Блог Ольги. История вторая. Героическая

0
1276
5

Моя лодка пристала к берегу. К неизвестному, волнующему, местами пугающему. Полному непролазных дебрей, глубоких озер, мшистых болот, и еще Бог знает, каких сюрпризов.

У меня не было ни карты, ни проводника, ни компаса. Я не знала, в каком направлении идти, с чего начинать. Но я стояла на твердой почве, и уже это было хорошо.

Часть 2. Героическая.

Читать все записи в блоге Ольги.

До того поворотного в моей жизни момента я никогда не вникала в тему преемства. И это был огромный минус. Но рядом со мной был муж, готовый разделить все тяготы и прелести нашего предстоящего путешествия, и это был жирный плюс.

Итак, надо было идти дальше. И мы пошли. К сыну. Теперь все зависло от него.

Наша дочь к тому времени уже была самостоятельной и жила далеко. А сын.. Он был подростком (всего на год старше мальчика, который вот-вот должен был стать еще одним нашим ребенком).

Он был подростком со всеми вытекающими.

А теперь представьте себя подростком в самом разгаре пубертата. Подростком, который знал о сиротстве приблизительно столько же, сколько о кенийском племени масаев, обитающих на востоке Черного континента. То есть: они существуют. Их жизнь полна лишений. Но он-то здесь при чем?

Подростком, безраздельно и единолично пользовавшимся любовью, доверием, вниманием, временем, то есть абсолютно всеми родительскими ресурсами в формате 24/7.

Подростком с достаточной степенью интроверсии, склонным к рефлексии и философии, поклонником японской культуры в общем и японского аниме в частности.

Подростком, со всеми свойственными его возрасту кризисами, перепадами настроения, приступами эгоизма, спорами, влюбленностями, упрямством, максимализмом, атаками лени и отсутствием мотивации.

Подростком, живущем в привычном, комфортном и предсказуемом мире и окружении.

И вот, в один прекрасный момент в вашей комнате появляются слегка очумевшие от собственной храбрости родители и безо всяких предисловий вываливают на вас гремучую смесь из информации о каких-то непонятных детях, взываний к человечности, благородству и великодушию, а также совершенно дикого предложения забрать этих детей в вашу семью.

В ВАШУ семью — ЧУЖИХ детей…


Глаза сына были круглыми от изумления и страха за мое психическое здоровье. Они медленно, но уверенно меняли отведенное природой место, переползая все ближе и ближе к макушке. Челюсть изящно клацнула о колени и осталась висеть в таком положении.

Наконец, где-то на середине лба глаза остановили свое движение. Постепенно, переполнявшее их изумление сменила явно читаемая бегущая строка. Однако поток сознания двигал ее с такой скоростью, что я успевала ловить в его взгляде лишь обрывки вопросов со свистом проносящихся в его голове.

Это не розыгрыш? Нет, похоже, что нет. Лица слишком серьезные!

Мальчик… Девочка… И откуда они взялись?!

И как они себе это представляют? Жить в одной комнате с каким-то незнакомым мальчиком? Они сами пробовали?

А вдруг он «отбитый»?

И откуда они вообще о нем узнали?

Чем он интересуется, они хоть знают?

А как же мое личное пространство? У меня, что и комнаты своей теперь не будет?

Если я захочу побыть один, мне в ванной сидеть?

Я прекрасно понимала своего сына. Это был не детский лагерь, где хоть и не очень комфортно, но все же можно потерпеть две недели неудобного соседа по комнате. И не студенческое общежитие, где, освоившись и найдя друзей, вполне можно поменяться койко-местом или, плюнув на все, снять квартиру.

Это его дом и его семья. Не спрячешься, не убежишь и не переедешь. Несколько лет жизни ему предстояло провести в одной комнате с человеком, о котором он не знал ничего.

В комнате, которая всегда была в его личном распоряжении, которую он никогда ни с кем не делил. В комнате, которую отказывался уступить даже своему любимому дяде, когда тот приезжал в гости.

А друзья? Их тоже делить?

А школа? Ведь с ним придется делить еще и класс (так получалось, что, не смотря на разницу в возрасте в год, мальчики ходили в один класс). Как сложится там?

Сын был ошеломлен, растерян и напуган. Но…

Не знаю, генетика это или воспитание, но мой сын оказался истинным My father’s son. Хотя, в отличие от отца, задал не один, а целых два вопроса:

  1. Как дети будут нас называть?
  2. Где они будут спать?

После полученных ответов сын выдохнул, и, будто ныряя в прорубь, произнес: «Я понимаю, надо помочь».

Это было не просто согласие. Он принимал удар на себя. Именно ему предстояло проводить со своим новым братом большую часть своего времени. На какой-то период отойти на задний план. Разделить с чужим незнакомым человеком все, что у него есть, даже не предполагая, что он может получить взамен.

ПОМОГИТЕ  ПОДРОСТКАМ ИЗ ДЕТСКИХ ДОМОВ НАЙТИ РОДИТЕЛЕЙ

 

Знал ли он, через что ему придется пройти? Знали ли мы все? Думаю, нет. Мы были не в теме: даже не предполагали о существовании адаптации, процентах возврата или психологических стадиях принятия.

Все это было у нас впереди. А пока… Наш сын зажег зеленый свет, поднял последний шлагбаум, и берег новой жизни открыл перед нами свои объятия.

5 комментариев

  • Анна

    Спасибо, что делитесь! Вы выражаете словами то, что многие могут ощущать, через что некоторые могли пройти, но в слова облечь и передать так точно не умеют. С моими ощущениями совпадает полностью… Я даже еще больше стала уважать своих детей, которые смогли ощутить описываемые Вами эмоции и справиться с ними достойно.

    6 сентября 2019
    • Ольга

      Спасибо. Обнимаю вас ❤️

      6 сентября 2019
  • Лейла

    Спасибо, что продолжаете писать! :) Очень интересно… Предвкушаю продолжение :)

    6 сентября 2019
    • iolanta_kachaeva

      Лилия, спасибо за поддержку Ольги! Это очень здорово, когда блогер получает подобные отзывы!

      6 сентября 2019
    • Ольга

      Спасибо, Лейла! Ваши комментарии меня очень мотивируют❤️

      6 сентября 2019