка или спрей, тут же отправляется в рот. Это очень опасно. И, хотя все медикаменты давно спрятаны, для Марии это не проблема, она их все равно найдет и достанет. Боремся и с этим тоже.

Маша — очень ласковая девочка, постоянно обнимает меня и папу, очень любит старших братьев, ей нравится сидеть на руках, как обезьянка. ДОчка как будто бы никак не может насытиться любовью, которой раньше у нее не было.

Маша — очень веселая и ласковая.

Машу любят все! Не только родственники, но и все знакомые от нее в восторге, настолько это приятный и располагающий к себе ребенок. У нас уже выстроилась очередь из желающих стать крестными родителями для Маши, хотя мы пока не собирались крестить детей.

Несмотря на то, что дети жили в семье, где их били, не кормили и никак не занимались их воспитанием, все они остались очень добрыми и позитивными, в них нет ни капли агрессии.

Они любят нас и все, что их окружает.

Для меня это удивительно.

Портал changeonelife.ru - крупнейший ресурс по теме семейного устройства, который каждый день помогает тысячам людей получить важную информацию о приемном родительстве.

Родители читают экспертные материалы, узнают об опыте других семей и делятся своими знаниями, находят детей в базе видеоанкет. Волонтеры распространяют информацию о детях, нуждающихся в семье.

Если вы считаете работу портала важной, пожалуйста, поддержите его!

2 комментария

  • Виктория Сикора

    Несмотря на то, что дети жили в семье, где их били, не кормили и никак не занимались их воспитанием, все они остались очень добрыми и позитивными, в них нет ни капли агрессии. — Еще раз убеждаюсь всё индивидуально!!! Никаких стереотипов!

    4 марта 2020
    • Елена Игнатовская

      Абсолютно согласна с Вами! Работая с детьми не раз встречала прямо противоположные случаи. Дети становились озлобленными и враждебно настроенными к окружающим.

      4 марта 2020