Блог Лилианы. Как догнать сверстников и поступить на бюджет?

0
891
0

Приемному подростку приходится не только пройти адаптацию в семье, но и догнать сверстников в школе, чтобы потом поступить в вуз или колледж, получить профессию.

«Одной из наиболее злостных ошибок является суждение, что педагогика — это наука о ребенке, а не о человеке. Нет детей — есть люди, но с другим масштабом понятий, другими источниками опыта, другими стремлениями, другой игрой чувств. Сто детей — сто людей, которое не когда-то там завтра, но уже теперь, сегодня уже люди», — сказал Януш Корчак.

Я не зря начала свое следующее повествование о детях именно с этой цитаты Януша Корчака. Мы растим не детей – мы растим людей. Решила затронуть проблемы образования моих приемных детей. К нам в семью с 2004-го года приходят ребята-подростки. Приходят дети, у которых отсутствуют по несколько лет в школьном образовании.

Приемным подросткам в школе предстоит быстро догонять сверстников.

Два класса за один год

Так в свое время к нам в семью попросилась девочка-подросток, азербайджанка по национальности, воспитанница детского дома.

Когда у нее умерла мама, девочку выкрал отец, отвез в Дагестан и держал ребенка в сарае с овцами почти… два года. Кровная бабушка все эти два года разыскивала внучку. Нашла ее именно в Дагестане, именно в овчарне. Привезла ее в Москву.

Отца в то время посадили за какое-то совершенное преступление, а дочку направили в областной детский дом, откуда она постоянно убегала. Перевели ее в детдом нашего города, где мы с ней и познакомились. Отца в итоге лишили родительских прав.

Когда мы приняли эту девочку-подростка в свою семью, ей уже было 16 лет… Два года она не училась. В нашу местную школу, в виде исключения, ее приняли в 7-й класс. С большим трудом мы перешли в 8-й. И тут меня осенило: а что, если попробовать сдать экстерном 8-й класс и перейти сразу в 9-й?

Решили и…. сделали! Занимаясь немного летом, мы подтянули всю пропущенную программу и сдали осенью экзамены за 8-й класс. Девочку перевели в 9-й, и она успешно окончила среднюю школу.

КАЖДЫЙ ИЗ НАС МОЖЕТ ПОМОЧЬ ДЕТЯМ-СИРОТАМ ЖИТЬ В СЕМЬЕ

 

Поступила в колледж, скоро выпуск. Правда, успела выйти замуж, родить сына и… развестись. А недавно приезжала со своим новым молодым человеком, который у меня просил ее руки, руки моей дочки.

Небольшое дополнение – она сменила фамилию на нашу семейную «Романова», сменила имя и отчество.

Театральный кружок и домашнее обучение

А следующая история про двух мальчишек, которых мы привезли из Брянской области. У ребят был диагноз «умственная отсталость», который мы смело скрыли от окружающих. Детям грозил интернат восьмого вида.

Мальчишки до обычного детского дома находились в специнтернатах. Потом их перевели в детский дом. А так как они в интернате не обучались, но по возрасту должны были учиться в третьем классе, то их и «воткнули» в обычный третий класс. Мы их забирали в начале марта. Шла третья четверть.

К нам в семью попали полностью безграмотные дети, которые не знали ни цифр, ни букв. Также, в виде исключения, перевели их в четвертый класс, чтобы не терять год обучения. И начались наши мучения через адаптационный период и обучение азам начальной школы.

С большим трудом мы с ними окончили курс начальной школы. Пошли в среднее звено. Одному мальчонке учеба давалась легко, память была идеальной, но ленив, чертенок, был до чертиков! Как же он не желал учиться! В школу я ходила каждую неделю: жалобы на безделье, нежелание выполнять контрольные работы, нежелание делать домашние задания.

У нас в коридоре висят две такие доски. На них ребята решают примеры и объясняют друг другу непонятые моменты в изучении предметов.

Пришлось перевести его на домашнее обучение по показаниям врача-психиатра. Учеба при индивидуальных занятиях пошла в гору. 8-й класс окончил с несколькими тройками, остальные все положительные оценки.

Второй был труженик, этакая «рабочая лошадка». За уроками сидел и день и ночь. Учеба давалась с трудом, память неглубокая, еле-еле запоминал прочитанные тексты заданных параграфов. Чтобы разработать ресурсы памяти, поступил в театральный кружок при школе. Постепенно учеба наладилась. И 8-й класс закончил мой подросток всего с двумя тройками. И снова небольшое дополнение: оба мальчика также взяли нашу фамилию и отчество приемного папы.

Наверно, нет смысла описывать наши дальнейшие трудности, поражения и победы в обучении остальных подростков. Все остальные также имели колоссальные пробелы в образовании.

Также и турчанка-подросток к нам попала с отсутствующим пятым классом, но при этом она также была переростком. Пришлось уговаривать директора предыдущей школы, чтобы проставили ей в документах пять печатей, за пять классов.

И тут мы наверстали упущенное. Девочка окончила 7-й класс без единой тройки. А сейчас, учась в 8-м классе, будет уже параллельно обучаться в колледже по специальности «кондитер» и окончит школу с дипломом о спецобразовании и аттестатом о неполном среднем образовании. Она в свои 15 неполных лет уже получила диплом по специальности «маникюрша» и имеет свой, пусть и маленький, доход.

Самое главное, нам с мужем и старшими ребятами удалось донести до разума наших подростков, что обучение нужно, что учеба – это их труд, победы – это их достижения!

Обучаться вместе с детьми

И вот еще что хотелось добавить. Когда учились в школе мои кровные семеро ребят, я не шибко переживала за их тройки и двойки. Для меня главным критерием и в их образовании были не отличные аттестаты, а здоровые, психически уравновешенные, веселые и социально готовые к будущей жизни в обществе люди.

Мне плевать было на их двойки. Ну не совсем так категорично, конечно. Но «убивать» и постоянно «тюкать», лупить ремнем их за непослушание или проказы, отрицательные оценки я никогда не стала бы. Да и зачем? Ну не хватают они звезд с неба… И что?

Не всем стать Нобелевскими лауреатами, не всем получать Ленинскую стипендию. Кто хотел и желал учиться, те учились, корпели над учебниками и старались. Все мои кровные дети окончили школу. Из семерых шестеро поступили в университеты и институты, а одна из дочек получила диплом о втором высшем образовании. Только одна дочурка не стала после колледжа никуда поступать — она себя реализовала в семье и материнстве.

К обучению приемных детей у меня отношение очень серьезное.

К чему я веду разговор? Да к тому, что если даже кто-то из моих детей никуда не поступил бы, то остался бы в семье при любом раскладе. Посидел бы у мамки на шее немного, ничего страшного не произошло бы. Хотя практически все мои дети уже с 14-ти лет и учились, и работали, т.е. совмещали учебу с трудовой деятельностью.

Дочки работали официантками и барменами, сыновья — грузчиками, еще они разносили местную рекламную газету «Виадук» по почтовым ящикам. И, заметьте, зарабатывали в два раза больше, чем мы с мужем. В 1990-е — 2000-е это было нормой. Тяжелое время, прекрасные дети.

С приемными детьми халатное отношение к учебе, увы, уже не прокатывает. Мне постоянно надо было быть в напряжении. Постоянно заниматься не только воспитанием сирот, но и их обучением. Школа давала малую толику того, что нам надо было с ребятами изучить, запомнить и суметь пересказать.

Мой муж не переставал удивляться: «Ну, мать, как ты умудряешься одновременно слушать пересказ третьеклассника темы по окружающему миру, задавать дополнительные вопросы про Лжедмитрия семикласснику, раскрывать скобки с многочленами в задании восьмиклассника, рассуждать с детьми о конфликте отца и сына в программном произведении литературы 9-го класса «Тарас Бульба», а еще разбирать вопрос в государственных экзаменационных билетах по физике у студента второго курса института по закону Ома, да еще помогать готовить дипломную работу студентам, будущим электрикам, о работе электрического реле?»

Не скрою, сложно, но можно. Я же все время на пике своих знаний и возможностей, мне мои же дети не дают забыть школьную программу. Я с ними расту, я с ними обучаюсь. Я снова свернула с основной мысли. Простите.

Повысить средний балл аттестата

С приемными детьми плевать на их недочеты и двойки – такое не прокатит. Нам с ними надо СРОЧНО и БЫСТРО учиться, чтобы наверстать упущенное детьми в своей прошлой жизни, дотянуться до сверстников.

Наверстать, чтобы ПОВЫСИТЬ средний балл аттестата, чтобы в будущем поступить на бюджет в колледж. Никого из своих приемных ребят я не заставляла идти в 10-11-й классы. Все после 9-го класса поступали в колледж, и к своему совершеннолетию уже приобретали профессию вкупе с аттестатом о полном среднем образовании. Многие за время учебы в колледже приобретали и по две специальности.

Дочки-будущие сварщицы, первый курс.

Но вопрос не об этом. А о том, что если приемный ребенок, неудовлетворительно окончит 9 классов и никуда не поступит со своим слабым аттестатом, со своим низким проходным баллом, то денежное вознаграждение на него уже не платится. Средства на его содержание не выдаются.

Согласитесь, что вознаграждение приемным родителям и средства на содержание ребенка — это большое подспорье для семьи. Приемные родители также трудятся, растят своих приемных ребят, как и трудятся сталевары у мартеновских печей, как трудятся учителя у классной доски, как трудятся каменщики-маляры-кровельщики на стройках. Это труд! И труд нелегкий. А каждый труд должен быть оплачиваемым! Или я не права?

Если приемный ребенок никуда не поступил и не работает, что дальше с ним делать? Некоторые приемные родители возвращают своих ребят в детские дома…

Нельзя содержать такого ребенка за счет средств других приемных детей, если таковые еще растут в этой семье. Некоторые родители затягивают пояса и растят их дальше, пытаясь выбраться из долговых расписок и кредитов. Если ребенку удается устроиться на работу, это такое счастье!

Себе на булку с маслом уже заработал, а если еще и семье помог — так вообще прекрасно! Но не везде все так красиво и гладко.

Не бояться менять профессии

Когда мои приемные мальчишки не набрали проходной балл для поступления (один на сварщика поступал, второй на повара), мне позвонили из колледжа и сказали, что остались два места на бюджетную профессию «технология и моделирование женской одежды».

Пришлось брать «ноги в руки» и на такси лететь в колледж переписывать заявления. Так мои «хулиганы» поступили, учатся  на модельеров женской одежды. Перешли на третий курс. И ни для кого не секрет, что все, что «шьют» мои пацаны в колледже, на самом деле шьется в соседнем с домом ателье…

Будущий модельер женской одежды. Юноша с ОВЗ, тремором рук, задержкой развития речи. На инвалидности по психиатрии. 

Но теорию они все-таки изучили, владеют информацией и знаниями по ней. А вот шитье… Увы,  это не их стезя. Но что поделать? Обучать их на платных специальностях нам не по карману. Зато ребята остались в семье, и скоро мы отметим их совершеннолетие.

Еще один пример: в прошлом году две мои дочки не набрали проходного балла на профессию «повар-кондитер», и нам предложили другую рабочую специальность — «сварщик». Бюджет. Дочки поступили на обучение сварному мастерству. И вроде неплохо получалось у обеих.

В этом учебном году одна перешла на второй курс, а вторая все-таки перевелась в другой колледж с потерей первого курса, но на более приемлемую для девушки специальность — менеджер аэропорта. Но это уже другая история.

Вот такой парадокс.

А так хочется, чтобы у этих ребят-сирот, у которых и так прошлая жизнь была не сахар, было беззаботное детство, радость от общения с мамой-папой-сестрами-братьями. Чтобы в выходной день можно было бы поваляться в кровати подольше или заняться любимым делом, рукоделием, почитать книгу, за которой гонялся по всем книжным «развалам» и интернет-магазинам. Но нет… Вставай, учи, пиши, решай, считай!

А еще… В этом году у меня снова были выпускники 9-го класса: двое мальчишек. И чтобы парни поступили на чисто мужские специальности, нам, приемным родителям, пришлось подключать депутатов Городского Совета депутатов, Министерство образования области.

Вопрос стоял в том, чтобы именно для таких ребят-сирот, которым не так хорошо давалась учеба в школе, при поступлении сделали послабление, хоть чуть-чуть. В итоге мои парни поступили: один учится по специальности «технология и обслуживание электрических сетей» в техникуме, второй на сварщика. Чему мы очень и очень рады.

Первый сварочный шов.

Но сколько сил и нервов было затрачено на последнем этапе обучения в 9-м классе, это только нашей семье известно. Это постоянный мой контроль за выполнением домашних заданий, это постоянный контроль за посещением школы (не дай Бог хоть один прогул!), это постоянные посещения учителей и слезные уговоры их не так жестко и требовательно относиться к моим парням (правда, ребята об этом не догадывались даже).

Хулиганить и отдыхать некогда

И постоянные мои надзирательные слова: «Учитесь, занимайтесь, выполняйте домашние задания, пишите аккуратно, чтобы было читаемо, берите дополнительные задания для рефератов и презентаций! Иначе не поступите и пойдете снова в детский дом!»

Умом понимала, что не педагогично, но как-то «напугать» ведь надо было. А что делать? Не мы такие — жизнь такая!

А когда же «хулиганить»? Когда втихаря слопать банку варенья? Когда поиграть в «вышибалу» во дворе с друзьями? Когда сходить с подружкой или другом в кино, купив билеты на последний ряд для поцелуев? Да некогда! Никогда!

Потому что у нас такая система образования, такое отношение государства к детям-сиротам! Не пора бы государству повернуться лицом к таким детям со сложными судьбами? Хотелось бы быть услышанными. Спасибо вам, дорогие читатели, если дочитали до этого места. Значит, вам небезразличны такие дети-подранки и их будущее.

Несмотря на все трудности наших безумных дней, мы веселы, позитивны, дружны! И пусть солнце светит прямо в глаза, выбивая слезы. Мы хотим жить, хотим развиваться, хотим достичь больших высот в карьере, учебе, в жизни!

 

Комментарии

Еще никто не оставил комментарий, вы можете стать первым!